Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Дело Эжаева и черный список российских мусульман

Дело Эжаева и черный список российских мусульман
25 Мая
20:08 2021

В 2013 году рупор государственной исламофобии Роман Силантьев призвал к репрессиям против 700 000 российских мусульман. В 2021 году эти планы уже не выглядят невыполнимыми

Единственным представленным общественности «экспертом», недвусмысленно одобрившим арест исламского книгоиздателя Асламбека Эжаева, оказался Роман Силантьев. Вот что он сказал об арестованном: «Это известный пропагандист ваххабитской идеологии, у него уже были проблемы с законом в 2008 году, когда его привлекали к уголовной ответственности за публикацию экстремистских книг. Целый ряд выпущенных им книг запрещены за соответствующую пропаганду, а теперь еще выяснилось, что человек проспонсировал ИГИЛ. Раньше он работал в Московском исламском институте, а потом перешел на работу в Совет муфтиев России, где курировал издательские проекты».

И это не должно удивлять. Именно Силантьев, позиционирующий себя в качестве «исламоведа», годами обосновывал войну российских репрессивных структур против исламского сектора российского гражданского общества, выставляя ее как «борьбу с исламским экстремизмом». В 2013 году этот «исламовед» так определил цели этой борьбы: «В настоящее время в России проживает до 700 тысяч исламистов разной степени активности… Необходимо резко ужесточать законодательство и перестать думать о том, что мирным путем и договорами можно что-то решить. Надо просто их уничтожать».

Кто же такие «исламисты» в понимании Силантьева? Это все мусульмане, кроме исповедующих «традиционный ислам». Последний он определяет следующим образом: «Для России традиционен ислам, который лоялен государству, когда его представители готовы воевать за свою страну, даже ведя войну с единоверцами. Немаловажную роль здесь играет уважительное отношение к православному большинству через недопущение агрессивного прозелитизма, оскорбительных высказываний в адрес православных верующих».

Иначе говоря, традиционным мусульманином для Силантьева является тот, кто во имя российского государства готов убивать своих единоверцев и признавать господствующие позиции Русской Православной Церкви (РПЦ) в России. Кстати, сам Силантьев возглавляет Правозащитный центр Всемирного Русского Народного Собора – организации, которая официально считается общественным крылом РПЦ. Такой вот околоцерковный «правозащитник» и эксперт по «традиционным мусульманам», которых надо поддерживать, и «исламистам», которых надо уничтожать.

Причем уничтожать он и ему подобные призывают не только тех, кто решил бороться за свои идеи с оружием в руках – таких в России явно не наберется восемьсот тысяч. И эти призывы к уничтожению людей только за приверженность определенным взглядам – не фигура речи. Десятки видных представителей российского исламского сообщества – имамов, религиозных проповедников и ученых, журналистов, правозащитников были убиты или пропали без вести, сотни осуждены по сфабрикованным уголовным делам, а тысячи российских мусульман были вынуждены эмигрировать в результате такой политики.

В 2016 году русскоязычный исламский сайт «Голос Ислама» опубликовал документ под названием «Список Силантьева», в котором были обобщены основные факты таких репрессий, распределенные по cоответствующим разделам: убитые имамы, проповедники и общественные деятели; репрессии в отношении исламских деятелей; репрессии против конкретных мусульманских общин.

Большинство включенных в этот список убийств по понятным причинам так и остались нерасследованными. Но есть и одно показательное исключение – дело молодого мусульманского журналиста и правозащитника Тимура Куашева, убитого в Нальчике в 2014 году. Дело о его убийстве, несмотря на значительный резонанс, было закрыто Следственным Комитетом России, не нашедшим подтверждений противоестественного характера смерти Куашева.

И это несмотря на данные о его похищении за день до того, как было обнаружено его тело, и наличие на найденном теле следа от укола. Но в январе 2021 года убийство Куашева оказалось предметом расследования Христо Грозева и Bellingat, выяснивших, что оно является делом рук той же команды врачей-убийц, которая пыталась отравить Алексея Навального. Из чего можно сделать вывод и о том, кто стоит за большинством таких убийств.

Долгожданная жертва

Арест Асламбека Эжаева и разгром крупнейшего исламского русскоязычного книгоиздательства «Умма», который за этим по идее должен последовать, стал кульминацией того давления, которое на них оказывалось уже давно. Со слов самого Силантьева видно, что это происходило еще в 2008 году. Но с тех пор такое давление практически не прекращалось, потому что в стране, в которой в список экстремистских материалов включены тысячи наименований исламской литературы, книги издательства «Умма» запрещались с незавидной регулярностью.

Однако не надо думать, что «Умма» – единственное издательство, которое столкнулось с этими проблемами. В 2010 году в своей квартире в Подмосковье был арестован глава исламского книгоиздательства «Сад» Айдар Хабибуллин, у которого в доме (в валенке) «нашли» гранату, а также «экстремистскую» литературу.

Причем если в случае с «Уммой» спекулировать обвинениями в экстремизме можно благодаря салафитской ориентации этого издательства (хотя официально салафизм в России не запрещен), то в случае с издательством «Сад» это было нереально – последнее выпускало книги турецкого суфийского шейха Османа Нури Топбаша. В 2012 году, когда Айдар Хабибуллин уже несколько лет находился в колонии, внесение десятков наименований изданных им книг в списки экстремистских материалов уже официально сделало невозможным продолжение деятельности его издательства. Поэтому, выйдя на свободу после четырех лет лишения свободы, он принял решение уехать в Турцию.

Асламбек Эжаев в тот момент тоже значительную часть своего времени проводил вне России, пытаясь руководить своим издательством на расстоянии и обходить запреты издаваемой им литературы. Каким-то чудом ему долго это удавалось, и могло показаться, что силовые структуры смирились с существованием его издательства. Но как стало понятно сейчас, все эти годы они готовились нанести ему смертельный удар, причем так, чтобы это стало внушительным уроком всем остальным.

Статья, по которой обвинен Эжаев (ст.205.1 ч.4 УК РФ), позволяет лишить его свободы сроком на 20 лет. Схема же обвинения ранее была отработана на исламском журналисте Абдулмумине Гаджиеве и предпринимателе Кемале Тамбиеве.

Речь идет об обвинении в финансировании терроризма, которое сегодня в России можно сфабриковать без наличия подтверждений таких транзакций, либо на основании выбитых у кого-то показаний, либо на основании показаний скрытых свидетелей. А в условиях почти полного отсутствия оправдательных приговоров в современной российской судебной системе, в особенности по политическим и религиозным делам, таких «доказательств» оказывается достаточно, чтобы отправить человека в колонию на десятки лет.

Конечно, такой исход стал бы триумфом Романа Силантьева и его соратников, в списке жертв которых окажется человек, не сдававшийся долгие годы, уже тогда, когда его коллеги отказались от надежд на ведение в России исламской издательской деятельности. Для его врагов это может стать особо радостным триумфом еще и потому, что именно посредством книг «Уммы» миллионы людей впервые приобщались к исламу и получали о нем базовые знания. В том числе в местах лишения свободы, что было причиной особого раздражения все эти годы.

Кстати, как и в случае с убийством Куашева, война администраций «исправительных учреждений» с исламской литературой стала достоянием общественности благодаря Навальному – когда ему отказали в праве получить в колонии Коран для изучения. Поэтому неудивительно, что именно издательство «Умма», годами поставлявшее издания Корана и иной исламской литературы мусульманам в местах лишения свободы, стало для силовиков такой «красной тряпкой».

Кто и сколько на очереди?

Учитывая тяжесть предъявленных ему обвинений, многие знакомые Эжаева по российскому исламскому сообществу решили воздержаться от открытой солидарности с ним. А некоторые вроде блогера Расула Тавдирякова и вовсе возложили ответственность за произошедшее на самого издателя. Видите ли, при издании своих книг он отказывался «учитывать большой спектр мнений от силовиков, спецслужб и всевозможных администраций, до журналистов и духовных отцов-генералов», что и «явилось главным мотивом постигших книгоиздателя бедствий».

Однако даже тем, кто в современной России ведет свою деятельность с учетом всех этих «мнений», вряд ли стоит ощущать себя в безопасности. Ведь Силантьев в свое время призвал к расправе не над двумя-тремя «неосторожными» деятелями, а над семьюстами тысячами тех, кого он определил как «исламистов». Тогда, в 2013 году такие цифры, соответствующие реалиям сталинского времени, могли показаться фантастическими.

В 2021 году, когда темпы раскрутки репрессивного маховика в России все больше начинают напоминать 1937 год, такие «планы и показатели» выглядят уже иначе. А это значит, что каждый, кто вчера спешил отмежеваться от очередного «врага народа», сам может завтра оказаться таковым.

Вадим Сидоров

Эксперт по этно- и гео- политической проблематике

Источник

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ