Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Турция выстраивает новый порядок в Черном море

Турция выстраивает новый порядок в Черном море
30 Мая
16:17 2020

Мир, к которому мы привыкли, безудержно меняется под действием коронавируса (COVID-19)

Этот процесс сопровождается нефтяным и газовым кризисами, уже ощутимо ударившими по экономикам многих стран и нарушившими таким образом баланс сил в мире. На подходе — новый передел политических и экономических сфер влияния, когда заметно обострятся политические и социальные проблемы. Сейчас их масштабы осознать пока что трудно, но со временем это произойдет. И тогда мы поймем, что после выхода из режима карантина угодили в другие реалии, совершенно отличающиеся от тех, которые были еще в начале текущего года. Своим воздействием COVID-19 притормаживает и некоторые геополитические процессы, также постепенно меняющие привычную для нас действительность.

Что имеется в виду?

Еще в начале марта 2020 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во всеуслышание объявил тендер на строительство канала «Стамбул», который соединит Мраморное и Черное море. Канал пройдет по европейской части Турции и создаст искусственный остров между Азией и Европой (у него будет береговая линия с Черным морем, Мраморным морем, новым каналом и проливом Босфор). Главная цель проекта — сократить морской трафик через Босфор, свести к минимуму риски и опасности, в частности, из-за танкеров. Ведь из 56 тыс. судов, проходящих ежегодно через Босфор, 10 тыс. танкеров транспортируют до 150 млн тонн сырой нефти. В случае реализации такого плана судоходство в Босфоре практически застопорится. Открыть новый канал предполагают к 100-летию со дня основания Турецкой Республики в 2023 году.

Согласно проекту, длинна канала — 45–50 км, глубина — 25 метров, а ширина — 150 метров. Стоимость работ предварительно оценивается в 10–15 млрд долл. США. Финансирование — из внутренних источников. По предварительным расчетам, пропускная способность такого канала за год составит не менее 85 тыс. судов.

Ввод в эксплуатацию канала «Стамбул» будет иметь не только большое экономическое значение, но и кардинально изменит политическую и геополитическую ситуацию в регионе Черного моря. Кстати, возможность прокладки канала и последующий запрет на проход судов через Босфор непосредственно затрагивают вопросы соблюдения международных договоренностей. Турция обязана выполнять положения Конвенции Монтрё 1936 года, согласно которой не имеет права запрещать проход судов по своим проливам.

Справка: Конвенция Монтрё 1936 года восстановила суверенитет Турции над проливами из Черного в Средиземное море. Согласована на конференции о режиме Черноморских проливов, проходившей с 22 июня по 21 июля 1936 года в городе Монтрё (Швейцария). Подписана 20 июля 1936 года. При этом Турция обязалась соблюдать принципы международного морского права.

В работе конференции принимали участие Австралия, Болгария, Великобритания, Греция, Румыния, СССР, Турция, Франция, Югославия и Япония. Созвать Конференцию предложила Турция с целью пересмотра конвенции, принятой на Лозаннской конференции в 1922–1923 гг. Италия отказалась от участия, поскольку страны-участницы поддержали международные санкции против нее в связи с ситуацией в Эфиопии. Великобритания на конференции в Монтрё выступила с предложением уравнять права черноморских и нечерноморских государств на проход их военных кораблей через проливы, что привело бы к ограничению прав прохода кораблей ВМФ СССР. По итогам конференции Турция получила право демилитаризовать зону проливов. Италия присоединилась к Конвенции в 1938 году.

Вашингтон безотлагательно поддержал новую инициативу Анкары и тем самым продемонстрировал свою готовность отказаться от Конвенции Монтрё. Кей Бейли Хатчисон, постоянный представитель США в НАТО в ранге чрезвычайного и полномочного посла, в начале апреля текущего года заявила, что доверенные лица стран-членов Альянса в Вашингтоне обсудили вопрос о расширении присутствия в Черноморском бассейне. В частности, отмечалось, что «имеется ввиду мониторинг и увеличение количества кораблей НАТО в Черном море в связи с агрессивными действиями России в Крыму и районе Керченского пролива».
Новый канал даст возможность боевым кораблям США и НАТО без каких-либо ограничений по классу, тоннажу, а также по времени пребывать в черноморской акватории.

Справка: Конвенция Монтрё сохраняет за торговыми судами всех стран право свободного прохода через проливы, как в мирное, так и военное время. Однако, режим прохода военных кораблей черноморских и нечерноморских государств не одинаков. Предварительно уведомив власти Турции, черноморские государства могут проводить через проливы в мирное время свои военные корабли любого класса. Для военных кораблей нечерноморских государств введены существенные ограничения по классу (проходят лишь небольшие надводные корабли) и тоннажу. Общий тоннаж военных судов нечерноморских государств в Черном море не должен превышать 30 тыс. тонн (с возможностью повышения этого максимума до 45 тыс. тонн в случае увеличения ВМС черноморских стран) со сроком пребывания не больше 21 суток. В том случае, если Турция принимает участие в войне или же она посчитает, что ей непосредственно угрожает война, то имеет право разрешать или запрещать проход через проливы любых военных кораблей. Во время войны, в которой она не принимает участия, проливы должны быть закрыты для прохода военных кораблей любого из воюющих государств. Согласно Конвенции, проход авианосцев категорически запрещен, а общее количество иностранных военных кораблей, которые допускаются в проливы одновременно, ограничивается девятью единицами.

В последнее время Р. Эрдоган в своих выступлениях постоянно подчеркивает готовность реализовать такой проект. Кстати, первый, кто еще в середине XVI века выдвинул идею о сооружении канала, соединяющего Черное и Мраморное моря, был султан Сулейман І Великолепный. Он даже поручил своему архитектору Мимару Синану, автору известных мечетей в Стамбуле, разработать проект. Но средств на строительство не нашлось, и о нем забыли вплоть до 1994 года. Об этой идее вспомнил лидер Демократической левой партии, бывший премьер-министр Турции Мустафа Бюлент Эджевит.

Пропагандистское российское агентство Analytical Network News Agency (ANNA-News) в своем сообщении от 28 декабря 2019 года утверждает, что настоящей целью строительства канала является попытка как Турции, так и США обойти Конвенцию Монтрё. Более того, на этот новый канал положения Конвенции не будут распространяться. Дальше — больше. Анкара пытается вывести из-под действия Конвенции весь маршрут «Босфор — Мраморное море — Дарданеллы». Как известно, сейчас прорабатывается проект канала длиной 55–60 км параллельно проливу Дарданеллы. Турция, реализовав оба проекта, получит возможность контролировать проход в акваторию Черного моря и обратно военных кораблей любых классов. Можно предположить, что в этом случае Турция заключит со своими партнерами по НАТО специальные соглашения об условиях прохода военных кораблей, или же НАТО может включить в сферу своей ответственности весь новый маршрут. Вполне возможно, что НАТО даже частично профинансирует строительство как канала «Стамбул», так и в районе Дарданелл.

Безусловно, проект достаточно затратный, но полагают, что Анкара в первую очередь попытается его реализацией достичь военно-политические цели, поскольку экономический эффект очевиден. Многие страны охотно заплатят за проход своих кораблей по новому маршруту, исходя из того, что простой в многочасовых очередях на проход Босфора достаточно дорогостоящий. И наличие нового канала, на который не распространяются положения Конвенции Монтрё, будет иметь долговременные негативные последствия для России.

Однако новый маршрут может не понравиться черноморским государствам. Имеется в виду вопрос — будут ли ограничения Конвенции Монтрё распространятся на нечерноморские государства, или же Турция будет управлять каналами по своему усмотрению. Вероятно, это вызовет некоторые вопросы, что обострит отношения Турции со своими соседями, превратив акваторию Черного моря в потенциальный очаг конфликтов, где главную роль попытается играть Российская Федерация, поскольку она теряет рычаги влияния в регионе. А роль Турции, из-за ее важного геополитического положения, становится особой.

Дело в том, что Анкара практически всегда лавировала между США, НАТО, Европейским Союзом и Россией, удачно пользуясь при этом имеющимися между ними противоречиями и упорно отстаивая свои национальные интересы. Поэтому сумела стать довольно мощным государством, используя по максимуму свое особое геополитическое и геостратегическое положение.

Таким образом, сегодня мы наблюдаем, как рушатся устойчивые связи между странами и нарушается мировой баланс. Россия из-за своей авантюристической и непредсказуемой политики попала в челюсти нефтяного и газового кризисов и оказалась никому не нужной. Ведь она слишком токсична и слаба. И еще по инерции погружается в экономический хаос, переходя к процессу переформатирования системы уже без В. Путина. Наступают времена, когда пересматриваются отношения как с соседними, так и остальными государствами мира с целью планирования своих дальнейших шагов в новых условиях. А вот значение Анкары, с ее амбициями на роль лидера в регионе Черного моря и с учетом очередного потепления ее отношений с Вашингтоном, опять меняется.

Вадим Волохов, эксперт аналитического центра «Борисфен Интел»

yenicag

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ