25 Января- 30 Джумада аль-авваль 1441

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Шейх Салих аль-Фаузан: Тот, кто бранит повелителя, является хариджитом, о нем немедленно сообщите правительству

Шейх Салих аль-Фаузан: Тот, кто бранит повелителя, является хариджитом, о нем немедленно сообщите правительству
6 Января
16:35 2020

Кронпринц Саудовской Аравии Мухаммад ибн Салман неожиданно посетил члена Комитета старейших ученных шейха Салиха аль-Фаузана в его доме в Эр-Рияде. Видеоролик о визите принца ибн Салмана был распространен в соцетях.

На этом видеоролике можно увидеть, как принц ибн Салман обращается к шейху словами: «Хвала Аллаху за Ваше здравие, о шейх! Да не коснётся вас зло, если пожелает того Аллах!», а также: «Мы завершили заседание Совета Министров, и отправились посетить Вас, прежде чем нам отправится в Джидду».

Шейх Салих аль-Фаузан приветствовал ибн Салмана за его визит и попросил его и его сопровождающих пройти в гостиную, однако принц отказался пройти впереди шейха аль-Фаузана, сказав: «Ты родитель мне, о шейх!».

Вдохновенный таким вниманием к себе наследного принца шейх аль-Фаузан спустя несколько часов вывел фетву о том, что в сборах и отдельных собраниях порицать людей правительства и улемов считается хариджитством и что о таких людях стоит немедленно сообщить властям.

Когда у шейха спросили по поводу шариатского положения о человеке, порицающем правителей, он ответил: «Оказавшийся свидетелем такого случая тотчас должен отвратить его от такого поступка, а если же он не примет наказ, то известить об этом правительство. Потому что это хариджитство».

Ролик с призывом шейха аль-Фаузана к незамедлительному извещению правительства о людях, порицающих повелителей, т.е. о «хариджитах», также мгновенно был выставлен в соцсетях.

Сообщается, что визит Мухаммада ибн Салмана к шейху Аль-Фаузану и оказание ему столь высокого внимания не были бесцельными. Примечательно, что этот визит был осуществлен в целях добиться от шейха аль-Фаузана его поддержки ибна Салмана в его и дальнейшем пребывании во власти и его помощи подчинить ему народ. Или же этот визит совершен в знак благодарности шейху за его подобные фетвы, в частности, касающиеся женщин.

При содействии Мухаммада ибн Салмана в Саудии практически распространился разврат и многие шариатские законы были упразднены...

Салман Аль-Ауда, которому грозит смертная казнь

Мой отец – 61-летний Салман Аль-Ауда, исламский ученый в Саудовской Аравии, реформист, призывавший к уважению к правам человека в соответствии с шариатом. Его слушали повсюду, его популярность доказывают его 14 миллионов подписчиков в социальной сети Twitter.

10 сентября 2017 года мой отец, которого очень беспокоила напряженность в регионе из-за блокады Катара со стороны Саудовской Аравии, Бахрейна, ОАЭ и Египта, иносказательно озвучил свое мнение о конфликте и поддержал идею о примирении. – «Пусть Аллах соединит их сердца на благо их народов», - написал он.

Спустя несколько часов после этого твита группа сотрудников саудовских спецслужб явилась в наш дом в Эр-Рияде, они обыскали дом, конфисковали ноутбуки и увезли моего отца.

Его держат в одиночной камере в тюрьме Дахбан в Джидде. Его держали в наручниках и кандалах месяцами, лишали сна и медицинской помощи, допрашивали целыми днями и ночами. Ухудшение его здоровья – высокое давление и холестерин – игнорировалось до тех пор, пока его не пришлось госпитализировать. До самого суда его лишали доступа к адвокатам.

4 сентября специальный уголовный суд в Эр-Рияде провел закрытое заседание по рассмотрению многочисленных обвинений в отношении моего отца – разжигания беспорядков, подстрекательства населения против правителя, призыва к смене правительства, поддержки арабских революций и др. Генеральный прокурор королевства требовал смертной казни для него.

Мой отец любим саудовским народом из-за его авторитета как независимый мусульманский ученый, далекий от номенклатурных богословов. Используя исламские аргументы, он поддерживал гражданские свободы, политику участия, разделение ветвей власти и независимость судебной системы.

Почти 2 десятилетия он открыто вел кампанию против терроризма в Саудовской Аравии. Он призывал к обновлению религиозного дискурса в пользу умеренного Ислама. Я думаю, а не был ли он арестован за популярные и прогрессивные взгляды, ведь с момента восхождения принца Мухаммеда бин Салмана больше никого нельзя было называть «реформистом».

Пока реформисты вроде моего отца сидят в тюрьмах, Саудовская Аравия поощряет консерваторов вроде Салиха Аль-Фаузана, влиятельного государственного шейха. В 2013 году Аль-Фаузан отрицал возможность вождения женщинами автомобилей в будущем, заявлял, что шииты и другие не следующие ваххабитской идеологии мусульмане являются неверными, и все несогласные с этой интерпретацией - тоже неверные.

Он также объявил харамом рестораны со «шведским столом», так как они напоминают ему азартные игры, запрещенные в Исламе.

В августе г-на Аль-Фаузана усадили между королем Салманом бин Абдулазизом и принцем Мухаммадом в королевском суде, чтобы продемонстрировать его авторитет и важность. В сентябре Фаузан выпустил фетву о казни политических диссидентов, выступающих против правителя. Спустя месяц был убит мой друг Джамаль Хашогги.

3 февраля саудовское правительство отложило суд над моим отцом в третий раз без объяснений и продолжает удерживать его в тюрьме. Мою семью постоянно притесняют с момента его ареста, 17 членам семьи запрещено выезжать за границу, в т.ч., детям; наш дом и моя личная библиотека подверглись обыску без ордера, моего дядю арестовали за сообщение о случившемся, а мои активы заморозили безо всякого основания.

В такой культуре страха мало надежды на справедливость.

Перевод с английского языка (в сокращении) специально для Ансар.Ru

ansar.ru

Правление не по тому что ниспослал Аллах

Худшая из категорий учёных – это мошенники, а мошенничество – это качество учёных, принадлежащих королевству семьи Сауда. Последний их этих трюков – мошенничество Салиха Аль-Фаузана в записи под названием «Правящий/судящий по выдуманным законам без убеждения [в дозволенности этого], не делает куфр».

Эти слова не ошибка сами по себе, однако в них есть недосказанность, имеющая целью показать одну части истины, чтобы утаить другую часть, которая как раз и является основной проблемой нынешней реальности. И по этому поводу я кратко хочу сказать следующее:

Следует различать между «хукмом» и «законодательством». «Хукм», о котором идёт речь в аяте суры «Аль-Маида», это создание выдуманных обязательных к исполнению законов, приравниваемых к Шаритау, и это куфр без всякого разногласия, так как близость значений слов «хукм» и «законодательство» делает законодательство синонимом повторения вынесения решений по выдуманным законам, упорства в этом, принуждения к подчинению этому других людей и наказания их за несогласие с этими решениями.

Аль-Фаузан же, вводя в заблуждение, говорит о «хукме», означающем вынесение в каком-то отдельном судебном деле несправедливого решения, противоречащего доказательствам, а не о кодификации и создании законов. А ведь законотворчество и последующее вынесение решений на основании этих законов – явный куфр. И связывание хукма неверия с убеждениями нарушает то правило, которое требует от людей выносить решения на основании явно видимого [то есть поступков и слов, а не вероубеждений, которые скрыты в сердце]. Явно же видно, что правитель правит по выдуманным ахкамам, делает это постоянно и упорно, адаптируя их к суду и законодательству, наказывая несогласных с ним, более того, наказывая тех, кто призывает к Шариату и ослушанию выдуманным законам. Так что вопрос не в исполнении [или неисполнении шариатских законов], а в установлении других законов. И судья, который вынес решение о невиновности того, кто употребляет алкогольные напитки, недобросовестно отнесясь к свидетельским показаниям, не смотря на то, что статья закона [Шарита] ясно говорит о том, что пьяница должен быть подвергнут бичеванию, не подобен судье, который присудит пьянице выплатить штраф, потому что так написано в выдуманном законе. Недобросовестность и несправедливость, которые были в таких государствах ислама, как Омеййадский и Аббасидский халифаты, не подобны тому, что имеет место в государстве Ас-Сиси, или Ас-Сабсаби, или в остальных государствах мусульман сегодня.

А использование как доказательства слов Ибн Аббаса «куфр дуна куфр», «куфр, не выводящий из ислама», это другая фальсификация, ведь Ибн Аббас вёл диалог с харуритами, которые хотели получить фатву о неверии Омеййадов. Это же касается и слов Абу Миджляза [учёный поколения табиунов]. Я вкратце упомяну кое-что полезное по этому поводу:

Исследование выражения «куфр дуна куфр», «куфр, не выводящий из ислама»: Если мы рассмотрим эти слова Ибн Аббаса, которые передал от него Абу Миджляз и ‘Ата, то увидим, что цель этих слов была в опровержении определенной группы хариджитов, которые хотели выступить против власти Омеййадов и использовать как довод слова Ибн Аббаса, Ибн Миджляза или кого-то другого из ученых табиунов для того, чтобы оправдать это восстание, которое по нашему мнению не имело оправдания в отношении Омеййадов, так как они не устанавливали юридической системы, не ниспосланной Аллахом, и не делали её законом, к которому должны бы были обращаться за судом люди. И это разница, которую не смогли до конца постичь люди, на которых повлияли сомнительные мурджиитские доводы в наше время, без разницы были они учёными, как Аль-Альбани, не смотря на его величие в науке хадисов, или простыми людьми, которые возвеличили его, сочли не способным ошибиться и слепо последовали за ним без выяснения истины и изучения доводов, или теми, кто последовал за лидерами «Братьев-мусульман», которые утверждают, что обладают знаниями.

Послушаем, что сказали выдающийся мухаддис, учитель Аль-Альбани, шейх Ахмад Шакир и его брат, замечательный учёный Махмуд Шакир, разъясняя то, что мы хотим сказать:

Говорит Ахмад Шакир: Эти сообщения – от Ибн Аббаса – относятся к тому, с чем в наше время играют вводящие в заблуждение люди, относящие себя к знанию и другие, осмелившиеся искажать ислам. Они используют их как оправдание или дозволение установления выдуманных языческих законов, которые обрушились на страны ислама.

Есть сообщение от Абу Миджляза про то, как с ним спорили хариджиты-ибадиты относительно несправедливостей, которые чинили некоторые правители, вынося некоторые судебные решения, противоречащие шариату, идя на поводу у своих страстей или из-за незнания шариата. А по мазхабу хариджитов человек, совершивший большой грех, становится кафиром, и они спорили, желая, чтобы Ибн Миджляз согласился с их мнением о куфре этих правителей, чтобы это стало оправданием для их вооруженного восстания. Эти два сообщения привёл Ат-Табари, и мой уважаемый брат Махмуд Шакир написал к ним очень ценный комментарий, и я думаю, что стоит привести здесь первую риваю Ат-Табари, а затем комментарий моего брата к обеим версиям:

«Привёл Ат-Табари от Имрана ибн Хайдара, который сказал: К Абу Миджлязу пришли люди из племени Амр ибн Садус [племя хариджитов-ибадитов], и сказали: О, Абу Миджляз, как ты думаешь, слова Всевышнего Аллаха «Тот, кто не правит и не выносит решений по тому, что ниспослал Аллах, те кафиры» – это истина? Он ответил: «Да». Они сказали: «Тот, кто не правит и не выносит решений по тому, что ниспослал Аллах, те несправедливые», – это истина? Он ответил: «Да». Они сказали: «Тот, кто не правит и не выносит решений по тому, что ниспослал Аллах, те нечестивцы», – это истина? Он ответил: «Да». Они сказали: «А эти люди правят и выносят решения по тому, что ниспослал Аллах?» (имея в виду несправедливых правителей из Бану Умаййа). Он ответил: «Это их религия, которую они исповедуют, о которой они говорят, и к которой призывают, и если они оставят что-то из неё, то будут знать, что совершили грех». Они сказали: «Нет, клянёмся Аллахом, однако ты разделяешь!» Он ответил: «Скорее вы разделяете, чем я (имея в виду, что они, а не он, хариджиты, выступающие против правителя и единства уммы), я не считаю так, как вы, не стесняясь этого».

И мой брат Махмуд Шакир написал по поводу этих двух текстов: О, Аллах, я прибегаю к тебе от этого заблуждения. Поистине, люди, сеющие сомнения и фитну из числа тех, кто взяли себе право выступать c речами в наше время, стараются найти оправдания для обладателей власти, которые не правят по ниспосланному Аллахом и судят по вопросам жизни, имущества, чести не по шариату Аллаха…, и установили в землях мусульман законы кафиров. Когда эти люди нашли эти сообщения, они взяли их за мнение, которое допускает суд в вопросах жизни, имущества и чести не по законам Аллаха, которое не выносит такфир тому, кто противоречит шариату Аллаха в судебных делах, будучи доволен этим и работая в этом.

Тот, кто изучает эти два сообщения, неизбежно должен знать того, кто задаёт вопросы, и кто на них отвечает. Абу Миджляз (Ляхик ибн Хумайд Аш-Шайбани Ас-Садуси) – табиун, надежный учёный, любивший Али, его народ – Бану Шайбан, был на стороне Али в Верблюжьей битве и при Сыффине. Когда в битве при Сыффине стороны приняли решение выбрать двух судей, и хариджиты вышли из лагеря Али, среди вышедших против Али была группа из Бану Шайбан и из Бану Садус ибн Шайбан ибн Захль. Те, кто задавали Абу Миджлязу вопросы – это люди из Бану Амр ибн Садус, и это группа ибадитов, последователей Абдуллаха ибн Ибада из харуритов-хариджитов, который сказал: «Тот, кто противоречит хариджитам, кафир, но не мушрик!», тем самым противореча своим товарищам…

И ясно, что те ибадиты, которые задавали вопросы Абу Миджлязу, хотели лишь добиться от него довода на такфир амиров, потому что они находились в лагере халифа, и потому что эти амиры, возможно, совершили некоторые грехи, что-то из запрещённого Аллахом. Поэтому Абу Миджляз сказал в первом сообщении «и если они оставят что-то из неё, то будут знать, что совершили грех…», и во втором сообщении «они совершают то плохое, что совершают, и знают, что это грех».

Таким образом, они не спрашивали о том, чем оправдывают нововведенцы нашего времени судебную систему, выносящую решения в вопросах жизни, имущества и чести по законам, противоречащим Шариату и не о вменении в обязанность мусульманам выдуманных законов и вынуждении их обращаться за решением не к хукму Аллаха, установленному Им в Коране или через Его Пророка, ﷺ. Это действие – отвергание хукма Аллаха, избегание Его религии и предпочтение законов кафиров законам Аллаха, Велик Он и Славен. И это есть куфр, в чём не сомневается ни один из мусульман, не смотря на их разногласия относительно такфира того, что говорит этот куфр и призывает к нему.

Наше же сегодняшнее положение – это оставление всех без исключения законов Аллаха, предпочтение других законов хукму Аллаха, ниспосланному в Коране и Сунне, препятствование всему, что есть в Шариате Аллаха…

И нет в истории ислама случая, чтобы правитель или судья ввёл закон, сделав его шариатом, обязательным для вынесения по нему судебных решений.

Во времена же Абу Миджляза, или до него, или после него не было правителя или судьи, вынесшего решение в каком-то деле, отвергая закон Аллаха или предпочитая Шариату законы кафиров. (А это сегодня положение тех, кто предпочёл законы куфра законам ислама). Такого не было вообще, и нельзя подвести под это слова Абу Миджляза и ибадитов. Тот же, кто использует как довод эти два сообщения, искажая их смысл ради того, чтобы защитить правителя или исхитряясь для того, чтобы оправдать правление и суд не по законам Аллаха и вменить его в обязанность людям, тот имеет в шариате хукм отрицающего какой-то из законов Аллаха, то есть он должен быть принужден к покаянию, если же он проявит упорство и высокомерие, будет отрицать хукм Аллаха и желать замены законов Аллаха на кафирские, то хукм кафира, упорствующего в своём куфре, известен мусульманам…» Конец цитаты из Ахмада и Махмуда Шакиров, да воздаст им Аллах великим благом.

Тот же, кому неизвестен статус этих учёных, должен спросить о них – они выдающиеся знатоки хадиса, арабского языка и тафсира, и с ними не сравнится ни один из людей этого времени, ни Аль-Фаузан, ни кто другой.

Обратите внимание, да помилует вас Аллах, он говорит, что следует принудь к покаянию того, кто относит себя к знающим и использует эти сообщения для помощи правителям (подобно представителям некоторых исламских джамаатов в книге «Проповедники, а не судьи», и псеводсалафитам, которые взяли себе религией такфир людям, подобным Саййиду Кутбу, и используют упомянутые сообщения от Ибн Миджляза тем образом, который упомянул Махмуд Шакир), а не принудить к покаянию такого правителя, так как его призывать к покаянию неуместно, и хукм его известен любому разумному мусульманину.

Слова Аль-Фаузана – это постыдные трюки, указывающие на верность того, что мы упоминали раньше, что от правительственных учёных стран Залива можно брать знания лишь в фикхе ритуального поклонения и некоторых общественных и личных вопросах. Что же касается дел Уммы, её положения и наставления на правильный путь, то они испорчены своей средой, каждый из них слуга короля, включая и Аль-Фаузана.

www.youtube

Доктор Тарик Абду-ль-Халим

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ