Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Ибн Сина обратил внимание на заразность оспы, определил различие между холерой и чумой, описал проказу, отделив её от других болезней, изучил ряд других заболеваний

Ибн Сина обратил внимание на заразность оспы, определил различие между холерой и чумой, описал проказу, отделив её от других болезней, изучил ряд других заболеваний
24 Марта
07:40 2020

Абу́ Али́ Хусе́йн ибн Абдулла́х ибн аль-Ха́сан ибн Али́ ибн Си́на (перс.ابو علی حسین بن عبدالله بن سینا‎ — Abū ‘Alī Husein ibn ‘Abdallāh ibn Sīnā), известный на Западе как Авице́нна (Афшана близ Бухары, 16 августа980 годаХамадан, 18 июня1037) — средневековый персидский учёный, философ и врач, представитель восточного аристотелизма. Был придворным врачом саманидских эмиров и дайлемитских султанов, некоторое время был визирем в Хамадане. Всего написал более 450 трудов в 29 областях науки, из которых до нас дошли только 274. Самый известный и влиятельный философ-учёный средневекового исламского мира.

Биография

Мальчик с раннего возраста проявлял исключительные способности и одарённость. Уже к десяти годам он знал наизусть почти весь Коран. Затем его отправили изучать мусульманское законоведение в школу, где он был самым младшим. Но вскоре даже самые взрослые из слушателей школы оценили ум и знания мальчика и приходили к нему советоваться, хотя Хусейну только исполнилось 12 лет. Позже он изучал логику и философию, геометрию и астрономию под руководством приехавшего в Бухару учёного Абу Абдаллаха Натили. С 14 лет юноша начал заниматься самостоятельно. И геометрия, и астрономия, и музыка ему давались легко, пока он не познакомился с «Метафизикой» Аристотеля. В автобиографии он упоминал, что несколько раз прочитал этот труд, но не смог понять его. Помогла в этом книга Аль-Фараби с комментариями к «Метафизике».

В 16 лет Ибн Сину пригласили лечить самого эмира Бухары. В автобиографии Авиценна писал: «Я занялся изучением медицины, пополняя чтение наблюдениями больных, что меня научило многим приёмам лечения, которые нельзя найти в книгах».

После взятия Бухары тюрками и падения династии Саманидов в 1002 году Ибн Сина направился в Ургенч, ко двору правителей Хорезма. Тут его стали называть «князем врачей». В 1008 г. после отказа Ибн Сины поступить на службу к султану Махмуду Газневи благополучная жизнь сменилась годами скитания. Некоторые работы он писал в седле во время своих долгих переездов.

В 1015—1024 гг. жил в Хамадане, сочетая научную деятельность с весьма активным участием в политических и государственных делах эмирата. За успешное лечение эмира Шамс ад-Давла он получил должность визира, но нажил себе врагов в военных кругах. Эмир отклонил требование военных предать Ибн Сину казни, но принял решение сместить его с занимаемой должности и выслать за пределы своих владений. Через сорок дней с эмиром случился очередной приступ болезни, который заставил его отыскать ученого и вновь назначить своим министром.

После смерти эмира за попытку перейти на службу к правителю Исфахана на четыре месяца он был заточён в крепость. Последние четырнадцать лет жизни (1023—1037) служил в Исфахане при дворе эмира Ала ад-Давла[en], где для него создали благоприятные условия для научной деятельности. Он был главным врачом и советником эмира, сопровождал его даже в военных походах. В течение этих лет Ибн Сина, подстёгиваемый критикой его стиля, обратился к изучению литературы и филологии. Также продолжал плодотворную научную работу. Завершил «Канон врачебной науки». Многие рукописи трудов, в том числе «Книга справедливости» («Китаб уль-инсаф») сгорели во время нападения на Исфахан газнийского войска. Во время одного из военных походов правителя Исфахана у Ибн Сины открылась тяжёлая желудочная болезнь, от которой вылечить себя он не смог. Умер Ибн Сина в июне 1037 года, перед смертью продиктовав завещание незнакомцу. В завещании он дал указание отпустить всех своих рабов, наградив их, и раздать всё своё имущество беднякам.

Похоронили Авиценну в Хамадане у городской стены, а через восемь месяцев его прах перевезли в Исфахан и перезахоронили в мавзолее эмира.

Ибн Сина был учёный, одержимый исследовательским духом и стремлением к энциклопедическому охвату всех современных отраслей знаний. Философ отличался феноменальной памятью и остротой мысли.

Наследие

Книга исцеления

Написанный на арабском энциклопедический труд «Книга исцеления» («Китаб аль-Шифа») посвящён логике, физике, биологии, психологии, геометрии, арифметике, музыке, астрономии, а также метафизике. «Книга знания» («Даниш-намэ») также является энциклопедией.

Труды по медицине

Основные медицинские произведения Ибн Сины:

«Канон врачебной науки» (или Канон медицины, «Китаб ал-Канун фи-т-тибб») — сочинение энциклопедического характера, в котором предписания античных медиков осмыслены и переработаны в соответствии с достижениями арабской медицины. В «Каноне» Ибн Сина предположил, что заболевания могут вызываться какими-то мельчайшими существами. Он первый обратил внимание на заразность оспы, определил различие между холерой и чумой, описал проказу, отделив её от других болезней, изучил ряд других заболеваний. Существует множество переводов «Канона врачебной науки» на латинский язык. В «Каноне» две книги из пяти посвящены описанию лекарственного сырья, лекарственных средств, способам их изготовления и употребления. Из 2600 лекарственных средств, описанных в «Каноне», 1400 — растительного происхождения[14][15].

«Лекарственные средства» («Ал-Адвият ал калбия») — написан во время первого посещения Хамадана. В произведении подробно приведены роль сердца в возникновении и проявлении пневмы, особенности диагностики и лечения заболеваний сердца.

«Удаление вреда от разных манипуляций посредством исправлений и предупреждений ошибок» («Дафъ ал-мазорр ал куллия ан ал-абдон ал инсония би-тадорик анвоъ хато ан-тадбир»).

«О пользе и вреде вина» («Сиёсат ал-бадан ва фазоил аш-шароб ва манофиъих ва мазорих») — самый короткий трактат Ибн Сины.

«Поэма о медицине» («Урджуса фит-тиб»).

«Трактат о пульсе» («Рисолайи набзийа»).

«Мероприятия для путешественников» («Фи тадбир ал-мусофирин»).

«Трактат о сексуальной силе» («Рисола фил-л-бох») — описаны диагностика, профилактика и лечение сексуальных нарушений.

«Трактат о уксусомёде» («Рисола фи-с-сиканджубин») — описаны приготовление и лечебное применение различных по составу смесей уксуса и мёда.

«Трактат о цикории» («Рисола фил-хиндабо»).

«Кровеносные сосуды для кровопускания» («Рисола фил-урук ал-мафсуда»).

«Рисола-йи жудия» — описывается лечение заболеваний уха, желудка, зубов. Кроме этого, в нём описаны проблемы гигиены. Некоторые исследователи оспаривают авторство Авиценны.

wikipedia

Абу Али Хусейн ибн Абдаллах ибн Сина - великий ученый, философ, врач, музыкант. Жил в Средней Азии и Иране, был врачом и визирем при разных правителях. Трактаты Ибн Сины были необычайно популярны на Востоке и на Западе, энциклопедия теоретической и клинической медицины «Канон врачебной науки» — обобщение взглядов и опыта греческих, римских, индийских и среднеазиатских врачей — была много веков обязательным руководством, в том числе в средневековой Европе.

Особенная область интересов - современные новости медицины, гомеопатия, народная медицина, изучение современных источников и рефератов по медицине. Через сто с небольшим лет после его смерти религиозные фанатики в Багдаде сожгут философские книги Ибн-Сины, а еще через несколько сотен лет в Европе после изобретения печатного станка напечатают огромные пять томов "Канона врачебной науки" - это будет второе печатное издание, сразу после Библии.

Авиценна родился в небольшом селении Афшана близ Бухары. В своей дошедшей до нашего времени биографии он писал: "Отец мой был из Балха и приехал оттуда в Бухару во дни правления саманида Нух ибн Мансура и занялся там работой в диване - канцелярии того времени. Его должность - управление Хармайсаном, центром одного из районов в окрестностях Бухары. В жены себе он взял девушку из Афшаны, одного из ближайших селений, мою будущую мать по имени Ситара - звезда. Там же и родились сначала я, а затем мой брат. "

Ибн-Сина принадлежал к населению Средней Азии, говорившему на языке фарси-дари. На этом языке он весьма часто писал короткие четверостишья - "для отдохновения души". 

Родителям Ибн-Сины нравилось имя Хусейн. Ими было решено назвать первого сына Хусейном, однако в благородных домах обычно давали сыну и кунью - почетное прозвище. "У моего мальчика непременно будет свой сын смеялся Абдаллах. Так пусть же не мучается мой мальчик Хусейн. Я уже дал имя его будущему сыну - это имя - Али. Кунья будет Абу Али". Откуда было знать Абдаллаху, что напрасна эта затея. Не будет у Хусейна сына, и семьи у него своей не будет.

А будет он скитаться всю жизнь по караванным путям от города к городу, от правителя к правителю, дорога будет домом его, попутчики - его близкими. Маленький Хусейн был очень любопытным мальчиком. Слово "Почему?" - самое распространенное слово его лексикона. Когда Хусейну исполнилось пять лет, семья переехала в Бухару. Мальчика поместили в начальную мусульманскую школу - мактаб, где он проучился до 10 лет.

Хусейн был самым маленьким из пятнадцати учеников хатиба Убайда. Главы из Корана - суры - ученикам школы следовало читать по-арабски. Многие мальчики с трудом понимали арабский язык. Хусейн сразу подступил к учителю с вопросами, но на все вопросы получал ответ: "Учи Коран. Там на все есть ответы. "Одновременно Хусейн занимался с другим учителем, который обучал его грамматике, стилистике и арабскому языку.

Однажды маленький Хусейн сказал: "Я выучил весь Коран. Теперь я могу задать вопросы?" Учитель сильно обиделся: "Коран учат долгие годы и редким мусульманам, знающим его наизусть, дают почетное звание - хафиз". "Значит я хафиз!" - немедленно последовал ответ мальчика. На достаточно пристрастном экзамене Хусейн рассказал все суры, не пропустив ни одного слова.

Так не знал Коран даже сам хатиб Убайд. С тех пор Хусейн больше не ходил в мактаб. К десятилетнему возрасту, то есть к 990 году, Хусейн заканчивает начальный, цикл своего образования. Он поражает всех памятью, цитируя полный текст Корана, и восхищает феноменальным знанием арабской литературы. С этого времени Ибн-Сина становится шейхом. Вот выдержки из его собственной биографии: "К десяти годам я изучил Коран и литературную науку и делал такие успехи, что все поражались".

Следует заметить, что выдающиеся способности мальчика были рано замечены. После достижения возраста десяти лет отец взял его из школы, и дальнейшее весьма полное образование подросток получил, занимаясь с приходящими на дом учителями. Он усиленно изучал математику, физику, логику, законоведение, астрономию, философию, географию и медицину, особенно медицину.

Медицинские знания того времени, народная медицина стали одними из главных его интересов. Обстановка в семье способствовала духовному развитию юноши. Отец Ибн-Сины был человеком состоятельным и образованным, близок к течению исмаилитов (противников ортодоксального ислама), которые и сделали его своим последователем. Хотя Ибн-Сина не принадлежал к исмаилитам, но живо интересовался содержанием их проповедей. Возможно, от исмаилитов Ибн-Сина, воспринял свое критическое отношение к Корану.

Первый учитель преподававший Ибн-Сине философию и математику также принадлежал к этому течению - Абу Абдаллах ан-Натили. Учение шло столь успешно, что вскоре ученик не только догнал учителя, но и неоднократно ставил его в тупик. В автобиографии Ибн-Сина описывает такой случай: "Я дал такой анализ данного определения, подобного какому он не слышал. Он удивился мне, как только мог и после этого советовал родителю моему не занимать меня ничем, кроме наук. …. То же самое произошло и с книгой Евклида: пять-шесть теорем я изучил при помощи учителя, а остальные - самостоятельно. Вскоре Натили уже оказался не в силах обучать меня. Он сказал: "Читай сам, решай теорему, а затем приходи ко мне и показывай итоги. Тогда я самостоятельно занялся изучением книг, причем при этом было много таких вопросов, которые он до того не знал и научился им от меня".

Медициной Ибн-Сина заинтересовался очень рано, и эта область постепенно занимала все большую область его интересов. Не имея еще 12 лет от роду, Ибн-Сина, согласно традиции, занялся ее изучением по совету знаменитого в то время врача и философа Абу Салаха ал-Масихи. "Затем я пристрастился к изучению науки врачевания, - говорится в автобиографии, - и стал читать книги, посвященные ей.

А медицинская наука не из трудных наук, и, конечно, я преуспел в ней особенно, причем в кратчайшее время так, что известные врачи того времени стали приходить ко мне за советом. Посещал я и больных, и в результате достигнутого мною опыта открылись передо мной такие врата исцеления, что это не поддается описанию. А было мне в это время шестнадцать лет".

Детально изучал медицину Хуссейн под руководством Абу-л-Мансура Камари, известного в то время бухарского медика, автора ряда научных трудов. Обучение у Камари продолжалось не долго, вскоре ибн-Сина быстро начинает заниматься самостоятельной практикой, становится настолько известным целителем, что его приглашают во дворец лечить тяжело заболевшего эмира Бухары Нуха ибн-Мансура.

Вот как об этом вспоминает сам Ибн-Сина: "Однажды эмир тяжело заболел, и врачи не могли определить его болезнь. Имя мое было им известно, и они рассказали эмиру обо мне и попросили вызвать меня. Я явился и участвовал вместе с ними в лечении и отличился на этой службе ему".

Чем болел эмир Бухары, и как его лечил Ибн-Сина, точно не известно, однако лечение настолько помогло, что Нух ибн-Мансур блистательный эмир Бухары благополучно правил еще год. В благодарность за излечение Ибн-Сина получил доступ в знаменитое книгохранилище Саманидов, Бухарскую библиотеку - одно из крупнейших и знаменитейших собраний книг того времени.

Сам ибн-Сина считал работу в Бухарской библиотеке важнейшим этапом в своем творческом развитии. В этот момент завершилось его образование и начался самостоятельный жизненный путь.

Библиотекой Саманидов Ибн-Сина пользовался несколько лет. Скорее всего именно во время работы в Бухарской библиотеке у него зародилась идея создать обобщающий труд по медицине, где можно было бы найти название болезни со всеми ее признаками, а также почерпнуть указание на то, отчего она возникает и как ее можно излечить.

Для этой цели Ибн-Сина делал необходимые выписки из различных книг, рефератов, периодически обобщал их. Так началась подготовка материала для "Канона врачебной науки" - основополагающим трудом, над которым Ибн-Сина работал долгие годы.

В 999 году умер отец - Абдаллах ибн Хасан, и на плечи Ибн-Сины легла забота о близких. К сожалению, к семье бывшего исмаилита власти относились с большим подозрением, положение Ибн-Сины было непрочно и даже опасно, и он принял решение переехать в Гургандж, столицу Хорезма.

К сожалению, до самой своей смерти Хуссейн не смог вернуться на родину, скитаясь по чужбине из одного города в другой. Он побывал у властителей Хорезма, Абиверда, Нишапура, Туса, Гургана, Рея, Хамадана, Исфагана, посетил множество городов и селений. Не раз он испытывал множество лишений, часто поднимался к вершинам власти, часто скатывался обратно, становился то великим визирем, то попадал в тюрьму, жил и в роскоши, и в нищете, но не на один день не прекращал творческой и научной работы.

После взятия Бухары тюрками и падения династии Саманидов в 1002 году Ибн Сина направился в Ургенч, ко двору правителей Хорезма. Тут его стали называть «князем врачей». В 1008 году после отказа Ибн Сины поступить на службу к султану Махмуду Газневи благополучная жизнь сменилась годами скитания. Некоторые работы он писал в седле во время своих долгих переездов.

В 1015—1024 годах. жил в Хамадане, сочетая научную деятельность с весьма активным участием в политических и государственных делах эмирата. За успешное лечение эмира Шамс ад-Давла он получил должность визира, но нажил себе врагов в военных кругах. Эмир отклонил требование военных предать Ибн Сину казни, но принял решение сместить его с занимаемой должности и выслать за пределы своих владений. Через сорок дней с эмиром случился очередной приступ болезни, который заставил его отыскать ученого и вновь назначить своим министром.

После смерти эмира за попытку перейти на службу к правителю Исфахана на четыре месяца он был заточён в крепость. Последние четырнадцать лет жизни (1023—1037) служил в Исфахане при дворе эмира Ала ад-Давла, где для него создали благоприятные условия для научной деятельности. Он был главным врачом и советником эмира, сопровождал его даже в военных походах. В течение этих лет Ибн Сина, подстёгиваемый критикой его стиля, обратился к изучению литературы и филологии. Также продолжал плодотворную научную работу. Завершил «Канон врачебной науки». Многие рукописи трудов, в том числе «Книга справедливости» («Китаб уль-инсаф») сгорели во время нападения на Исфахан газнийского войска. Во время одного из военных походов правителя Исфахана, у Ибн Сины открылась тяжёлая желудочная болезнь, от которой вылечить себя он не смог. Умер Ибн Сина в июне 1037 года, перед смертью продиктовав завещание незнакомцу. В завещании он дал указание отпустить всех своих рабов, наградив их, и раздать всё своё имущество беднякам.

Похоронили Авиценну в Хамадане у городской стены, а через восемь месяцев его прах перевезли в Исфахан и перезахоронили в мавзолее эмира.

Ибн Сина был учёный, одержимый исследовательским духом и стремлением к энциклопедическому охвату всех современных отраслей знаний. Философ отличался феноменальной памятью и остротой мысли.

Наследие

Книга исцеления

Написанный на арабском энциклопедический труд «Книга исцеления» («Китаб аль-Шифа») посвящён логике, физике, биологии, психологии, геометрии, арифметике, музыке, астрономии, а также метафизике. «Книга знания» («Даниш-намэ») также является энциклопедией.

Труды по медицине

Основные медицинские произведения Ибн Сины:

  • «Канон врачебной науки» (или Канон медицины, «Китаб ал-Канун фи-т-тибб») — сочинение энциклопедического характера, в котором предписания античных медиков осмыслены и переработаны в соответствии с достижениями арабской медицины. В «Каноне» Ибн Сина предположил, что заболевания могут вызываться какими-то мельчайшими существами. Он первый обратил внимание на заразность оспы, определил различие между холерой и чумой, описал проказу, отделив её от других болезней, изучил ряд других заболеваний. Существует множество переводов «Канона врачебной науки» на латинский язык. В «Каноне» две книги из пяти посвящены описанию лекарственного сырья, лекарственных средств, способам их изготовления и употребления. Из 2600 лекарственных средств, описанных в «Каноне», 1400 — растительного происхождения.
  • «Лекарственные средства» («Ал-Адвият ал калбия») — написан во время первого посещения Хамадана. В произведении подробно приведены роль сердца в возникновении и проявлении пневмы, особенности диагностики и лечения заболеваний сердца.
  • «Удаление вреда от разных манипуляций посредством исправлений и предупреждений ошибок» («Дафъ ал-мазорр ал куллия ан ал-абдон ал инсония би-тадорик анвоъ хато ан-тадбир»).
  • «О пользе и вреде вина» («Сиёсат ал-бадан ва фазоил аш-шароб ва манофиъих ва мазорих») — самый короткий трактат Ибн Сины.
  • «Поэма о медицине» («Урджуса фит-тиб»).
  • «Трактат о пульсе» («Рисолайи набзийа»).
  • «Мероприятия для путешественников» («Фи тадбир ал-мусофирин»).
  • «Трактат о сексуальной силе» («Рисола фил-л-бох») — описаны диагностика, профилактика и лечение сексуальных нарушений.
  • «Трактат о уксусомёде» («Рисола фи-с-сиканджубин») — описаны приготовление и лечебное применение различных по составу смесей уксуса и мёда.
  • «Трактат о цикории» («Рисола фил-хиндабо»).
  • «Кровеносные сосуды для кровопускания» («Рисола фил-урук ал-мафсуда»).
  • «Рисола-йи жудия» — описывается лечение заболеваний уха, желудка, зубов. Кроме этого, в нём описаны проблемы гигиены. Некоторые исследователи оспаривают авторство Авиценны.

Оздоровительные упражнения

Ибн Сина писал в своём труде о роли и месте физических упражнений в оздоровительной и лечебной практике. Дал определение физическим упражнениям — произвольные движения, приводящие к непрерывному, глубокому дыханию.

Он утверждал, что если человек умеренно и своевременно занимается физическими упражнениями и соблюдает режим, то он не нуждается ни в лечении, ни в лекарствах. Прекратив эти занятия, он чахнет. Физические упражнения укрепляют мышцы, связки, нервы. Он советовал при занятиях учитывать возраст и здоровье. Высказывался о массаже, закаливании холодной и горячей водой.

Химия

В области химии Ибн Сина открыл процесс перегонки эфирных масел. Умел добывать соляную, серную и азотную кислоты, гидроксиды калия и натрия.

Астрономия

В астрономии Ибн Сина критиковал представления Аристотеля о том, что звёзды отражают свет от Солнца, утверждая, что звезды светятся собственным светом, однако полагал, что и планеты также светятся сами. Заявлял, что наблюдал прохождение Венеры по диску Солнца 24 мая 1032 года. Однако современные ученые сомневаются, что он мог наблюдать это прохождение в указанное время в указанном месте. Он использовал это наблюдение для обоснования того, что Венера, по крайней мере иногда, в птолемеевской космологии находится к Земле ближе Солнца.

Ибн Сина написал также Компендиум Альмагеста, с комментариями на книгу Птолемея.

Находясь в Гургане, Ибн Сина написал трактат об определении долготы этого города. Ибн Сина не смог воспользоваться тем методом, которым пользовались Абу-л-Вафа и ал-Бируни, и предложил новый метод, состоящий в измерении кульминационной высоты Луны и её сравнении с высотой в Багдаде путём вычислений по правилам сферической тригонометрии.

В «Книге о способе, предпочитаемом другим способам при конструировании наблюдательного инструмента», Ибн Сина описал изобретённый им наблюдательный инструмент, который по его мнению, должен был заменить астролябию; в этом инструменте для уточнения измерений впервые применялся принцип нониуса.

Механика

Ибн Сина внёс значительный вклад в развитие теории вложенной (или запечатлённой) силы — средневековой теории движения, согласно которой причиной движения брошенных тел является некоторая сила (позднее названная импетусом), вложенная в них внешним источником. По его мнению, «двигатель» (рука человека, тетива лука, праща и т. п.) сообщает движущемуся телу (камню, стреле) некоторое «стремление», аналогично тому, как огонь передаёт тепло воде. В роли двигателя может выступать также тяжесть.

«Стремление» бывает трёх видов: психическое (у живых существ), естественное и насильственное. «Естественное стремление» является результатом действия тяжести и проявляется в падении тела, то есть в естественном движении тела, в согласии с Аристотелем. В этом случае «стремление» может существовать даже у неподвижного тела, проявляясь в сопротивлении неподвижности. «Насильственное стремление» является аналогом филопоновской движущей силы — оно сообщается брошенному телу его «двигателем». По мере движения тела «насильственное стремление» уменьшается из-за сопротивления среды, как следствие стремится к нулю и скорость тела. В пустоте «насильственное стремление» не изменялось бы, и тело могло бы совершать вечное движение. В этом можно было бы видеть предвосхищение понятия инерции, однако в существование пустоты Авиценна не верил. Ибн Сина попытался дать количественную оценку «насильственного стремления»: по его мнению, оно пропорционально весу и скорости движения тела.

Возможно, идеи Ибн Сины о вложенной силе стали известны на латинском Западе и способствовали дальнейшему развитию теории импетуса Буриданом и другими схоластами.

Философия

В понимании предмета метафизики Ибн Сина следовал Аристотелю. Вслед за Аль-Фараби Ибн Сина различает возможно сущее, существующее благодаря другому, и абсолютно необходимо сущее, существующее благодаря себе. Ибн Сина утверждает совечность мира Творцу. Творение в вечности Ибн Сина объяснял с помощью неоплатонического понятия эманации, обосновывая таким образом логический переход от первоначального единого к множественности тварного мира. Однако в отличие от неоплатонизма он ограничивал процесс эманации миром небесных сфер, рассматривая материю не как конечный результат нисхождения единого, а как необходимый элемент любого возможного бытия. Космос делится на три мира: материальный мир, мир вечных несотворенных форм, и земной мир во всем его многообразии. Индивидуальная душа образует с телом единую субстанцию, обеспечивающую целостное воскрешение человека; носителем философского мышления выступает конкретное тело, предрасположенное к принятию разумной души. Абсолютная истина может быть постигнута посредством интуитивного видения, которое предстаёт кульминацией процесса мышления.

К кругу мистических произведений Ибн Сины относятся «Книга о птицах», «Книга о любви», «Книга о сущности молитвы», «Книга о смысле паломничества», «Книга об избавлении от страха смерти», «Книга о предопределении».

Критика

Вокруг философских взглядов Авиценны велась острая борьба между сторонниками и противниками его идей.

Суфии резко выступали против рационализма Ибн Сины, ставя его философии в вину то, что она не дает возможности человеку приблизиться к Богу. Тем не менее многие из суфиев переняли философский метод Авиценны и его идею об эволюционном характере ступеней эманации по линии восхождения.

Мухаммад Аль-Газали в своей известной книге «Опровержение философов» пытался опровергнуть философию Ибн Сины во всех аспектах. Выступал против учения об изначальности и вечности мира и его атрибутов, поскольку это, по мнению Аль-Газали, приводит к дуализму, который противоречит монотеизму ислама. Аль-Газали отвергает также принцип эманации, согласно которому Бог творит мир не по собственной воле, а в силу естественной необходимости. Не разделял он также выдвинутых Ибн Синой идей о причинности и невозможность телесного воскресения.

Позже линию Аль-Газали продолжили мыслители XII века Мухаммад Шахрастани в своём труде «Китаб аль-Мусараа» и Фахруддин Рази. С защитой идей восточного перипатетизма в XII веке выступил Ибн Рушд в своей книге «Опровержение опровержения». Впоследствии взгляды Ибн Сины защищал Насир ад-Дин ат-Туси.

Психология

Ибн Сина разработал также своё собственное учение о темпераменте и характере человека. Согласно его учению, натура человека делится на четыре простых вида: горячая, холодная, влажная и сухая (что в современной психологии соответствует четырём темпераментам). Эти натуры не являются стабильными, а изменяются под воздействием внутренних и внешних факторов, таких как метеорологические условия и смена времен года. Изменения в жидкостях организма также могут корректировать натуру в соответствующем направлении. Кроме простых натур, Авиценна различал ещё четыре сложных натуры в зависимости от превалирования одной из четырёх жидкостей организма (крови, слизи, жёлтой или чёрной желчи).

Литература

Многие серьезные научные работы Ибн Сина писал в виде поэм, используя четверостишия. В такой форме написаны «Трактат о любви», «Трактат о птицах» и некоторые другие произведения. Есть среди его творчества и лирические стихотворные произведения — четверостишия и рубаи.

Основные литературные работы Ибн Сины — философская повесть-аллегория «Хай ибн Якзан», поэма из двадцати двустиший «Птица», «Саламан и Абсаль». Эти произведения и рубаи повлияли на развитие арабской, иранской и тюркоязычной литератур. В частности, классик ираноязычной поэзии XII века Омар Хайям называл Ибн Сину своим учителем.

Публикации сочинений

  • Ибн Сина. Даниш-намэ. Книга знания. — Сталинабад, 1957.
  • Ибн Сина. Канон врачебной науки: В 5 т. — Ташкент, 1956—1960.
  • Ибн Сина. Математические главы «Книги знания». — Душанбе, 1967.
  • Ибн Сина. Послание о любви. — Тбилиси: Мецниереба, 1976.
  • Ибн Сина. Избранное. — М.: Книга, 1980.
  • Ибн Сина. Избранные философские произведения. — М.: Наука, 1980.
  • Аль-Бируни, Ибн-Сина. Переписка. — Таш­кент: Фан, 1973.

Музыка

Авиценна писал также произведения по теории музыки, которые являются частями его энциклопедических работ:

  • «Свод науки о музыке» в «Книге исцеления»;
  • «Краткое изложение о музыке» в «Книге спасения»;
  • раздел о музыке в «Книге знания».

С теоретической точки зрения Ибн Сина, по средневековой традиции, относил музыку к математическим наукам. Он определял её как науку, изучающую звуки в их соотношениях и имеющую целью установление правил создания композиции. Исходя из учения Пифагора, он считал, что музыка подчинена числам и находится в тесной связи с ними.

Ибн Сина первый в истории подводит под музыкальную историю солидную научную базу, рассматривая музыку с позиций не только математики, но и социологии, психологии, поэтики, этики и физиологии.

Ибн Сина совместно с Аль-Фараби заложил основу науки о музыкальных инструментах, которая получила дальнейшее развитие в Европе в значительно более позднее время. Он дает подробную классификацию типов музыкальных инструментов, объясняет их строение. В шестом разделе «Книги знания» приводятся названия почти всех существующих инструментов с их описаниями. Труды Аль-Фараби и Ибн Сины по изучению музыкальных инструментов заложили основы инструментоведения как специальной области музыкальной науки.

Великий учёный также является изобретателем распространенного в Средней Азии смычкового инструмента — гиджака.

Память

Именем Ибн Сины названы улицы:

В художественной литературе

  • «Абугалисина» (тат. Әбүгалисина) — повесть-сказка об Ибн Сине на татарском языке Каюма Насыри.
  • Ной Гордон в своём романе «The Physician» (1988), рассказывает историю молодого англичанина, обучающегося медицине, который выдаёт себя за еврея, чтобы учиться врачебному искусству у самого Ибн Сины, великого мастера своего времени.
  • В 2011 году испанский писатель Эсекьель Теодоро опубликовал роман «Рукопись Авиценны» («El Manuscrito de Avicena»), который воссоздаёт некоторые моменты из жизни персидского врача.

В кинематографе

  • Фильм «Авиценна» (1956), режиссёр Камил Ярматов.
  • Фильм «Юность Гения» (1982), снятый киностудиями Узбекфильм и Таджикфильм, посвящён детским и юношеским годам Авиценны. Режиссёр фильма Эльёр Ишмухамедов.
  • Иранский телесериал «Авиценна» («Bu-Ali Sina») 1987 года повествует о жизни учёного с детства до самой смерти.

А Вы когда-нибудь задумывались над тем, откуда появился термин «медицина»? 

Среди учёных и исследователей бытует мнение, что появление этого слова связано с именем Ибн Сины (Авиценны), великого восточного мудреца, медика, учёного – «мадат Сино». А если обратиться к истории Испании, то после восточного ренессанса многие западные учёные переписали, переосмыслили труды восточных мыслителей. Если бы не было ренессанса на Востоке, то не было бы Европейского. Но, несмотря на это, в достаточно популярной серии «100 великих учёных мира» нет ни слова ни о биографии, ни о великом вкладе мусульманских учёных в становление мировой науки. Именно это и стало решающим толчком к созданию фильма об Ибн Сине – Авиценне. Пожалуй, не найдётся в мире человека, который бы не знал об Авиценне, не следовал его философии или не использовал его открытия и достижения в своей жизни. Ибн Сина (Абу Али Хусейн Ибн Абдаллах Ибн Сина) входит в число людей, которые наложили яркий отпечаток в истории человечества. Он известен как врач, философ, математик, музыкант, поэт, великий учёный, который внёс неоценимый вклад в 29 сферах науки. Точное количество его трудов неизвестно, но исследователи колеблются между цифрами 160 и 450. Его книги сжигали, растаскивали, прятали, но даже простое их перечисление звучит впечатляюще: «Книга исцеления», «Книга спасения», «Книга указаний и наставлений», «Книга знания». Внушительно, не так ли?

Вклад Абуали ибн Сино в изучение инфекционной патологии

В 2020 году исполняется 1040 лет со дня рождения выдающегося мыслителя, врача, философа, ученого-энциклопедиста, просветителя, классика таджикско-персидской литерату- ры Абуали ибн Сино, широко известного в западных странах под именем Авиценны.

Абуали ибн Сино один из величайших мыслителей эпохи средневековья, оказавший огромное влияние на развитие различных отраслей науки как своей эпохи, так и последующих периодов. Только через несколько столетий передовые ученые Европы пришли к тем же взглядам, которых придерживался Абуали ибн Сино. Петров Б.Д. пишет, что в Европе в средние века никого нельзя поставить рядом с ним ни по объёму разнообразных знаний, ни по талантливости, трудоспособности и гигантским творческим итогам. В учебнике профессора Падуанского университета Феррари (1471) Ибн Сино цитируется 3000 раз, Рази и Гален — 500, Гиппократ — 140 раз.

Гениальный представитель эпохи Возрождения Микеланджело писал: «Лучше ошибаться, поддерживая Галена и Авиценну, чем быть правым, поддерживая других».

Более тысячу лет тому назад, когда ещё отсутствовало какое-либо понятие об инфекции великий ученный и выдающийся клиницист Абуали Ибн Сино, в своем энциклопедическом труде по медицине — «Канон врачебной науки» — с большой точностью описал клинику, течение, распознавание, лечение и профилактику ряда инфекционных заболеваний. Представленные в «Каноне» данные об инфекционных заболеваниях, составленные на основе многолетнего личного опыта ученого и огромного фактического материала, остаются поныне уникальным описанием этих болезней и имеют определенное значение в практической медицине. Но в медицинской и научной литературе вклад Абуали ибн Сино все ещё не получил достаточного отражения, особенно в области инфекционной патологии.

В произведениях Ибн Сино детально описаны широко распространенные в то время и весьма опасные инфекционные заболевания: чума, холера, сибирская язва, бешенство, натуральная и ветряная оспа, корь, паротит, менингит, малярия, глистные инвазии и др.

Замечательный диагност, опытный врач, Абуали ибн Сино описывал эти инфекции по четкой системе: определение болезни, причина возникновения и механизм её развития. Далее подробно по органам он перечислял субъективные и объективные признаки болезней и их отличия от заболеваний, имеющих сходство в течении. В заключение, диету, режим и профилактику. Ибн Сино требовал от врача соблюдения принципа индивидуального подхода к больному, поскольку рассматривал болезнь как развивающийся, изменяющийся процесс, главным образом под влиянием факторов внешней среды (времена года, климат, воздух, вода, питание и др.).

Все известные в те времена заболевания Абуали ибн Сино разделил на две основные группы: заразные и незаразные. В распространении заразных болезней большое значение он придавал водному фактору, воздуху и тесному контакту между людьми, рекомендовал употреблять кипяченную или профильтрованную воду.

Ибн Сино указывал на эндемичность некоторых заболеваний и на передачу болезни по наследству. В каноне врачебной науки он пишет: «Среди болезней есть болезни, пере- ходящие на других, как например чесотка, проказа, оспа, моровая лихорадка, гнилые язвы, особенно, если жилища людей тесны. Некоторые болезни передаются по наследству потомкам, как родимое пятно, подагра, чахотка, проказа. Бывают болезни, свойственные только определенным племенам или обитателям данной области и часто встречающиеся у них».

Ниже приводятся некоторые описания Абуали ибн Сино об инфекционных заболеваниях:

Чума (мор, моровая болезнь) название, которой происходит от арабского слова «Джумба» (боб). В зарубежных источниках сообщается, что в 1894 г. Иерсен с открытием возбудителя чумы впервые указал на участие крыс в распространении этой болезни. В действительности о наличии тесной связи между крысами и эпидемией чумы, а также о по- ведении этих животных в очагах инфекций достаточно наглядно писал Ибн Сино: «Одно из указаний на мор — когда ты видишь, что мыши и зверьки, живущие в глубине земли, выбегают на поверхность земли, ошеломленные, бегут из своих гнезд и удаляются от них».

Выдающемуся клиницисту были известны возможности передачи чумы через воздух и массового распространения инфекции, особенно в годы народных бедствий и воин. «Нередко причиной этого (мора) бывает ветер, приносящий в здоровую местность дурной дым из отдаленных областей, где имеются тысячи болот или лежат разлагающиеся тела людей, погибших в сражениях, или от убийственного мора незакопанные и незахороненные».

Уже тогда Ибн Сино выделял одно из основных противоэпидемических мероприятий, как обязательное исключение контакта между людьми и их изоляцию в очаге чумы. «Во время мора нужно искать убежище в подземельях, в домах, обнесенных со всех сторон оградой и в домашних кладовых».

Таким образом, многие из рекомендованных великим ученым ценных противоэпидемических и профилактических мероприятий при чуме и поныне не утратили своего практического значения.

Абуали ибн Сино не только описал клинику, течение, исход и лечение холеры, но и детально дифференцировал её от других видов поноса, а также от дизентерии. Он указывал: «Чаще всего хайда случается летом и осенью, когда возникает после питья холодной воды или после грубой пищи».

В клиническом проявлении холеры Ибн Сино особое значение придает следующим симптомам: «Хайда начинается с поноса желчного, потом чисто водяного, вонючего и зловонного, затем он иногда переходит в понос, похожий на воду с некоторым количеством пленок… Затем хайда ведет к расслаблению пульса, спазм, холодному поту и смерти». «Страдающий хайдой испытывает сильную жажду и всякий раз, как больной выпьет воды и вода нагревается у него в желудке, его рвет этой водой».

Следует особо отметить, что Ибн Сино впервые указал на отличие чумы от холеры, как по характеру возникновения, так и по клиническому проявлению.

Бешенство у собак было описано Демокритом, а Цельс впервые заметил это заболевание у людей и указал на возможность передачи болезни со слюной животного в момент укуса. Зарубежные авторы (И. Замфиреску и др.) считают, что только в XVII — XVIII вв. появилось довольно точное описание бешенства, как у животных, так и у человека.

При ознакомлении с сочинениями Ибн Сино можно легко убедиться в том, что описанные им ещё в средние века проявления бешенства у человека и животных до сих пор остаются одним из классических определений этой инфекции. В каноне врачебной науки пишется: «Когда бешеная собака укусит человека, то не видно ничего, кроме болезненной раны. Потом через несколько дней у укушенного появляются некоторые дурные мысли, дурные сны, гневное состояние. Ты замечаешь, что судороги сводят ему пальцы и конечности, которые он поджимает к телу. Он бежит от света, у него наблюдаются икота, жажда, сухость во рту. Он бежит от толпы, любит уединение. У него возникают сильные боли, хрипнет голос, а потом в конце болезни он начинает бояться воды и всякой жидкости и каждый раз, когда её к нему подносят, он боится её. Иногда ему хочется воды, но почуяв её, он с воплем отказывается или делает глоток, но давится ею».

Ибн Сино более точно и детально описал проявление бешенства у собак: «Собака испытывает голод, но не ест, чувствует жажду и не пьёт воду, когда видит воду, то шарахается от неё и гнушается ею. Нередко, почуяв воду, она начинает трястись и дрожать, больше всего у неё дрожит кожа на морде. Иногда особенно в конце дела даже умирает от боязни воды. Глаза у неё подернуты пленкой, она все время ходит с высунутым языком, испуская пенистую слюну. Голова у неё опущена, уши отвисают, спина сгорблена, а хвост не двигается. Собака ходит боязливо, качаясь как пьяная. Когда она видит перед собой очертания чего-либо, то бежит и бросается на него. Нападение редко сопровождается лаем».

Имеется указание и о продолжительности инкубационного периода бешенства у человека: «Эта болезнь убывает в промежуток времени от недели до шести месяцев, средний срок составляет 40 дней. Утверждают люди, будто больной иногда начинает бояться воды через восемь лет».

Ибн Сино большое значение придавал профилактике болезни, при этом он указывал: «Лук помогает от укуса бешеной собаки, если его соком с солью и рутой примачивают укушенное место». Особый интерес представляет его рекомендация по активной иммунизации: «Укушенному человеку дать пить печень бешеной собаки». Уровень развития науки того времени не позволил великому ученому более глубоко изучить свои предложения. Лишь несколько столетий спустя многие из них получили научное подтверждение.

Гиппократ сибирскую язву назвал Антракс (уголь), позже арабские врачи переименовали на персидский огонь. Несомненно, в те времена сибирскую язву часто смешивали со многими другими болезнями, так как отсутствовали подробные описания этой инфекции. Только в 1766 г. Марен достоверно описал клинику сибирской язвы у человека.

В сочинениях Ибн Сино имеется много интересных данных о сибирской язве. После изложения патогенеза болезни он пишет: «Во всех случаях заболевание начинается с зуда, превращается в волдыри, из них течет нечто жгучее, как после прижиганий, обжигающее больное место, пепельное по цвету или черное. Место вокруг уголька сильно воспалено, не очень красное и скорее черноватое, дно язвы темное, словно раскаленный уголь… При таких опухолях иногда бывают сильные, очень нехорошие, убийственные лихорадки». Эта краткая выдержка из «Канона» свидетельствует о том, что ещё за 700 лет до Марена великим врачом таджикского народа достаточно подробно, по периодам (от зуда до струпа) было описано клиническое проявление и течение сибироязвенного карбункула у человека.

Рожистое воспаление описана Гиппократом и разделена на две формы: на травматическую и идиопатическую (развивающуюся в результате внутренних причин). В дальнейшем к этой болезни отнесли и другие разнообразные заболевания кожи. Ибн Сино не только дал подробное описание клинической картины и течения рожи, но и дифференцировал её от многих кожных заболеваний. Особые заслуги ученого заключаются в том, что он впервые предложил клиническую классификацию рожи, которой с небольшими изменениями пользуются и поныне во многих учебниках и монографиях. Ибн Сино различает следующие пять разновидностей болезни: 1) рожистое воспаление (эритематозная рожа); 2) рожа с волдырями и пузырями (буллёзная рожа); 3) флегмонозная рожа; 4) злокачественная рожа; 5) ползучая рожа.

Так же он подробно изложил дифференциальную диагностику рожи. Для примера приведем одно из таких описаний: «От флегмоны рожа отличается тем, что краснота её более ясная и яркая. При роже краснота исчезает от прикосновения, потом краснота быстро возвращается, а при флегмоне это не так… Рожистая опухоль (отек) не сопротивляется давлению, а при флегмоне сопротивляется. Рожистая опухоль (отек) дает волдыри, что при флегмоне бывает редко. Рожа влечет за собой более сильную лихорадку чем флегмона. Воспаление при роже не меньше, чем воспаление при флегмоне, и даже больше, но напряжение и болезненность при флегмоне иногда бывает сильней и поэтому боль при роже меньше». Несомненно, описанная с такой точностью и подробностью дифференциация и сейчас значительно облегчает распознавание болезни.

Натуральная оспа в Египте, Китае, Индии была известна почти 4000 лет до нашей эры, она упоминается в сочинениях Гиппократа и Галена. Классическое описание оспы дано великим ученым Востока Абубакром ибн Закарие Рози (850-928г. н.э.). В те времена заболевание обычно превращалось в опустошающую эпидемию, от которой ежегодно умирало до 1/10 части населения.

В трудах Ибн Сино имеются ценные данные о клинике, дифференциации, лечении и профилактике оспы, многие из которых и по настоящее время не потеряли своего практического значения. Ибн-Сино считал оспу заразной болезнью и указывал, что можно ею заразиться, если вдыхать зараженный воздух. Выдающийся клиницист впервые от дифференцировал оспу от кори и выделил ветряную оспу в самостоятельное заболевание. По этому вопросу он писал: «Хумайко (ветряная оспа) нечто среднее между оспой и корью и она безопасней их обеих».

Ученый указывал на наличие продромального периода при натуральной оспе и характеризовал его так: «Появлению оспы предшествует боль в спине, зуд в носу, тревожный сон, сильное покалывание во всех частях тела, тяжесть во всем теле, покраснение цвета лица и глаз, тяжесть в голове, головная боль, сухость во рту, боль в горле и в груди, дрожь в ногах и при этом непрерывная лихорадка».

В результате многолетнего кропотливого наблюдения Ибн Сино достаточно подробно и точно описал тяжесть течения и исход оспы по характеру сыпи: «Оспинам присущи различные разновидности окраски, бывают оспины белые, желтые, красные, бывают синие, фиалковые и бывают черные. Синие и фиалковые оспины злокачественные, чем больше они отличаются чернотой, тем хуже. Белые оспины лучше всех, особенно если они скудны по количеству, валики по размеру, легко высыхают, не очень мучительны и дают слабую лихорадку, причем ты видишь, что после их появления и высыпания лихорадка проходит, а впервые они высыпают на третий день или около этого… К злокачественным опасным разновидностям оспы, которые зачастую губят больного, принадлежит такая, при которой качество оспин меняется, и они то появляются, то исчезают, особенно если появляются оспины фиалкового цвета. Если сначала бывает лихорадка, а потом оспа, это гораздо лучше, чем если оспа предшествует, а потом за нею следует и внезапно возникает лихорадка». Последнее объясняется тем, что иногда на 7-9 день болезни состояние больного резко ухудшается, температура тела вновь повышается до 39-40С которое связано со скоплением гноя в везикулах и превращения их в пустулы вследствие присоединения вторичной гноеродной микрофлоры. Приведенные данные свидетельствуют о том, что Ибн Сино внес новое и ценное в распознавание натуральной оспы.

Данные о менингите (сарсом) имеются во всех томах книги «Канон врачебной науки». Сарсом — таджикско-персидское слово (сар — голова, сом — опухоль, жар). Ибн Сино сарсомом назвал «опухоль (отек) оболочки мозга» и делил его на две формы: как первичное заболевание и ложный (вторичный менингит): «При ложном сарсоме предшествуют заболевания другого органа, а потом появляются признаки сарсома». «Сарсом обусловленное заболевание других органов распознается по явным признакам состояния этих органов».

Ученый отличал заболевания мозговых оболочек от болезни вещества мозга и указывал, что у больных менингитом может развиваться и поражение вещества мозга: «Иногда при сарсоме опухает (отекает) также и вещество мозга вследствие соучастия его в заболевании. Это очень злокачественная болезнь и она убивает на четвертый день, но если минует этот срок, больной спасается. Большинство умерших от сарсома умирает от расстройства дыхания». Заслуга Ибн Сино заключается в том, что он внес новое в диагностику и лечение различных форм менингита.

Абуали ибн Сино также большое внимание уделял изучению глистных инвазий. Встречаемых в кишечнике человека гельминтов он делил на четыре группы: большие, длинные, круглые и плоские. О причинах развития этих паразитов в кишечнике ученый писал: «К числу веществ, из которых образуются черви, относятся мягкая и клейкая пища, от потребления сырого мяса и свежих плодов, овощей, зелени и жиров». Далее он указывал, что «чаще всего червями заражаются в детском возрасте. Осенью червями заражаются чаще, ибо этому предшествует потребление плодов и подобной им пищи».

Клинику гельминтозов Ибн Сино весьма подробно описал по органам, системам, дифференцируя по видам паразитов. При кишечных гельминтозах он главным образом обращает внимание на следующие проявления болезни: «Страдающий червями иногда становится раздражительным, неохотно разговаривает и имеет вид сердитого, озабоченного человека. Такие больные иногда скрипят зубами, особенно по ночам. Они дергаются и вскрикивают во сне. После еды их иногда тошнит и мутит». «Живот у таких больных иногда напрягается, нередко у них появляется понос. При наличии плоских и круглых червей аппетит в большинстве случаев усиливается, они могут вызывать мучительную, режущую боль возле пупка. Что же касается мелких червей, то на них указывает зуд в заднем проходе и постоянное щекотание возле него».

Ибн Сино подробно описал осложнения при гельминтозах, развивающихся со стороны отдельных органов. Особое место в сочинениях ученого занимает лечение гельминтозов. Будучи превосходным фармацевтом, Ибн Сино для лечения каждого вида червей предлагал специальные лекарственные средства, при этом он указывал и на побочные влияния примененных препаратов на организм.

Краткие выдержки из сочинений великого ученого-клинициста и тончайшего диагноста Ибн Сино свидетельствуют о том, что в его произведениях инфекционная патология также занимает важное место. Он внес огромный вклад в развитие данной проблемы. К сожалению, в последующие столетия медицина на родине Ибн Сино пришла в упадок и превратилась в знахарство. Даже в советские времена, несмотря на высокие темпы развития здравоохранения и изучение истории медицины в республиках Средней Азии, в том числе и Таджикистане недостаточно уделялось внимания на заслуги и огромный вклад Абуали ибн Сино в развитии мировой науки и медицины. И только с приобретением государственной независимости, таджикскому народу появилась возможность представить Абуали ибн Сино как одним из своих великих мыслителей.

Необходимо отметить, что многие высказывания Ибн Сино об инфекционных заболеваниях и поныне не утратили своего практического значения. Более 1000 лет медицинская наука с большой любовью и уважением склоняет голову перед трудами гениального медика, выдающегося ученого таджикского народа. Вполне прав Бертельс Е.Э. подчеркивая, что западно-европейская наука многими успехами обязана трудам великого Ибн Сино.

А.А. Шарипов, М. Ф. Нарзулоева, А. Х. Толибов, А. Д. Салимов

Кафедра инфекционных болезней, эпидемиологии, гигиены и охраны окружающей среды ТИППМК, инфекционное отделение ГМЦ г. Душанбе

ЛИТЕРАТУРА

1. Х.К. Камардинов Клиника опасных инфекционных болезней: руководство для врачей; Душанбе, 2007. — 195с.

2. Камардинов Х.К. Инфекционные болезни: руководство для врачей; Душанбе: Изд-во Глав. науч. редакция ТНЭ, 2005. — 430с.

3. Камардинов Х.К. Инфекционные болезни: учебник для мед. вузов; Душанбе: Ир- фон, 2000. — 200 с.

4. «Канон » Ибн Сино и современная наук; под ред. Ю.Б. Исхаки; Душанбе: Изд-во Дониш, 1980. С. 99-107..

vestnik-ipovszrt

Мир глазами мусульманина. Коронавирус как глобальный Вызов

В современном мире коронавирус стал тестом не только для системы Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), но и проверкой на прочность с точки зрения культуры выживаемости человечества на современном этапе. Провал системы эпидемиологической безопасности ВОЗ - очевиден, но это предмет анализа специалистов. А вот культура выживания - это проблема, о которой пока никто не говорит, но она не становится от этого менее актуальной в сложившихся условиях.

Обозначив свой подход к анализу проблемы тезисом: «Мир глазами мусульманина», я не в коей мере не имел ввиду религиозную сторону вопроса, но стремился подчеркнуть ценность цивилизационной составляющей исламской культуры, которая накопила в далеком прошлом не мало эффективных подходов в борьбе в противостоянии эпидемиям.

Опыт культуры выживания

Что в основе этого опыта может быть взято на вооружения сегодня, спросит нетерпеливый читатель? Начну с главного.

Мусульманская средневековая притча:

Встретились как-то на дороге Паломник и Чума.

⁃ Куда идёшь? - спросила Чума Паломника.

⁃ В Мекку. А ты, Чума куда идёшь?

⁃ В Багдад. Хочу забрать пять тысяч человек - отвечает Чума.

Разошлись они, а через год встретились на той же дороге.

⁃ А ведь ты меня обманула, - сказал паломник Чуме. - Ты говорила, что заберёшь пять тысяч человек, а сама взяла пятьдесят тысяч!

⁃ Нет, - ответила Чума, - я сказала правду. Я была в Багдаде и забрала свои пять тысяч человек. Остальные умерли от панического страха.

Эта притча не просто опыт, но результат развития культуры выживания в трудах крупнейших врачей-энциклопедистов исламского мира Абу Барка ар-Рази (Разеса) и Абу Али Ибн Сины (Авиценны) которые создали основы эпидемиологии опираясь исключительно на эмпирические знания.

Так Абу Бакр ар-Рази был сторонником того, что очень большое значение в распространение инфекционных заболеваний имеют внутренние и внешние факторы. Из внутренних он выделял полноценное питание, отмечая, что при эпидемиях погибают в основном беднейшие слои населения, чье питание однообразно и скудно. Из внешних факторов он указывал на опасность изменений в окружающей среде, в температуре и влажности воздуха, рассматривая любые климатические аномалии как потенциальные риски возникновения эпидемий. Как здесь не вспомнить о глобальном изменении климата в наши дни.

Абу Али Ибн Сина обращал особое внимание на контактный путь передачи болезней .

В частности, он рекомендовал во время эпидемий промывать деньги в уксусе, прежде чем запускать их дальнейший в оборот. Коронавирус, по последним данным, на медной или стальной поверхности выживает считанные часы, но вот на бумаге при подходящей влажности остается заразным несколько суток. Думаю, это актуальный вопрос для современной банковской системы.

В истории медицины, сохранилось описание эксперимента, который Ибн Сина проводил для доказательства, что страх убивает быстрее, чем любая болезнь. Он купил двух баранов, и поместил их в сарае, но так, что один видел волка, живущего здесь же в клетке, а другой не видел. Ибн Сина кормил их одинаково, но при этом, тот баран, который не видел волка жирел на глазах, был весел и бодр, а тот, который, находясь здесь же видел хищника, буквально таял на глазах.

Страх убивает, хотел сказать этим простым экспериментом Ибн Сина и сегодня, когда людям по всем каналам СМИ «показывают волка», многие становятся заложниками своих страхов, теряют жизненные силы и превращаются в легкую добычу пандемии.

В духе мусульманской притчи

Хочу с удовлетворением отметить, что Королевство Швеции — одна из немногих стран, которая проводит очень взвешенную и поэтапную политику введения карантинных мероприятий. Нет социальной напряженности и театральных карантинов с участием военизированных подразделений, которые создают напряженность в обществе и вызывают страх в общественном сознании. Но при всем этом, ведется большая целенаправленная работа.

Государственный эпидемиолог Швеции Андерс Тингелл заявил, что отслеживать точное число случаев заражения коронавирусом в стране на данный момент бессмысленно. В отличие от своих коллег во всем мире, он считает, что «Невозможно и бессмысленно устанавливать точное число зараженных. В этом случае нужно использовать другие стратегии». По словам Тингелла, на данный момент необходимо сконцентрироваться на защите наиболее уязвимых групп населения.

Борьба в коронавирусом Швеции сейчас в самом разгаре и, несомненно, в самое ближайшее время наступит китайский эффект спада активности вируса. Но главное, не происходит никакого социального перегруза, сдвига в общественном сознании в сторону панических настроений. Общество психологически здорово, и весь бизнес, вся экономическая конструкция, продолжает функционировать, лишь с некоторыми ограничениями, в обычном режиме.

Взгляд со стороны

В России точку зрения о вреде панических настроений в обществе поддерживает Председатель Московского городского научного общества терапевтов, профессор Павел Воробьёв, который уверен, что никакой эпидемии коронавируса нет даже близко, и речь идет всего лишь о «локальной вспышке не изученной ранее болезни».

Воробьев просит всех «включать голову. Эти вирусы волнообразно приходят в нашу жизнь и уходят из нее. Но это не причина устраивать всемирные потопы, как сейчас».

Его призыв, к которому я целиком присоединяюсь - это дань культуре выживания, которая завещана нам историей не как мусульманская притча, а как руководство к действию в условиях, когда большинство стран, охваченные паникой, искусственно создают эффект системного кризиса на планете.

Исмагил Шангареев, Стокгольм, 2020 г.

Источник

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ