Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

​Миграция для Кремля: вызов и ресурс. Для мусульман тоже

​Миграция для Кремля: вызов и ресурс. Для мусульман тоже
3 Апреля
10:17 2021

За последнее время произошло несколько событий, позволяющих судить о стратегии российской власти по отношению к миграции, преимущественно мусульманской по происхождению и главным образом среднеазиатской.

Сперва из России был вывезен в Таджикистан известный правозащитник и деятель таджикской диаспоры в Москве Иззат Амон. Затем стало известно о лишении российского гражданства и депортации в Таджикистан живущего в России двадцать лет имама Эшони Саиднуриддина. На этой же неделе Владимир Путин заявил, что количество детей мигрантов в российских школах должно быть таким, чтобы "они могли погружаться в систему наших российских ценностей".

Из всего этого некоторые сделали вывод, что Кремль решил избавляться от мигрантов. Так ли это? Чтобы адекватно оценить планы Кремля по отношению к мусульманским мигрантам в России прежде всего надо избавиться от упрощенной схемы, в рамках которой таких отношений может быть только два - "за" или "против" миграции.

На самом деле, за последнее время Путин не раз говорил о том, что мигранты России нужны, в частности, ряду отраслей ее экономики. И это объективная данность - за двадцать лет своего правления Путин не сумел решить проблему с демографией россиян, причем, одним из худших является демографическое положение русского народа, чьи коренные области (ЦФО) в наибольшем минусе. Поэтому, не мудрено, что не решив, да и судя по всему никогда не собираясь серьезно решать демографической проблемы коренных россиян, российские власти объективно нуждаются в миграции, в частности, дешевой и неприхотливой рабочей силы.

В чем российский режим всегда видел и продолжает видеть угрозу, так это в усилении Ислама как такового и его превращении в силу, способную объединить мусульманские народы и общины России и превратить их в мощный общественно-политический фактор, в той или иной степени определяющий ее развитие. И среднеазиатская миграция воспринималась и воспринимается им как вызов и потенциальная угроза только в этом смысле - как питательная среда, в которой могут организовываться мусульмане, ускользающие из под контроля своих тиранических исламофобских режимов, и как потенциальная демографическая и кадровая подпитка уммы в России.

Поэтому неудивительно, что Кремль бьет именно по тем, кто олицетворяет собой такую угрозу. Ведь как стая разбредается без вожаков, а стадо без пастуха, так и оторванные от своих корней, вброшенные в чужую среду и вынужденные выживать в ней под социальным и экономическим прессингом мигранты, без способных объединить их людей действия и знания превращаются в ту пену, взбиваемую волнами, о которой повествует известный хадис.

Таким образом, Кремлю нужно нейтрализовать потенциальную угрозу, исходящую от миграции и превратить ее в свой ресурс. В краткосрочной перспективе - трудовой и экономический (одни патенты приносят в российский бюджет миллиарды, не считая "серых" и "черных" ниш, которые они крышуют), а в долгосрочной - в "новых россиян", способных компенсировать вымирание "старых россиян". Но чтобы это были хоть и новые, но действительно "россияне", их нужно правильно воспитать, и именно об этом и говорит Путин, требующий привития детям мигрантов "российских ценностей".

Но о каких ценностях говорит Путин? Лично Путин скорее всего имеет в виду то, что по-понятному можно охарактеризовать как "ватные ценности". И среди многих представителей старших поколений мигрантов, как и в целом этнических мусульман постсоветского пространства, они к сожалению весьма сильны. Однако это явление уходящее, потому что сегодня за ними не стоит никакой реальной идеологии и проекта, которые были в СССР, как к нему ни относись. Нынешняя же "вата" носится с фантиком, из которого давно изъяли конфету (состав, содержание и полезность той конфеты сейчас не обсуждаем), обернув в нее какой-то мусор.

Молодежь и вообще люди с незакостеневшими мозгами это прекрасно понимают, тем более, что среднеазиатские народы обладают богатым культурным наследием с глубоко укорененным в нем Исламом. Именно поэтому Кремлю и его исламофобским саттелитам-посткоммунякам в странах вроде Таджикистана важно не допустить обращения людей к Исламу и их объединения на этой платформе. Но в таких условиях неизбежного кризиса ватности, с одной стороны, и борьбы против исламского возрождения, с другой стороны, все большее количество мигрантской молодежи, которую будут усердно приобщать к "российским ценностям", может становиться добычей т.н. "либерализма" - "левого либерализма", "культурного либерализма", "прогрессизма" и т.п.

В таком контексте и нужно воспринимать феномен Манижи Сангин, отправленной от России на "Евровидение". Он демонстрирует всю цену разговорам Кремля и его пропагандистов о традиционных ценностях, борьбе с пропагандой гомосексуализма и т.п., в то время как с самого начала в среде мусульманских народов они боролись с единственной силой, способной быть опорой здоровых ценностей и заслоном на пути вырожденческих - Исламом, привлекавшим к себе и многочисленных представителей немусульманских народов. В итоге своей исламофобской политикой Кремль расчистил пространство именно для того, с чем якобы боролся, и своим насаждением среди мусульманских детей "российских ценностей" будет продолжать это делать дальше. Причем, в этом в двумя разными руками, но по сути одну работу будут делать как "ватники", так и "либералы".

Ну а как же в такой ситуации себя вести мусульманам?

Прежде всего, так же как и наши противники мы должны понимать, что миграция может быть как ресурсом, так и вызовом, и что если исламскии мыслящие и практикующие братья и сестры являются для Ислама в России ресурсом и пополнением, и именно поэтому их и пытаются выбить, то новые "ватники" и "либералы" из числа мигрантов - это пополнение рядов наших противников.

Далее, надо понимать, что если десять умножить на десять, это даст сто, но если сто умножить на ноль, это в итоге даст ноль. Мусульманская история, в том числе на просторах России, знает немало прецедентов усиления местной уммы за счет ее пополнения мусульманскими переселенцами. Однако если сама местная умма находится в околонулевом состоянии, то не превратятся ли автоматически в ноль и пополняющие ее переселенцы? Поэтому, сегодня нужно не питать нелепых надежд на то, что приток в Россию бесправных мигрантов может усилить умму в России, а признать ее реальное плачевное положение и думать о том, как его исправлять.

Что касается наших переселяющихся в Россию братьев и сестер, то если они хотят принести пользу Исламу, будь то у себя дома или в России, или и там, и там, то прежде всего им надо трезво понимать ее реалии, а нам, если они их не понимают, объяснять им их. В России сегодня практически зачищено Исламское движение в лице ее коренных граждан, многие из которых (те, кто не были убиты или посажены) сами вынуждены были уехать из своей страны. Это не означает, что ничего на этом поле делать уже нельзя, но это означает, что глупо, поднявшись в полный рост как ни в чем не бывало идти по простреливаемой поверхности - если есть такая возможность, то надо или незаметно ползти, или перебегать от укрытия к укрытию. И если это касается коренных россиян, то мигрантов это касается вдвойне, а тех, кто не имеет даже российского гражданства - втройне.

К слову, пользуясь случаем хотим обратиться к исламски мыслящим представителям среднеазиатских народов, которые читают нас, а также донести до них нашу просьбу. В ходе истории с Иззатом Амоном на нас выходили обеспокоенные его судьбой его земляки в Москве и спрашивали, что им делать, чтобы ему помочь? Например, стоило ли им устроить стихийный митинг у какого-то посольства или учреждения или что-то подобное? Мы не могли на себя взять ответственность за судьбы этих людей, так как во-первых, понимаем возможные риски таких действий для них, во-вторых, не можем оценивать ситуацию в полной мере. Но почему эти люди вынуждены обращаться к нам? Почему таджикской молодежью в Москве не занимается, например, Партия Исламского Возрождения Таджикистана? Понятно, что они не могут действовать в России и мы их к этому не призываем, но почему бы обязанность информационного освещения и координации многочисленной таджикской диаспоры в России не возложить на один из зарубежных центров этой партии?

Вот о таких вопросах, а именно о том, как помогать мусульманам выживать и развиваться, сохраняя свою религию во враждебной среде, и надо думать, если мы хотим, чтобы они были ресурсом для Ислама, а не для его врагов.

АВТОР: ИКРАМУТДИН ХАН

ГИ

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ