25 Октября- 8 Раби аль-авваль 1442

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Мусульманин, опередивший Колумба, или кто на самом деле открыл Америку

Мусульманин, опередивший Колумба, или кто на самом деле открыл Америку
9 Апреля
14:00 2020

Старые теории и убеждения подвергаются сомнениям и пересматриваются со временем. Так, выявляются ранее неизвестные факты и новые имена, разрушая прежние представления. Среди таких – имя мусульманского ученого Абу Райхана аль Бируни, которого «подозревают» в открытии Америки задолго до Колумба. 

Бируни является одним из величайших ученых-энциклопедистов мусульманского Средневековья (наряду с Ибн Синой). Он автор 146 атрибутированных трудов по математике, астрономии, физике, естественным наукам, географии, филологии, истории, большая часть которых безвозвратно утеряна. 

Некоторые арабские авторы называли его аль-Хваризми, также был известен как аль-Устаз, что значит «Учитель». 

Американский историк и писатель Фредерик Старр считает, что именно этот мусульманский ученый открыл Америку задолго до того, как Колумб сделал это в 1498 году. Согласно его статье в журнале «История сегодня», Абу Райхан аль-Бируни, родившийся в 973 году на территории современного Узбекистана, был первым человеком, который официально предположил, что в океане между Европой и Азией действительно существовал еще один материк. 

Хотя аль-Бируни, заявивший об этом в начале одиннадцатого века, сам никогда не видел этот материк, его непревзойденный опыт в области географии и картографирования привел его к выводу, что известный мир, охватывающий западные побережья Европы и Африки к восточному побережью Азии - только две пятых мира. 

Его знание ближневосточных и индийских языков, а также обучение математике, астрономии, минералогии, географии, картографии, геометрии и тригонометрии у великих ученых, таких как Ахмад аль-Фаргани, дало ему глубокое понимание наук в различных областях и цивилизации. Аль-Бируни начал с разработки широтных и продольных местоположений различных городов в Центральной Азии, Индии, на Ближнем Востоке и в Средиземноморье. 

Изучив работы таких древнегреческих ученых, как Клавдий Птолемей и Пифагор, аль-Бируни действительно точно определил, что земля имеет шарообразную форму. Его учитель аль-Фаргани, придерживавшийся того же мнения о форме Земли, смог вычислить почти точные координаты окружности планеты. 

Эти данные позже использовались самим Колумбом для его собственных исследований. Однако ошибка Колумба состояла в том, что он не заметил, что аль-Фаргани показал измерения в арабских милях, а не в римских, что привело его к серьезной недооценке расстояния в пути. Кроме того, Колумб не собирался открывать Америку, когда отправлялся в плавание, так как предполагал, что его путь лежит из Европы прямо в Азию. 

Аль-Бируни, как и его учитель, также представил свои данные об окружности Земли, которые оказались намного более точными и отличались от современных данных всего на 10,44 мили. Наряду с предположением, что Земля вращается вокруг Солнца, а не следуя общепринятым противоположным представлением того времени, в своей книге «Кодекс Масудикус» Бируни также выдвинул гипотезу о существовании Америки. 

Эта теория была представлена примерно в 1037 году, и к этому моменту аль-Бируни исполнилось 70 лет. По этой причине из-за отсутствия сил и средств для самостоятельного похода предположения аль-Бируни оставались только теорией. Это не значит, что Америка не была обнаружена до Колумба. 

Потому что есть свидетельства, в которых говорится, что в конце десятого века норвежцы из Скандинавии, прочесавшие Исландию и Гренландию, в конечном итоге случайно оказались в Канаде и были изгнаны туземцами, которые уже жили там. Однако аль-Бируни был первым человеком, который официально заявил о существовании так называемого «нового мира». Этот средневековый прибор для определения киблы застал ученых врасплох.

Ася Гагиева

islam-today

Кто первым описал малый круг кровообращения?

В 1521 году венецианский врач Андреа Альпаго был назначен профессором медицины в Падуанский университет. Он многие годы проработал врачом в посольстве Венецианской республики в Дамаске, где сумел близко познакомиться с особенностями врачебного дела у арабов. Преподавал он недолго и через несколько месяцев умер, но оставил после себя многочисленные переводы арабских рукописей. Усилиями его племянника Паоло в 1527 году были изданы комментарии и дополнения Андреа Альпаги к латинскому переводу «Канона врачебной науки», «основанные на многочисленных арабских рукописях». Главной среди них был трактат «Шарх ташрих аль-Канун ли-Ибн Сина» (Комментарии к анатомическим описаниям в «Каноне» Авиценны), составленный сиро-египетским врачом и энциклопедистом Аля-ад-Дином Али ибн Абу аль-Хазмом Ибн ан-Нафисом (ум. 687/1288).

Ибн ан-Нафис родился в Дамаске в 607/1213 году и происходил из известного курайшитского рода бану махзум. Он обучался медицине у одного из самых известных врачей своего времени — Абд-ар-Рахима ад-Дахвара, который заведовал бимаристаном Ан-Нури. Наряду с медициной, юный Али изучал религиозные науки, философию, логику, арабскую словесность. После переезда в Каир он стал личным врачом султана Бейбарса, а позднее — смотрителем больницы аль-Мансури, построенной султаном Калауном.

Колоссальным вкладом Ибн ан-Нафиса в науку стала энциклопедия врачебного дела и лекарственных растений, состоявшая из трёхсот черновых тетрадей, из которых автор успел отредактировать и переписать восемьдесят. Наряду с энциклопедией, он составил комментарии к трактатам Гиппократа, Хунайна ибн Исхака, Ибн Сины, а также добрый десяток других работ по медицине, анатомии, диетологии, богословию, логике, арабской грамматике и другим наукам.

Главным достижением Ибн ан-Нафиса было описание функций различных органов, за что Джордж Сартон, один из первых историков науки, допустил, что он мог быть «предтечей Уильяма Гарвея и величайшим физиологом Средневековья». В своих «Комментариях» к трактату Ибн Сины Ибн ан-Нафис впервые описал коронарное и лёгочное кровообращение, объяснив роль последнего в дыхании. Вопреки мнению Аристотеля и Ибн Сины, он утверждал, что в сердце человека не три, а два желудочка, между которыми нет сообщения. Кровь из правого желудочка попадает в лёгкие, где смешивается с воздухом, а оттуда не возвращается обратно, а попадает в левое предсердие.

Взгляды Ибн ан-Нафиса уже при его жизни получили известность в исламском мире. После его смерти персидский врач и астроном Кутб-ад-Дин Ширази добивался от учеников Ибн ан-Нафиса, чтобы они выслали ему копии его трудов, но получил их лишь незадолго до своей смерти в 1311 году. Садид ад-Дин аль-Казруни в своём трактате «Шарх кулиият аль-канун» (1344) слово в слово цитирует фрагменты из книг Ибн ан-Нафиса.

Но со временем наука в арабском мире пришла в упадок, и имя Ибн ан-Нафиса было забыто. Открытие малого круга кровообращения было приписано испанскому врачу и мыслителю Мигелю Сервету, который в своём трактате «Восстановление христианства» (1553) рассуждает о крови как об обиталище души и упоминает лёгочный круг кровообращения. Издание этой книги стоило Сервету жизни, ибо в том же году в Женеве он был предан огню как еретик — не за расхождение во взглядах с Галеном, а за отрицание Троицы.

Сервет, как и его современники, познакомились с достижениями Ибн ан-Нафиса благодаря распространению его взглядов в Падуе, где в 1530-х годах наблюдался взрывной интерес к анатомии. Именно в Падуе получает степень доктора медицины, а затем возглавляет кафедру хирургии и анатомии Андреас Везалий, считающийся «основоположником научной анатомии». В 1543 году Везалий издаёт свой фундаментальный труд по анатомии De corpore humani fabrica, в котором он отрицает наличие отверстия в межжелудочковой перегородке, а спустя год выходит в свет расширенное издание комментариев Андреа Альпаго. Наконец, в 1553 году Мигель Сервет в своём теологическом трактате фиксирует, что кровь попадает из правового желудочка в левый не через отверстие, а пройдя по сосудам через лёгкие, где она смешивается с воздухом. Через шесть лет после него аналогичное утверждение делает профессор анатомии Падуанского университета Реальдо Коломбо в трактате De Re Anatomica (1559), а следом за ним — пизанский врач Андреа Чезальпино (1571). Так европейские учёные приблизились к открытию кругов кровообращения, которое было официально признано лишь после публикации анатомического исследования Уильяма Гарвея (1628). Он же получил славу «основоположника физиологии».

Что же касается Ибн ан-Нафиса, то современный мир узнал о его заслугах благодаря египетскому учёному Мухи-ад-Дину ат-Татави (ум. 1945), который нашёл рукописи его «Комментариев» в Берлинской библиотеке и в 1924 году обнародовал результаты своего исследования. Прямые текстовые совпадения в трудах Ибн ан-Нафиса и Мигеля Сервета не оставляют сомнений в том, что последний был хорошо знаком с латинским переводом трактата своего предшественника. Несмотря на это, ещё довольно долго европейские светила, такие как лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине Отто Мейергоф и историк медицины, профессор Овсей Темкин, отказывались признать прямую связь между трудом Сервета и открытием арабского учёного.

Эльмир Кулиев

e-minbar

Полёт ракеты Лагари на гравюре XVII века

Кто совершил первый успешный полёт на ракете?

Согласно «Книге путешествий» Эвлии Челеби, в 1633 году, во время торжеств по случаю рождения дочери султана Мурада IV — Исмихан Кая-Султан, изобретатель Лагари Хасан Челеби поднялся в небо на примитивной ракете и благополучно опустился на воду.

То были непростые времена для империи, которая вела непрерывные войны на востоке и на западе и боролась с внутренними мятежами. Султан Мурад IV, посаженный на трон в сентябре 1623 года в одиннадцатилетнем возрасте, спустя девять лет, наконец, избавился от опеки матери и взял бразды правления в свои руки. Но политическая ситуация в империи была нестабильной. За годы регентства друг друга сменили восемь великих визирей и девять дефтердаров (главных казначеев). Несмотря на юный возраст, Мурад сумел расправиться с визирем Топалом Реджеп-пашой и навёл порядок в армии.

Султан Мурад был весьма неординарной личностью. Вплоть до своей смерти он любил вино, к которому его пристрастила мать Кёсем-султан (дочь греческого священника), желавшая иметь влияние на сына и на государственную политику. Вместе с тем Мурад получил прекрасное образование во дворце, был физически крепким, владел разными видами оружия и любил воевать, что у него хорошо получалось. Недаром именно ему удалось принудить персов к подписанию Касри-Ширинского мирного договора (1639), положившего конец длительному противоборству двух государств.

Как и полагалось султанам, при дворе Мурада IV всегда были богословы, поэты и учёные. Но отношение к учёным и знаниям уже не было таким, как при Орхане-Гази и Мехмеде Фатихе. В этом смысле очень показательно, что Мурад IV первым среди османских падишахов отдал приказ задушить своего шейхульислама — Ахизаде Хусейна-эфенди. Должность эта была влиятельнейшая, и шейхульислам обладал правом трактовать любые решения светских властей с точки зрения положений Шариата.

Политическая ситуация в государстве, естественно, отражалась и на религиозной и научной жизни. В то время как в Европе, несмотря на сопротивление Церкви, прогрессировали знания в области математики, анатомии, физиологии, астрономии, физики, в Высокой Порте академические учреждения оказались в плену тарикатов, стремившихся к собственной выгоде и влиянию. Османские медресе больше не были привлекательными, как во времена Салахаддина Казы-заде и Али аль-Кушчи, и в бимаристанах больше не вырастали такие светила, как Шерефеддин Сабунджуоглу и Мумин Мукбилоглу.

Вместе с тем на середину 17-го века пришёлся расцвет османской историографии. В тот период жил и творил Кятиб Челеби (ум. 1657), один из образованнейших людей империи, внёсший вклад в развитие географии, библиографии, философии и составивший объёмный труд по всеобщей истории. Не отставали от историков и механики, продолжатели дела великого Такиюддина аш-Шами. Одним из них был Лагари Хасан Челеби, который и решил сделать молодому султану подарок в день рождения его дочери.

Для запуска ракеты высотой семь локтей (примерно 3,5 метра) были использованы семь ёмкостей с 50 окка (примерно 64 кг) пороха. Султан в окружении улемов и знатных гостей наблюдал за приготовлениями к полёту на мысе Сарайбурну, недалеко от парка Гюльхане. Подойдя к султану, Хасан Челеби сказал: «Да хранит тебя Господь, мой повелитель. Я отправляюсь на встречу с пророком Исой». Потом он сел в ракету и его помощники подожгли фитиль. Ракета вылетела из пушки, и емкости с порохом поочередно разрывались в воздухе, освещая небо.

На высоте примерно 250 метров горючее закончилось, и изобретатель раскрыл привязанные к его рукам орлиные крылья и, пролетев над Мраморным морем, упал в воду напротив павильона Инджили. Доплыв до берега, Хасан Челеби снова предстал перед султаном и сказал: «Мой повелитель, пророк ‘Иса передает тебе салам». Мурад IV одарил его мешочком с деньгами и зачислил его в сипахи с дневным жалованьем в размере 70 акче.

Путешественник Эвлия Челеби называет Хасана Челеби yâr-ı garı sâdıkımız — «товарищем по пещере» (аллюзия на эпизод из жизни Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, и его ближайшего соратника Абу Бакра). Это дает нам основание предположить, что двух выдающихся людей связывали близкие отношения. Лагари Хасан Челеби умер в Крыму. Его брат Хезарфен Ахмед Челеби тоже был изобретателем и перелетел через Босфор на самодельных крыльях.

Эльмир Кулиев

e-minbar

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ