Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

​Пересмотр современного башкирского суфизма

​Пересмотр современного башкирского суфизма
Мечеть суфия
23 Мая
14:18 2020

Несколько раз в информационном поле Башкортостана встречались такие статьи, публикации и просто мысли о некой исламской дихотомии «саляфиты-суфисты». Впрочем, такое противопоставление одной группы другой наблюдается не только у нас. Для примера просто заглянем в Гугл и посмотрим на некоторые заголовки: «Северный Кавказ: суфии VS салафиты» (8.02.2016), «Основные противоречия между саляфизмом и суфизмом» (28.07.2014), «Турция – страна, где ладят суфии и салафиты» (27.10.2014), «Мои персонажи – салафиты и суфисты» (28.06.2013) и др.

Научных статей и трудов на эту тему написано столько, что просто нет смысла вносить в нее что-то еще. Тот, кто хочет отделить зерна от плевел, сможет сделать это даже без знания арабского языка и не выезжая за рубеж. А кому охота просто «поднимать пыль», или, как говорят у нас, ради «пусть хоть что-то говорится, когда нечего сказать» («һүҙ булмағанда һүҙ булһын»), тому не помогут даже вагоны книг. Но не будем говорить сейчас за весь мир или хотя бы Кавказ, а скажем только за ту небольшую территорию, в которой мы более-менее ориентируемся – за Башкортостан.

Со времен масштабного возвращения Ислама в нашу республику (где-то нулевые) у нас начала возводиться обычная мусульманская конструкция: постепенно заполнялись мечети, значительно снизился средний возраст мусульман – например, вместо одного-двух рядов мужчин возраста 50-60 лет, собирающихся в тукаевской мечети, в Уфе появилось много молодых людей аж с 17 лет и выше. Как вы думаете, какая проблема возникла сразу же после этого? Правильно, столкновение интересов двух составляющих – порядка башкортостанских мечетей образца нулевых и того представления об Исламе, который был в умах молодежи. Уже тогда первое из двух было неадекватно для своего времени и просто изжило себя; так что ничего дельного нагрянувшим "гостям" в лице молодых мусульман оно просто не могло "поставить на стол". Если еще добавить к этому массовое распространение исламской литературы, интернета, гостей из других регионов и другие факторы, то становится ясно: такое столкновение было неибежно, и для понимания этого не нужно быть социологом. Далее все шло также вполне логично с социо-исторической точки зрения. Как могли объяснить эти самые порядки (прибегнем к эвфемизму) то, что они не могли справиться с новой волной мусульман? Правильно, по простой работающей схеме – обесценить и игнорировать. Как? Просто – в то время уже "подоспели" готовые штампы в лице грозных "ваххабитов" или "салафитов". Так вся невместившаяся в старые порядки категория мусульман быстренько превратилась в "салафитов". (Какие именно были эти "салафиты" – отдельная легенда, которую не могу поднимать сейчас). 

Так появился один лагерь. Более продвинутые, конечно же, понимали, что там где есть салафиты, должны быть и суфисты. И вот тут-то и вспомнили некоторые товарищи, что башкиры – это великие суфии, что у нас Зайнулла Ишан, что у нас мавзолей Хусейн-бека, родничок в Ауш-куле и т.д. На восстановление и ривайвл всего этого наследия – уверен – потекли гранты, застрочили клавиатуры, полки книжных магазинов заполонили фолианты под "хештегом" "Башкортостан – родина святых". Но, как обычно бывает в неуклюжих распилах – а Всевышний всегда выявляет несостыковки нечестности – даже не владея научной базой и опытом исследований можно было увидеть, что не просто шило, а куча шил торчало в мешке то тут, то там. Упомянутые фолианты – просто фантазии бабушки, и близко непонимающей Ислам. Могила сподвижников – наглая ложь (кстати, растиражированная вопреки убеждению самого исследователя этой могилы Гарустовича Геннадия Николаевича (1957-2017) – погуглите). А шейх Зайнулла ишан – да помилует Всевышний почтенного учалинца – фигура, конечно, действительно серьезная, но есть одно большое "НО". Мы судим о наследии человека не потому, что написали О НЁМ, а потому, что написал ОН САМ. Несколько лет назад один исследователь просил подарить какую-нибудь из его книг. Неужели выделенных грантов не хватает, чтобы собрать в один сборник его рукописи? Где и у кого они хранятся, если сохранились? Кто-то издал Ризаитдина Фахретдина, так восстановители суфизма открыли эту книгу, ужаснулись и быстренько захлопнули (а ведь успели уже и университет назвать его именем), потом выдали авторитеную оценку типа "Ах, оказывается, салафиты тогда еще были!". Что бы там ни было – вот она, книга, написанная самим человеком, и можно сделать какие-то выводы об авторе. Короче, любознательные исследователи ждут подарок – книгу самого Зайнуллы ишана.

Ладно, не будем заострять внимание на том, что наследие наших предков (нет, не Аненербе который) в виде трудов местных ученых не систематизировано пока даже на "тройку". Хочется сказать больше о том, что многие личности нашей республики, объявившие себя хранителями, восстановителями, последователями и т д. башкирского суфизма – это люди не на своем месте. Это персоны, которые увидели пустую нишу, никем всерьез не занятую, оккупировали ее и самолично объявили войну против салафитов, размышляя категориями кавказских республик. По сути, сами же бессознательно провоцируя тот самый кавказский сценарий, которым они научились пугать доверчивых слушателей. (И на эту тему можно было бы написать очень много страниц, но скажем коротко лишь то, что Башкортостан – это далеко не Кавказ. Печальные картины убийств имамов одного толка горячими парнями другого толка – это не всегда последствия теологических разночтений, а особый менталитет кавказских парней. Те, кто знает Кавказ лучше, может вспомнить, что перестрелки там гремели еще задолго до салафитско-суфистской истории. Поводом иногда случалась какая-нибудь неосторожная шутка, или "неправильный брак" сестры, или просто "снял с моей головы шапку" и т.д.). В итоге у нас до сих пор в республике суфизм не представлен такими людьми, которые могли бы хотя бы приблизительно отвечать портрету башкирского суфия, а именно:

-- человека, имеющего хорошее теологическое образование (именно хорошее, а не от какого-нибудь киевского или тагильского медресе);

-- способного на конструктивный диалог с разными мусульманами, даже не согласными с ним;

-- изучившего/изучающего труды и местных, и зарубежных суфийских авторитетов;

-- мыслящего назависимо от стереотипов и штампов. (Трендов, брендов, френдов и т.д.)

-- владеющего башкирским или татарским. (Важно потому, что многие книги и статьи местных дореволюционных ученых написаны на старотюркском. Кстати! Хорошо, что вспомнил. Взбудоражившая многих тема северо-западного диалекта станет, надеюсь, тем самым шагом вперед, чтобы взглянуть на башкирский язык более широко и объективно: если не смотреть на упомянутый диалект без излишних политизирований, граничащих с конспирологией, то он гораздо больше похож на тот башкирский, на котором писались упомянутые труды);

На сегодняшний день у некоторых "суфиев", взявших себе суфизм лишь как имидж, из упомянутых пунктов есть только последний, чего явно не достаточно. Так что мы не против научного и объективного изучения башкирского суфизма и мы ЗА диалог с теми, кто это делает и принимает как жизненные ориентиры.

Но мы против спекуляции на суфистско-салафитской теме.

Против изображения бурной деятельности по службе суфизму, выдавая амбиции и фантазии за науку.

Против самопровозглашения себя "шейхами" и "главными" над мусульманами республики.

Может, пришло время пересмотра современного башкирского суфизма? Хотелось бы знать, что скажете вы об идее ОБНУЛИТЬ суфийское поле и начать его изучение с нуля?

Ишмурат Хайбуллин

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ