Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Крах ОПЕК: Россия и Саудовская Аравия могут обрушить нефтяной рынок

Крах ОПЕК: Россия и Саудовская Аравия могут обрушить нефтяной рынок
ProFinance.Ru
8 Декабря
12:26 2019

В пятницу в Вене завершился очередной саммит ОПЕК+, на котором министры 24 стран-экспортеров «черного золота» приняли решение сократить добычу нефти еще на 500 тысяч баррелей в сутки. Соглашение о стабилизации нефтяного рынка, которое было заключено еще в декабре 2016 года, подавалось как большая победа и первый скоординированный шаг нефтяных гигантов более чем за 20 лет, захлопнулось, как капкан, из которого невозможно выбраться, пишет finanz.ru.

Сделка, которой планировали полгода убрать с рынка излишки нефти, остается в силе уже четвертый год. За это время мировой спрос на нефть вырос на 5 млн баррелей в сутки. Но от нового рынка странам ОПЕК не досталось ничего: их добыча 32,4 млн баррелей в день упала ниже 30 млн.

Самая горькая пилюля досталась Саудовской Аравии, которая четыре года назад качала 11 млн баррелей в сутки, а сейчас — только 9,8 млн. Россия — второй по квоте участник сделки — нарастила добычу, но лишь на 700 тысяч баррелей в день.

Всю потребность в новой нефти на планете с 2017 года удовлетворяют не входящие в ОПЕК страны: за три года сделки добавили на рынок 7 млн баррелей новых ежедневных поставок — 25 супертанкеров в неделю.

США увеличили добычу на 4 млн баррелей в сутки и стали чистым экспортером нефти и нефтепродуктов, оставив ОПЕК наблюдать, как ее доля на рынке с 33,6% рушится до исторического минимума — 28,5%.

Стратегия Саудовской Аравии заключается в том, чтобы «пересидеть» американский сланец, дождаться, когда бум выдохнется, компании не смогут обслуживать долг и добыча перестанет расти, сообщает Bloomberg со ссылкой на источники в картеле.

Но при ценах около 60 долларов за баррель наращивать добычу готовы не только Штаты. В 2020 году 1 млн баррелей в сутки добавят Норвегия и Бразилия, прогнозирует Rystad Energy. Общий рост поставок из не входящих в ОПЕК стране стран будет максимальным с 1978 года — 2,3 млн баррелей в сутки (в том числе 1,1 млн — из США).

Ситуация на нефтяном рынке 40-летней давности повторяется в режиме де-жавю: в 1981-85 гг Саудовская Аравия также сокращала добычу, пытаясь удержать цены около рекордной на тот момент отметки 30 долларов за баррель.

Но стратегия зашла в тупик: потеряв две трети рынка (доля упала с 17,6% до 7,1%), саудиты признали ошибку, резко нарастили добычу и за полгода обрушили цены втрое — до 10 долларов на весну 1986-го.

Когда чихнула Саудовская Аравия, простудился Советский Союз. Привыкшее платить валютой от нефти за импорт зерна, продовольствия и технологий, руководство КПСС обратилось за кредитами в Западные банки и увеличило внешний долг вдвое за три года. К 1989-му, когда обслуживать его стало невозможно, СССР начал закладывать золотой запас (через операции своп), обратился за кредитам к правительствам Запада, сдавая ракетные базы и страны Восточной Европы. Но это не помогло: к январю 1991-го, «исчерпав все запасы централизованных валютных ресурсов, страна оказалась на пороге валютного банкротства со всеми вытекающими социальными и экономическими последствиями», писал в донесении премьеру Павлову тогдашний председатель Внешэкономбанка СССР Юрий Московский.

Это банкротство состоялось 6 декабря 1991 года, когда ВЭБ СССР объявил мораторий на все внешние платежи. Еще через две недели не стало и СССР.

Источник

Сценарий катастрофы: что положит конец процветанию Москвы

Современная Москва находится почти на пике успеха и процветания, особенно, если ее сравнивать со всей остальной страной, где города и регионы уже который год бьются в тисках непреходящего финансового кризиса и нехватки денег примерно на всё. Москва в тоже самое время запускает самые циклопические проекты один за другим — что транспортные, что строительные, что имиджевые. В столице ударными темпами возводятся новые стадионы, элитные суперсовременные здания (преимущественно для богатых), и целые панельные микрорайоны для всех прочих…

Московский «вечный двигатель»

В общем, Москва хорошеет, ее бюджет лопается от денег — и многим уже кажется, что так будет всегда, что московские (или федеральные) власти открыли какое-то денежное perpetuum mobile, вечный двигатель, который год за годом будет исправно наполнять бездонный московский бюджет, и столица так и будет непрерывно хорошеть, расти вглубь, вдаль, вширь и ввысь (уже сейчас, по некоторым оценкам, общее количество населения в Московской агломерации приближается к отметкам 20, а то и все 25 млн. человек) — причем даже в том случае, если во всей остальной России процессы пойдут и вовсе в обратном направлении, то есть она станет усыхать, умолкать, безлюдеть, лишаться остатков работающих предприятий и зарастать сорной травой.

Но так ли это? Насколько прочное экономическое основание у «московского чуда»? Сейчас оптимисты из компаний-застройщиков строят наполеоновские планы о том, как они в ближайшее время в рамках чудо-реновации застроят всю Москву огромными — в 40−50−70 этажей домами, превратив ее в некоторое подобие Нью-Йорка; а немногие пессимисты робко им возражают, указывая, почти по Гоголю, что в Москве по сравнению с Нью-Йорком совсем иной «характер почв»: там, где в американском мегаполисе прочные и нерушимые скальные породы — в Москве глинистые почвы и «плывуны», множество пустот. Поэтому, мол, Москва может просто не выдержать обилия высотных зданий — в один прекрасный день они якобы могут уйти под землю…

Возможно, это правильно и в более широком смысле: Москва — не Нью-Йорк, и у всего ее роста и благополучия может быть куда более сомнительная основа… Но что может ей грозить? Опасностей много, и они самого разного рода.

Главные угрозы московскому благополучию

Первая из них — это мировой финансовый кризис. Несмотря на распространенный среди москвичей лихой оптимизм на этот счет (базирующийся на сегодняшнем сравнении депрессивных регионов и бодрой Москвы) — на самом деле настоящий кризис просто еще не наступил.

В Отечестве нашем мы имеем пока только свой, локальный структурный вялотекущий кризис, который, по сути, не прекращается все последние 5 лет — и от которого Центр пока защищает Москву, попросту усилив давление на регионы. Но в мире-то кризиса пока тоже нет, но начаться он может в любой момент. Если же он начнется (вероятность чего довольно высока), первым делом рухнут цены на нефть и прочее сырье, после чего неизбежно девальвируется рубль. При этом, самое страшное будет заключаться в том, что из совсем обнищавших регионов выжать что-либо в помощь падающей экономике будет уже просто нечего.

И тогда лафа для московского бюджета закончится — денег станет реально мало, и мы увидим как минимум аналог 2009 года, когда на улицах Москвы стало неожиданно просторно. Тогда, как мы помним, почти замерла деловая жизнь, приостановились стройки, прошла первая болезненная волна сокращений и банкротств в типично московских «сервисных» компаниях — рекламных, маркетинговых, консалтинговых, пиаровских, агентствах недвижимости и т. п. В 2009 году кризис был острым, но непродолжительным, вскоре все пошло на восстановление; но что, если мировой кризис затянется?

Однако, финансовый удар может настигнуть Москву и безотносительно к мировым неурядицам — по чисто внутриполитическим причинам. Ведь не секрет, что сложившаяся внутри страны система перераспределения средств крайне несправедлива даже на первый взгляд: все ресурсы буквально «выдаиваются» из регионов и по разным, хитрым и не очень схемам, перекачиваются в центр, оседая значительной части в московском бюджете. Долгое время регионы мирятся с таким положением, но их терпение вполне может быть на исходе.

Они, конечно, не хотят ссорится с Кремлем и «качать права», но, вполне вероятно, что у них просто не останется другого выхода — ведь денег в региональных бюджетах начинает не хватать уже на самое необходимое. Тогда регионы взбунтуются и потребуют перераспределения средств в свою пользу. И краник для Москвы снова окажется перекрыт.

Прощание с иллюзиями

Большинство москвичей, конечно, свято уверено, что «Москва зарабатывает сама», что «столица сама может себя прокормить» и даже что «ценность региональных ресурсов для Москвы и москвичей преувеличена», она, мол, вполне может обойтись без этих «подпорок» ввиду своего якобы высочайшего «интеллектуального потенциала». Правда же заключается в том, что просто «за интеллект» денег пока не дают, а какого-то собственного ценного и эксклюзивного продукта у Москвы, собственно, нет. Здесь давно уже нет своих крупных производств — почти все крупные заводы, типа АЗЛК, ЗИЛ, «Серп и молот» и др. из Москвы или выведены, или просто прекратили свое существование; в Москве нет месторождений какого бы то ни было ценного сырья — ни нефти, ни газа, ни древесины. «Уникальные московские консультанты и маркетологи» все-таки тоже пользовались спросом в основном у московских же крупных и средних компаний — а у них, как уже было сказано, сильно будут урезаны бюджеты на консалтинговые и прочие услуги.

Другими словами, в Москве появится достаточно большое количество безработных, причем многие из них будут обременены большими долгами и ипотекой.

Однако и это еще не все угрозы. Чрезвычайно разросшееся инфраструктурное, коммунальное и прочее хозяйство города будет требовать огромных средств на свое содержание и поддержание в порядке — в то время как денег в московском бюджете уже, возможно, не будет в достаточном количестве. А ведь, скажем, даже просто отапливать 50- или 70-этажный дом по определению гораздо дороже, чем ту же пятиэтажку-хрущевку. Москве придется пойти или на повышение расценок (цен на билеты, коммунальные услуги и прочее), или от чего-то отказываться, то есть — снижать стандарты обслуживания по самым разным направлениям.

Увеличение безработицы в переполненном городе, где массы людей окажутся под угрозой лишения жилья (из-за просрочки ипотеки или просто из-за нехватки денег на аренду), с неизбежностью приведет к повышению уровня преступности. Все это будет проходить параллельно со снижением стандартов работы городских служб, то есть дороги станут хуже очищаться от снега, станет меньше дворников (или они вообще исчезнут, как, скажем, уже было в Москве начала 90-х, старожилы помнят). Москва потеряет остатки привлекательности, люди начнут покидать город — тем самым еще больше подрывая финансовое состояние города: бюджет Москвы на сегодня почти наполовину состоит из сборов по подоходному налогу.

Московские кафе, рестораны, увеселительные заведения, театры (находящиеся на огромных дотациях из московского бюджета) станут закрываться из-за падения спроса; Москва начнет стремительно превращаться в подобие обычных среднероссийских городов — мрачных, обшарпанных и угрюмых. И самым большим счастьем будет, если в условиях резкого сокращения доходов городского бюджета удастся избежать перебоев в подаче электроэнергии, холодной и горячей воды, а главное — отопления в зимний период в дома.

Несмотря на уже сложившуюся репутацию «европейского города», благосостояние Москвы довольно хрупко и сильно зависит от того, насколько благоприятной будет для столицы как внешняя, так и внутриполитическая обстановка. К сожалению, Москва — далеко не самодостаточный город. И чем огромнее она становится — тем более уязвимой и менее устойчивой она оказывается.

Источник

Российская академия наук выпустила доклад, в котором она рассмотрела «гипотетический» сценарий распада России

Распад России неизбежно подведет черту под имперской версией и неизбежно станет триггером запуска нового проекта. Скорее всего, им станет возникновение нового конфедеративного государства с многостоличной системой управления. Советский Союз, кстати, вплотную подошел к этому проекту, создавая систему ТЭКов — территориально-экономических комплексов, которые объективно создавали основу как раз для ликвидации управленческой монополии, а значит — резкого усложнения всей системы. Но — не успели. Или не смогли, это уже не важно.

Прочитать полностью и изучить...

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ