19 Февраля- 25 Джумада ас-сани 1441

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Турция нанесла удары по 115 целям армии Сирии в ответ на обстрел своих военных

Турция нанесла удары по 115 целям армии Сирии в ответ на обстрел своих военных
11 Февраля
08:42 2020

Турция нанесла в понедельник удары по 115 целям сирийской армии в ответ на обстрел своих военных в провинции Идлиб на севере САР. Об этом говорится в распространенном заявлении Министерства национальной обороны Турции.

"Согласно последней информации из различных источников, в ответ были нанесены удары по 115 целям режима [президента Сирии Башара Асада]. Был нейтрализован 101 солдат режима [президента Сирии Башара Асада], а также три танка, две артиллерийские позиции и один вертолет. В рамках самообороны продолжаются удары по обозначенным целям", - утверждается в заявлении, которое приводит ТАСС.

Турецкая сторона предупреждает, что армия Турции продолжает операцию по нанесению ответных ударов в Идлибе. Ранее сообщалось, что в ответ на обстрел в Идлибе, жертвами которого стали пять военнослужащих Турции, турецкая артиллерия нанесла удары по позициям сирийских правительственных сил.

В Анкаре в последние дни проходили переговоры делегаций Турции и России по ситуации в Идлибе. По словам представителя правящей Партии справедливости и развития Омера Челика, ощутимых результатов переговоры России и Турции в понедельник вокруг ситуации в Идлибе пока не принесли. На прошлой неделе турецкие власти сообщали, что под артиллерийский обстрел сирийских правительственных сил в Идлибе попали турецкие военные. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявлял, что в результате обстрела погибли восемь человек, передает "Интерфакс". Жертвами стали семеро солдат и один гражданский специалист, еще 13 военных получили ранения, уточняет NTV.

Глава минобороны Турции Хулуси Акар утверждал, что турецкие вооруженные силы в ответ на обстрел нанесли удары по 54 целям сирийских сил и нейтрализовали свыше 70 сирийских солдат. Тогда в российском Центре примирения враждующих сторон в Сирии, в свою очередь, сообщили, что турецкая авиация не нарушала воздушное пространство Сирии, а небо над зоной деэскалации в районе Идлиба контролируют военные РФ.

classic.newsru.com

Насколько близка новая русско-турецкая война?

Начав атаку на армию Асада, Эрдоган закусил удила и на компромиссы с Кремлем идти не готов, да, по большому счету, и не может.

Информация, идущая из Сирии, все больше наводит на мысль, что в этой стране со дня на день может начаться новая русско-турецкая война. Очередная кровавая каша заваривается на этот раз на севере Сирии, в провинции Идлиб, формально все еще числящейся «зоной деэскалации».

10 февраля правительственная сирийская армия нанесла артиллерийский удар по турецкому наблюдательному пункту, в результате чего погибли пять турецких солдат.

Тут важно отметить, что произошло это всего через неделю после того как 3 февраля при подобном артобстреле со стороны сирийской армии были убиты 8 турецких военных. После этого турецкая армия и ее ВВС нанесли массированные ответные удары, в результате которых были «нейтрализованы» больше 70 сирийских военных, а президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что его армия «будет поступать так и впредь».

Не стала медлить с ответом Анкара и на этот раз. В результате обстрела армией Турции позиций сирийской армии Асада в Идлибе поражены 115 целей, уничтожены три танка и подбит один вертолет. Об этом в понедельник сообщило Минобороны Турции.

Тут необходимо в очередной раз напомнить, что официальный Дамаск — самый близкий военный союзник Москвы и это «послание» Эрдогана ей было более чем прозрачным. Однако, чтобы уж совсем не было никаких разночтений подобного рода «посланий», турецкий президент решил расставить все точки над i. «До наших российских коллег был донесен сигнал: «не переходите нам дорогу», — сказал он.

Больше того, лидеры России и Турции после 3 февраля, действуя в духе установившихся в последние годы вроде бы достаточно доверительных отношений между ними, провели разговор по телефону. Однако, как видим, к разрядке ситуации он не привел. Российско-турецкие переговоры в Анкаре на уровне МИД двух стран также не дали результатов.

С другой стороны, совершенно очевидно, что президент Сирии Башар Асад не посмел бы действовать в отношении вооруженных сил несравнимо более мощной Турции так дерзко, как сейчас, если бы не ощущал всемерной поддержки Москвы.

Российские военные при этом заявляют, что контролируют сирийское воздушное пространство. Намек более чем прозрачный. Анкара таких намеков пока не делает, вероятно полагая, что в Москве еще не забыли, как умеют контролировать свое воздушное пространство турецкие ВВС.

Тут стоит совершить небольшой экскурс в не столь давнюю историю сирийского вооруженного конфликта. Идлиб — последняя из «зон деэскалации» в Сирии, все еще не подконтрольная правительству Асада. В мае 2017 года представители России, Ирана и Турции договорились в Астане о создании в Сирии четырех «зон деэскалации». Три из них в 2018 году перешли под контроль официальных сирийских властей. По четвертой, которая занимает территорию Идлиба и некоторых частей соседних провинций Алеппо, Хама и Латакия, в сентябре 2018 года Москва и Анкара договорились сепаратно от Тегерана и Дамаска.

Эта договоренность с тех пор регулярно нарушалась, пока в феврале текущего года в «зоне деэскалации» не началась полноценная эскалация вооруженного конфликта.

3 февраля, одновременно с заявлением об ударе по позициям сирийской армии, турецкий лидер, отправляясь с визитом в Киев, назвал присоединение Крыма к России «аннексией» и выразил озабоченность положением крымских татар на полуострове.

Однако турецко-российские противоречия идут еще дальше и шире. Жесткое заявление Эрдогана о том, что он не потерпит присутствия российских наемников в Ливии, демонстрирует, что интересы России и Турции столкнулись и в этой богатой нефтью, североафриканской стране.

Иными словами, мы видим, что Эрдоган, что называется, закусил удила и на компромиссы с Кремлем идти не готов, да, по большому счету, и не может. Дело в том, что часть северной Сирии, оккупированной сейчас турецкими войсками и отрядами протурецких ополченцев — противников президента Асада, это для Турции что-то вроде востока Донбасса для России, военных которой, по официальной версии, как мы знаем, «там нет».

Нет-то нет, но, как часто повторяется, Донбасс Россия не бросит. Точно так же и эрдогановская Турция не может взять, да и вывести свои войска с севера Сирии, которые она, к тому же, ввела туда вполне официально и открыто, по согласованию с Россией.

Анкара не может уйти из Сирии по целому ряду причин, которые условно можно разделить на поверхностные и концептуальные.

К первой категории, вероятно, нужно отнести те, что лежат на виду и официально задекларированы Турцией. Во-первых, Эрдоган не может вывести свою армию из Идлиба, потому что на него нападает «режим» Асада, который продолжает делать это после всех официальных предупреждений, подкрепленных пушечными и авиаударами, сделанными турецким президентом. Во-вторых, он ввел туда армию по причинам, которые сегодня открывают путь для любой агрессии и выражаются понятием «обеспечение безопасности».

По официальной турецкой версии, Анкара ввела свои войска на север Сирии, во-первых, для того, чтобы не допустить новой волны беженцев из этой страны. Достаточно того, что в Турции и так сейчас более 3,5 миллионов сирийских беженцев, перспектива получить еще один миллион из Идлиба, ей совсем не улыбается. Во-вторых, для того, чтобы покончить с «террористами» из отрядов Рабочей партии Курдистана, базирующихся в Рожаве (курдские анклавы на севере Сирии).

И та, и другая причины, конечно, существуют. Однако глубинные, более концептуальные причины, по которым Турция вошла в Сирию всерьез и не потерпит там никаких конкурентов, в ином.

Эрдоган ввязался в сирийскую войну, поскольку рассматривает Сирию как мягкое подбрюшье Турции, не говоря уж о том, что в приграничных сирийских районах живут этнически близкие туркам сирийские туркоманы.

На фоне стагнации турецкой экономики (в 2019 году рост ВВП Турции колебался в районе нулевой отметки) Эрдоган должен впечатлить соотечественников победами на международной арене. Лозунг защиты этнически близких «соотечественников» (как нам это хорошо знакомо!), проживающих на севере Сирии, вероятно призван воодушевить турецких избирателей.

Россия же преследует в Сирии свои цели и получается, что главная причина столкновения Москвы и Анкары на Большом Ближнем Востоке, включающем в себя и Ливию, обусловлена мировой конкуренцией этих двух не очень развитых экономически, но весьма продвинутых в военном отношении государств, имеющих, к тому же, схожие политические системы с авторитарными и давно не сменявшимися лидерами.

Конечно, ни Эрдоган, ни Путин не хотят втягиваться в полномасштабную войну друг с другом. Тут на память приходит старый советский фильм «Никто не хотел умирать». Перефразируя его название, можно сказать, что «никто не хотел воевать». Но и уступить друг другу — для каждого из них это значило бы крупное внешнеполитическое поражение с неизбежным серьезным подрывом авторитета внутри страны. Ни тот, ни другой допустить этого не могут.

Конечно, Путин специалист не только по жестким мерам на международной арене, но и мастер компромисса. Однако, как показывает практика, этот компромисс всегда должен быть в его пользу. Но такой «компромисс» абсолютно неприемлем уже для Эрдогана. Получается, нашла коса на камень?

Безусловно, можно ожидать, что российская и турецкая стороны в ближайшее время попытаются все же прийти к какому-то соглашению по Идлибу. Однако позиции сторон противоположны (Путин говорит, что надо продолжить уничтожать террористов в Идлибе, а Эрдоган вопрошает: «Кого там считать террористами? Тех, кто там воюет за свою землю?»). И с каждым обстрелом они продолжают расходиться все дальше и дальше, так что надежд на мир все меньше и меньше.

Рассматривая сценарии возможного российско-турецкого вооруженного конфликта, уже можно предположить, что это будет прокси-война, подобная Корейской или Вьетнамской, когда СССР и США, поддерживавшие разные стороны конфликта, остерегались вступать в прямое вооруженное противостояние. И все же за штурвалами многих северокорейских и северовьетнамских МиГов тогда сидели советские летчики. Вполне возможно, что в «сирийских» самолетах сейчас тоже будут российские пилоты. Но разве это что-то меняет?

Александр Желенин

rosbalt

Обнаружен «сбитый» турками в Идлибе Ми-24, ранее принадлежавший ВКС России

Появилось фотография подбитого ударного вертолёта Ми-24П ВВС САР, ранее принадлежавшего ВКС России, который по утверждению Миннацобороны Турции якобы был сбит войсками Эрдогана над провинцией Идлиб в понедельник, 10 февраля. Оказалось, что на самом деле винтокрылая машина попала под обстрел бандформирований.

Сирийские военные эксперты сообщили, что несмотря на некоторые повреждения, полученные от огня 57-мм зенитного орудия террористов, лётчики смогли самостоятельно добраться до базы и посадить вертолёт.

Интересно, что несколько лет назад данная боевая машина ВКС России с бортовым номером «40» (жёлтый) попала в кадр военных журналистов на российской авиабазе Хмеймим в провинции Латакия, где она выполняла задачи в ходе контртеррористической операции в составе группировки российских войск в САР.

Позже ударный вертолёт Ми-24П ВКС РФ с бортовым номером «40» был передан ВВС Сирии и получил номер 2862.

Кроме него в 2017 году сирийские военно-воздушные силы получили от России Ми-24П с бортовым номером 2861, который до этого носил номер «30» (жёлтый) в составе Воздушно-космических сил РФ.

Вертолёты какое-то время базировалось на военной базе Хама, с которой наиболее удобно проводить воздушные операции против бандформирований в зоне деэскалации Идлиб.

rusvesna

Эрдоган рискует в Идлибе турецкими армией и обществом

Нерешительность и непоследовательность правительства Реджепа Тайипа Эрдогана в Идлибе угрожает ему очередной утратой лица из-за Сирии не только в мире, в частности мусульманском, но что куда критичнее для него - в самой Турции.

И речь даже не о существе проблемы Идлиба и ее реалистичном решении - закреплении его новой границы по трассе М4, на которой будет остановлено продвижение сил режима с последующим переходом оставшейся территории под контроль СНА и самих турок, как в других их протекторатах (Щита Евфрата, Оливковой ветви и Источнике мира).

Проблема в том, что даже если Эрдогану удастся добиться этого (а если нет, потеря лица и вовсе будет драматической), это все равно будет выглядеть унижением Турции, учитывая то, как все это происходило.

Ведь в принципе, зная о наступлении сил режима и не собираясь им противодействовать, турецкое руководство могло бы просто вывести из под удара хотя бы свои войска. Да, в глазах сирийских союзников это выглядело бы как предательство, однако, их мнение и чувства, похоже, давно не принимаются Анкарой в рассчет в тех отношениях односторонней зависимости, которые позволяют ей делать то, что она хочет и когда хочет.

Однако не желая идти на имиджевые потери, турецкие власти, реально не противодействуя наступлению режима, подставили под его удар своих военных, тем самым понеся репутационные потери в глазах тех, с кем не считаться они не могут - турецких избирателей и армии.

Так, сегодня от удара асадитскими силами по введенному в Идлиб новому турецкому контингенту погибли еще 5 турецких военнослужащих. Произошло это после того, как турки сами отработали по асадитам, чтобы сдержать их продвижение, но для турецких общества и военных сути это не меняет - к недавним 5 жертвам асадитских ударов прибавились еще 5. А в ответ пока беспомощный лепет.

И тут надо понимать, что турецкая армия - это вообще-то не пушечное мясо вроде российской, с которой Кремль может позволить себе делать, что хочет, не опасаясь никаких последствий. Турецкая армия до недавнего времени правила страной и сама власть Эрдогана долгое время висела на волоске из-за угрозы очередного военного переворота, неудачная попытка которого и произошла в 2016 году. После этого Эрдоган вроде бы зачистил в армии все потенциально опасные элементы, заместив их лояльными кадрами. Но все же едва ли ее корпоративный дух и самосознание улетучились полностью.

То же касается и настроений внутри турецкого общества, доминирующей идеологией которого является национализм разных оттенков: светский и религиозный, правый и левый, консервативный и либеральный. После попытки переворота Эрдоган учредил свою обновленную власть на основе союза его Партии Справедливости и Развития (AKP) с Партией Националистического Действия (MHP). Однако как мы это показывали, анализируя результаты последних выборов в Турции и последующих событий в ее внутренней политике, Коалиции AKP-MHP с трудом удается удерживать большинство, при том, что на радикально-националистическом фланге у MHP уводит голоса ее ушедшая в оппозицию часть в лице "Хорошей партии" (IYI Party), а AKP может потерять часть своих избирателей после ухода из нее Ахмета Давутоглу и создания им своей Партии Будущего.

К тому же надо иметь в виду, что далеко не все националисты в Турции поддерживают ее активное участие в сирийских делах, будь то в виде помощи сирийским повстанцам или в виде массированного присутствия в стране сирийских беженцев. Такие люди считают, что Эрдоган там борется не за турецкие национальные интересы, а за свой партийно-религиозный ("ихванский") проект, как он это делает и в Ливии. И надо сказать, что если турецкая политика там сопровождается не просто гибелью турецких военных, но гибелью безответной, то есть унижением турецкой армии и издевательством над ней со стороны асадовского режима, то это только делает такую критику более убедительной. А значит, увеличивает шансы поражения Эрдогана на честных выборах, при том, что армия тоже утрачивает стимулы защищать его власть.

Конечно, возникнет логичный вопрос - а как Эрдоган может ответить на это унижение турецких военных режимом Асада, не рискуя крупномасштабным конфликтом с Россией? Пример подобной реакции недавно продемонстрировали американцы в Ираке, ответив на усиление атак на их военных демонстративным устранением стоящего за ними Касима Сулеймани.

Фигур подобного рода, которые могли бы ответить за унижение турецких военных со стороны режима Асада хватает, начиная, кстати, с него самого. Либо этот ответ должен быть не точечным, а массированным - в отношении сил асадитов в целом, что уже чревато риском нового обострения отношений с Россией.

Есть, однако, риск того, что турецкая власть решит компенсировать эти репутационные потери отвлечением внимания своего общества на другого врага - пресловутых "курдов", против которых решат возобновить операцию "Источник мира". Однако не факт, что такая месть слабому противнику за унижение от сильного удовлетворит турецкие общество и армию...

АВТОР: ИКРАМУТДИН ХАН

Голос Ислама

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ