Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Недуг страсти

Недуг страсти
9 Февраля
18:12 2021

Имам Ибн аль-Каййим, да помилует его Аллах, сказал: «Лекарство от этого губительного недуга — осознавать, что этот недуг, идущий вразрез с единобожием, постиг человека по причине его собственного невежества и беспечного и небрежного отношения его сердца к Аллаху. Человек должен сначала познать единобожие, обычаи Всевышнего и Его знамения. Затем он совершает поклонение внешнее и внутреннее, что помогает ему отвлечься от постоянных мыслей об объекте его страсти. И он должен как можно чаще просить у Аллаха защиты и взывать к Нему с истовыми мольбами, прося избавить его от этой страсти и заставить его сердце вновь обратиться к Нему. Нет для него лекарства полезнее искренности пред Аллахом.

Это лекарство Всевышний Аллах упомянул в Своей Книге, сказав: «Так Мы отвратили от него зло и мерзость. Поистине, он был из числа Наших избранных [или искренних] рабов» (сура 12 «Юсуф», аят 24). Всевышний Аллах сообщил, что Он отвёл от него зло, то есть запретную страсть, и уберёг его от мерзких деяний за его искренность. Поистине, когда сердце искренне и трудится ради Аллаха, в нём не может утвердиться запретная страсть. Она утверждается лишь в пустом сердце.

Недаром сказано: 

Пришла ко мне страсть, а прежде я страсти не знал, 

Сердце пустое нашла, да там и осталась...

Разумный должен знать, что разум и Шариат настаивают на приобретении и совершении того, что приносит пользу, и отдалении от того, что наносит вред. И если разумный сталкивается с чем-то таким, в чём есть и польза, и вред, то на него возлагаются две обязанности, одна из которых связана со знанием, а вторая — с действием. Обязанность, связанная со знанием, предполагает, что человек должен постараться выяснить, что же преобладает — польза или вред? Выяснив это, человек должен выбрать наилучшее.

Известно, что в запретной страсти нет пользы ни для религии, ни для мирской жизни влюблённого, и даже если допустить наличие в ней какой-либо пользы, то вред, причиняемый ею, всё равно во много раз больше этой пользы. Разъясним это.

Во-первых, занятость сердца любовью к творению и поминанием его предполагает, что это сердце не любит Аллаха и не поминает Его, потому что эти две любви и два поминания не могут ужиться в одном сердце. Одно непременно побеждает и воцаряется в сердце.

Во-вторых, запретная страсть причиняет мучения сердцу, ибо, поистине, тот, кто любит кого-то помимо Аллаха, непременно страдает из-за объекта своей любви.

Как говорится:

Он болен страстью...

Как же тяжко его бремя,

Хоть страсть сладка, когда его пленяет!

Ты видишь его плачущим всё время:

То он боится расставанья, то скучает...

Он плачет, когда далеко, потому что скучает,

И плачет, боясь, что грядёт расставанье, при встрече.

Ему расставанье слезами глаза наполняет,

Он встречи желает, но так же он плачет при встрече.

И страсть, даже если пленённый ею считает её наслаждением, на самом деле величайшая мука для сердца.

В-третьих, сердце его — в плену у объекта его страсти, и это унижение, но, опьянённый своей страстью, человек совсем не чувствует, какая беда приключилась с ним. Оно подобно птице в руке ребёнка: он мучает и губит её, а для него это — всего лишь игра и развлечение...

В-четвёртых, страсть отвлекает его от полезного для его религии и мирской жизни, ибо нет ничего более вредоносного для религии и мирской жизни человека, нежели запретная страсть. Если говорить о пользе для религии, то её человек может получить, только если его сердце сосредоточено и устремлено к Аллаху, а запретная страсть — величайшая причина несосредоточенности, рассеянности сердца. Если же говорить о полезном для человека в его мирской жизни, то оно в действительности зависит от того, что приносит пользу его религии. Соответственно, кто упускает то, что приносит пользу его религии, несёт ещё большие потери в том, что касается его мирских интересов.

В-пятых, беды, связанные с миром этим и миром вечным, постигают пленённых страстью быстрее, чем пламя, охватывающее сухие дрова. Причина в том, что чем ближе сердце к запретной страсти и чем крепче его связь с ней, тем дальше оно от Аллаха, ибо наиболее далеки от Аллаха сердца пленённых страстью. А когда сердце отдаляется от Аллаха, беды обрушиваются на него со всех сторон, и шайтан атакует его отовсюду. Завладев им, он причиняет ему столько вреда, сколько сможет причинить. Что можно сказать о сердце, которым завладел враг его, более всех стремящийся увести его от прямого пути и испортить его, и отдалился от него Покровитель его? А ведь только близость к Нему и покровительство Его способно принести ему счастье, преуспеяние и радость.

В-шестых, когда запретная страсть утверждается в сердце и закрепляется в нём, устанавливая над ним свою власть, она начинает портить и рассудок, становясь причиной наущений. В результате человек может уподобиться умалишённым, неспособным пользоваться своим разумом из-за своего помешательства.

Историй пленённых страстью нам известно множество, а некоторые из них нам случается видеть воочию. Самое достойное в человеке — его разум, отличающий его от животных, и без него он уподобляется животным. Более того, положение животного порой даже лучше положения человека, лишившегося разума. А разве не страсть лишила разума Меджнуна — возлюбленного Лейли — и ему подобных.

Они сказали: мол, любовь тебя свела с ума.

Я возразил: «Любовь страшней того, что с сумасшедшими:

Влюблённый не очнётся никогда, а приступы безумия проходят...»

В-седьмых, страсть искажает восприятие человека и может стать причиной телесных недугов. Если говорить о восприятии, то его искажение становится следствием испорченности сердца. Когда портится сердце, то вслед за ним перестают выполнять свои функции глаза, уши и язык. И отвратительное в самом себе и в объекте его любви начинает казаться человеку прекрасным. Как сказано в хадисе: «Твоя любовь к чему-либо делает тебя слепым и глухим» [ Абу Дауд, 5130]. Страсть ослепляет взор сердца, так что человек не видит пороков и изъянов объекта своей страсти. И уши его не слышат всё то плохое, что говорят об объекте его страсти. Желание скрывает от человека недостатки предмета его мечтаний, и он не видит этих изъянов до тех пор, пока не уйдёт его желание: только тогда он замечает вдруг его недостатки. Сильное желание — завеса на глазах влюблённого, мешающая ему видеть объект любви таким, какой он есть на самом деле.

Я к тебе привязался, потому что взор мой закрыла завеса,

А когда она спала, боль затопила мне душу...

Поистине, находясь внутри чего-то, человек не замечает недостатков того, в чём находится, а выходя наружу, видит их. И находящийся снаружи также не замечает этих недостатков. И лишь тот, кто был внутри, а потом оказался за пределами этого, видит все эти недостатки и пороки. Поэтому сподвижники, которые когда-то были неверующими, а потом приняли ислам, были лучше тех, кто родился уже в исламе.

‘Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Аллах) сказал: «Поистине, узлы ислама будут развязываться один за другим, когда родятся в исламе те, кто не знал времён невежества (джахилиййа)».

Если же говорить о теле, то влияние на него страсти очевидно. Она истощает тело, а иногда и вовсе убивает, о чём свидетельствуют истории погубленных страстью. К Ибн ‘Аббасу (да будет доволен Аллах им и его отцом), который в это время находился на Арафате, как-то привели юношу, которого так иссушила влюблённость, что от него остались кожа да кости, и Ибн ‘Аббас спросил: «Что с ним?» Ему сказали: «Влюблённость». И оставшуюся часть дня на Арафате Ибн ‘Аббас просил у Аллаха защиты от страстной влюблённости.

В-восьмых, страсть представляет собой чрезмерную любовь, в результате которой объект любви получает власть над сердцем влюблённого, так что образ его всё время стоит у влюблённого перед глазами и он постоянно вспоминает и думает о нём. Занятая таким образом, душа перестаёт использовать свою телесную и духовную силу и она остаётся невостребованной, в результате чего тело и дух постигают трудноизлечимые, а то и вовсе неизлечимые недуги. Изменяются действия человека, его свойства и стремления. Всё это нарушается и приходит в расстройство, и человеку уже не под силу исправить это.

Начинается страсть легко и сладко, но середина её — тревоги, занятость сердца и болезнь, а конец — погибель, если только Всевышний Аллах не окружит его Своей заботой. Как было сказано:

Ты от страсти беги: ведь страданье — начало её,

Середина — болезнь, а конец и вовсе — погибель...

Это его грех, и он совершает преступление против себя же...».

См. «Ад-да’ ва ад-дава’»; «Избранное», 3/277-283

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ