13 Ноября- 16 Раби аль-авваль 1441

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Кризис ордынского духовенства

Кризис ордынского духовенства
25 Октября
16:55 2019

Живя у себя в республике, и сталкиваясь с собственными локальными проблемами, мусульмане Кавказа редко располагают сведениями, и ещё реже думают о проблемах, которые были, есть и появляются на наших глазах у татар и башкир. У нас, действительно, очень много проблем, и с большинством из них «северные» мусульмане не сталкиваются. Однако там сейчас протекают процессы, которые у нас начали зарождаться и набирать обороты около десяти-пятнадцати лет назад, и которые привели к проблемам, остро стоящим на сегодняшний день. Поэтому для нас это может быть интересно.

Несмотря на сложившийся в умах кавказцев стереотип о том, что татарские хазраты полностью находятся под колпаком российских силовых структур, и что нормальным исламом там и не пахнет, ислам в России распространялся достаточно активно и продуктивно. Пусть у них всё было не так гладко, как нам хотелось бы, но своих целей они добивались и добиваются по сей день: строятся мечети, открываются медресе, люди принимают ислам, а мусульмане являются активной и созидательной частью общества.

Всех этих результатов татары и башкиры добились в большей мере по причине своего относительного единства и свободы. Многие муфтияты, если не считать муфтияты подконтрольные ЦДУМ, олицетворением которого долгие годы является Талгат Таджудин, входили в состав Совета Муфтиев России. В свою очередь СМР возглавляется Равилем Гайнутдином, являющийся в глазах большинства мусульман страны главным духовным лицом мусульман России. Муфтияты-участники Совета Муфтиев были равноправными членами организации, которые условно подчинялись Гайнутдину, но управлялись не главным муфтием, а были автономными. Председатель совета, конечно, мог давать рекомендации или даже настаивать, к примеру, на отставке того или иного муфтия, если он переходил рамки закона (как мусульманского, так и УК РФ), но в основе муфтияты были свободными островками, которые работали так, как считают нужным. Это и обеспечивало развитие, которое мы до сих пор наблюдаем.

Но то ли СМР поднадоел, то ли иные подковёрные процессы начались, как вдруг стала набирать обороты организация под названием ДУМ РФ, к слову, тоже не новая, а переформатированная из другой организации. Теперь Совет Муфтиев России должен был плавно перетечь в новую организацию, которая также была подконтрольна Равилю Гайнутдину.

Ну появилось новое Духовное управление и появилось, что же тут странного? Ведь у татар с башкирами таких организаций несколько. Вспомнить того же Альбира Крганова, который «забабахал» себе собственный муфтият, вдобавок заявив, что является ещё одним муфтием Москвы. Или муфтият Татарстана, вообще никуда не входящий, и плавающий отдельным айсбергом, выйдя недавно из состава СМР. Вроде бы проблем возникнуть не должно было.

Однако они возникли. Некоторые муфтияты, почувствовав, что их пытаются развести, отказались вступать в эту организацию. Первым демонстративно отказалось вступать духовенство Ульяновской области. За ними своё несогласие выразила Мордовия. Говорят, что и Башкортостан – один из самых «жирных кусков», грубо говоря, теперь тоже не хочет вступать. Вопрос с башкирами пытались решить даже в Уфе, но пока безуспешно. В общем, вопросы относительно своей независимости и равноправия начали появляться и у других членов СМР, стоящих в очереди на вступление в ДУМ РФ. И связаны эти вопросы с новым уставом, принятым втихую во время празднования недавнего юбилея Равиля Гайнутдина в Москве. Видимо, при голосовании никто настроение хазрату портить не захотел, поэтому дело было сделано. Принят новый устав.

Согласно положениям устава, в новой организации начинает заметно выстраиваться строгая иерархическая система, где верхушка сможет полноправно назначать или смещать с должностей руководителей региональных муфтиятов и даже их заместителей, ранее имевших независимость, если те, к примеру, утратят доверие в глазах руководства. Довольно расплывчатая причина, согласитесь. К тому же, поговаривают, что единственным заместителем теперь считается Дамир Мухетдинов, несмотря на то, что официально есть ещё один первый заместитель – Дамир Гизатуллин.

Их опасения можно понять. На их глазах уходит в небытие серьёзная организация, в рамках которой они добились значительных успехов, и предлагается туманное будущее, ставящее под сомнение возможность плодотворной работы в дальнейшем. К тому же, если бы вопрос назначения и смещения имамов и муфтиев осуществлялся строго Равилем Гайнутдином, то претензий бы больших не было, так как доверие к председателю СМР у остальных участников Совета какое-никакое, но было. Однако многие из них понимают, что эта функция может быть отдана набравшему в последнее время внушительный политический вес внутри ДУМ РФ, и не менее внушительные аппетиты – Дамиру Мухетдинову. А сей персонаж, как известно, подозревается в тесной связи с коранитами, каким-то волшебным образом пробравшимися на тёплые места в духовной вершине страны. Обнаружилось, что они вдруг стали преподавателями и лекторами на курсах повышения квалификации российских имамов, им предоставляются всевозможные площадки и трибуны для вещания, и, в общем-то, чувствуют себя эти сектанты, типа Рустама Батрова (,которого даже в причастности к саентологии подозревают) довольно вольготно. Многие считают их куратором именно Мухетдинова.

А теперь представьте, что вы подписываетесь под документом, согласно которому вас могут в любое время сместить с должности. Не означает ли это, что вы сами взбираетесь на стул и медленно надеваете на свою шею верёвку? Вот и я так думаю. Поэтому некоторые муфтияты отказались вступать в ДУМ РФ.

Вообще, мне сложно понять взаимоотношения татар друг с другом. Они другие. Кавказцы ментально очень сильно отличаются от них, поэтому мы удивляемся, что там, где мы бы действовали молниеносно, они проявляют мягкость и уступчивость. Вроде бы всё понимают, видят проблемы с коранитами, которые уже открыто, ничего не боясь, транслируют свои отвратительные мысли с трибун Болгарской академии и на прочих конференциях, вроде бы видят, что все муфтияты пытаются подогнать под строгую иерархию, но ничего существенного не делают. Единственная реакция – это отказ вступать в новую организацию. И никаких дальнейших действий. Полная пассивность.

В принципе, если на этой почве пойдёт серьезный раскол, то нельзя исключать, что многие муфтияты, не желая входить в ДУМ РФ, войдут в ряды конкурирующего муфтията – ЦДУМ, найдя поддержку у Талгата Таджудина. Он то вряд ли отвергнет новые муфтияты, идущие ему прямо в руки.

Более принципиальные духовные управления, не желающие быть ни под Дамиром, ни под Таджудином, вполне себе могут организовать свой собственный новый Совет, либо войти в уже существующие другие организации. Если мне не изменяет память, до образования СМР существовала другая ассоциация, которая существует и по сей день. Её тоже при желании можно возродить, если этого будут требовать обстоятельства. Так что, ходов на этой шахматной доске под названием «татарское духовенство» ещё много.

Мы на Кавказе уже прошли через всё это, и прекрасно знаем, к чему приводят такие обычные на первый взгляд процессы. Всё начинается с красивыми лозунгами, а заканчивается строгой монополией. Но повлиять на татар у нас нет возможности, поэтому приходится просто сожалеть и запасаться попкорном, потому что главные и самые интересные события ещё впереди. Хватит ли у них мудрости и сил не разрушить то, что они имеют на сегодняшний день – покажет время. А мы будем наблюдать.

Ислам Абдуллаев [islamcivil.ru]

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ