29 Января- 4 Джумада ас-сани 1441

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Какая разница между «‘акъыйдой и «манхаджем»?

Какая разница между «‘акъыйдой и «манхаджем»?
9 Января
16:40 2020

Шейх аль-Альбани, да смилуется над ним Аллах, относительно слов Всевышнего Аллаха: «А того, кто воспротивится Посланнику после того, как ему стал ясен прямой путь, и последует не путем верующих, Мы направим туда, куда он обратился, и сожжем в Геенне. Как же скверно это место прибытия!» (ан-Ниса, 115), - сказал: «Следование по пути верующих или отсутствие следования по пути их является весьма серьезным делом, отражающим положительно и отрицательно.

Тот, кто последовал по пути верующих, является спасшимся у Господа Миров, тому же, кто пошел в противоречие пути верующих, достаточно огня, как же скверно это место прибытия» (см.: «Фитнатуль-такфир»).

Шейх Фаузан, да хранит его Аллах, сказал: «Если будет манхадж правильным, то его приверженец будет в числе обитателей рая. Если он будет на манхадже Посланника (ﷺ) и на манхадже праведных саляфов, то он будет из числа обитателей рая с дозволения Аллаха! А если он будет на заблудшем манхадже, то ему грозит огонь. Правильность манхаджа или отсутствие его является следствием либо рая, либо ада» (см.: «аль-Аджуйба аль-муфида» 125).

Шейх Фаузан, да хранит его Аллах, также сказал: «Манхадж является более обобщенным, чем ‘акъыйда. В манхадж входит ‘акъыйда, нравы, взаимоотношения и вся жизнь мусульманина. Любой образ жизни, по которому идет мусульманин, называется манхаджем. Что касается ‘акъыйды, то под ней подразумевают – основы имана, смысл двух свидетельств и то, что требуют они, это и есть акъыйда» (см.: «аль-аджуйба аль-муфида» 123).

Шейх ‘Убейд аль-Джабири, да хранит его Аллах, сказал: «Одним словом, что Ислам – то есть в арене призыва - состоит из ‘акъыйды и манхаджа. У кого будет правильная ‘акъыйда, у того обязательно будет и правильный манхадж, также и наоборот. Если у кого-нибудь испортится манхадж, то у него будет порок в ‘акъыйде.

Хариджиты обвинили в неверии мусульманина из-за больших грехов, в результате чего считают разрешенным кровь его, имущество и семью. И он, по их мнению, является неверующим в этой жизни и выносят постановление в отношении его, что он пребудет в огне вечно, если умрет на большом грехе.

Му’тазилиты же считают совершившего большой грех, что он в этой жизни находиться между двумя степенями, не является ни мусульманином, ни неверующим. Однако они согласны с хариджитами в постановлении Последующей Жизни в отношении мусульманина, совершающего большой грех. Они противоречат Корану, Сунне и единогласному мнению ученых.

Коран, Сунна и единогласное мнение говорят о том, что мусульманин-нечестивец (то есть, грешный мусульманин-единобожник) в этом мире является верующим по причине своей веры и является нечестивцем по причине своих больших грехов, а в Судный День он попадает под желание Аллаха. Поэтому нарушение манхаджа их основывается на нарушении их ‘акъыйды, а иначе, зачем тогда они сражаются с правителями (мусульман) и выходят против них? Потому что они убеждены в том, что они являются неверующими, и что кровь их, имущества и честь являются дозволенными» (см.: «Радд аль-‘Алляма Убейд аль-Джабири ‘аля къауа’ида аль-Халяби» стр.39-43).

Шейх ‘Убейд аль-Джабири, да хранит его Аллах, также сказал: «Ислам состоит из правильной акъыйды и правильного манхаджа, и одно без другого быть не может. Поэтому, если у кого-то порочный манхадж, то будьте уверены, что это следствие порочности его ‘акъыйды. Если будет правильная акъыйда, такой как она должна быть, то будет и правильным манхадж» (см.: (или же: сл.: «аль-Йидах уаль-байан фий кашф ба’д тараикъ фиркъатиль-ихуан»).

Шейха Раби’, да хранит его Аллах, сказал: «Я слышал, что шейх Ибн Баз не делает различие между ‘акъыйдой и манхаджем и говорит, что все это одно и тоже.

Шейх аль-Альбани же делает различие, и я тоже делаю. Я считаю, что манхадж является более объемлющим, чем ‘акъыйда.

Манхадж охватывает ‘акъыйду и поклонения. Охватывает то, как ты понимаешь, критикуешь, ведешь себя с приверженцами нововведений (и т.д.). Поэтому манхадж является всеобъемлющим. Манхадж приверженцев Сунны в ‘акъыйде, манхадж их в поклонении, манхадж их в обучении и манхадж их в прочем! Манхадж является более объемлющим, без сомнения. Однако приверженцы страстей разделяют между ‘акъыйдой и манхаджем для хизбитских и политических целях. Прибегают к хитростям по отношению ко многим саляфитам, и говорят: «Ты остаешься на своей ‘акъыйде, однако в вопросе манхаджа мы нуждаемся в взаимной помощи в этом. Нет проблем, чтобы ты сказал: «Я в ‘акъыйде саляфит, а в манхадже – ихуан»».

Известно, что из манхаджа ихуановцев является выход войной против саляфитской ‘акъыйды. Поэтому тот, кто говорит: «Я в ‘акъыйде саляфит, а в манхадже – ихуан, или таблиг», то тот свидетельствует против себя самого, что он воюет против саляфитского манхаджа и саляфитской ‘акъыйды. Поэтому это одна из хизбитских и политических хитростей, которую распространяют таблигъи и ихуановцы и разделяют между манхаджем и ‘акъыйдой, дабы поиграть разумами саляфитов в частности» (см.: «аль-Аджуиба аль-‘алляма аш-шейх Раби’ ‘аля асъиляти аби рауахати аль-манхаджийа»).

_____________________________________

Прим. переводчика: Таким образом, те ученые, кто делает различие между «‘акъыйдой» и «манхаджем», не разделяют их полностью, напротив, делают ‘акъыйду из манхаджа. Поэтому они не принимают, чтобы ‘акъыйда человека была саляфитской, а манхадж его противоречил саляфам, ибо, по мнению их, ‘акъыйда входит в манхадж.

Подготовил: Абу Сумая Казахстани

Какая у Российской Федерации акыда? А какой у нее мазхаб или манхадж?

Казалось бы, абсурдные вопросы, ведь речь идет о стране с исторически преобладающим немусульманским населением, в конституции которой указано:

"Статья 14

1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

...Статья 28

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

...Статья 13

1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

...Статья 29

1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова".

Все так, формально. Однако на практике судебные и силовые структуры РФ с упорством, достойным лучшего применения, продолжает решать, какие исламские богословские произведения и переводы священных текстов имеют в ней право на существование, а какие нет. Пародически выступая в роли шейх уль-Ислама, муфтия или кадия исламского государства с государственной акыдой или мазхабом, которым должны соответствовать все распространяемые в нем богословские произведения.

На этот раз подозрения у "защитников государственной акыды и мазхаба РФ" вызвали книги «Комментарий к Великому Корану Мухтасар (сокращенный) „Тафсир аль Куран аль-Азым" Абу-ль-Фидаа Исмаила ибн Умара ибн Касира ад-Димашки» и «Абд ар-Рахман бин Насир. Толкование Священного Корана „Облегчение от Великодушного и Милостивого": Смысловой перевод Корана на русский язык с комментариями Абд ар-Рахмана ас-Саади: в 3 томах». Требовать их запрета "мухтасибы" из прокуратуры Самарской области будут на заседании Красноглининского районного суда Самары, который должен состояться 21 января сего года, то есть, уже через несколько дней. Интересы издателя (и фактически мусульман) на суде вызвались защищать известные мусульманские адвокаты и правозащитники Руслан Нагиев, Саид-Магомед Чапанов, Равиль Тугушев, Марат Ашимов.

Еще один интересный момент, на который указали некоторые наблюдатели - "хранители государственной акыды РФ" опять хотят запретить перевод богословского текста, выполненный известным переводчиком и исламоведом (настоящим, а не липовым вроде Силантьева и Ко) Эльмиром Кулиевым. Ранее они уже запрещали такие его произведения как «Закят. Его место в исламе. Пост в Рамадане, его значение для мусульман», «На пути к Корану» и даже «Смысловой перевод Священного Корана на русский язык».

О причинах такой "любви" к Кулиеву остается только догадываться - ведь этот человек хорошо известен своими призывами к мусульманам не только бесконфликтно жить в государствах, гражданами которых они являются, но и отказаться от любой активности, которая может дать повод для недовольства государства ими. Однако, как видим, в случае с Россией таким поводом может стать перевод самой Священной книги мусульман или написание текстов на общие богословские темы. Впрочем, надо отметить, что у Кулиева среди мусульман есть оппоненты по чисто богословским вопросам. Но какое до этого дело прокуратуре РФ? Или она все же придерживается какой-то акыды, мазхаба или следует фетвам какого-то муфтия, отклонения от которых недопустимы? А можно их тогда озвучить широкой общественности?

Впрочем, если серьезно, формальным основанием для запретов исламской литературы является якобы наличие в таковой экстремизьма, а не ее "отклонение от правильной акыды". Но если объяснить признание экстремистскими трудов идеологов современных непримиримых группировок можно без особых проблем, то попытка подвести под экстремизьм переводы священных текстов мусульман - Корана, сборников достоверных хадисов, либо же классических богословских произведений (аналог святоотеческого предания у православных), выглядит как запрет Ислама. Недаром, на такую попытку несколько лет назад остро отреагировал даже такой абсолютно внутрисистемный человек как Рамзан Кадыров. Но, видимо, российские силовики думаю, что "вода камень точит", и рано или поздно считающие себя мусульманами люди внутри этой системы смирятся с этими бесконечными запретами.

Впрочем, для кого-то из них, возможно, это станет поводом рано или поздно задуматься о том, сколько будет реально усиживать на двух стульях - своей исламской идентичности и лояльности системе, которая ведет борьбу с ней и всем, что ей вздумается. Ведь еще лет 10-15 назад какие-то флажки силовики не считали возможным переходить. К примеру, автору этих строк один из проповедников иностранного происхождения, вокруг которого собиралась исламская молодежь в крупном российском городе, рассказывал, что приходившие с ним "поговорить" российские силовики предупреждали, что он может учить своих учеников чему угодно, кроме одного - не призывать их к джихаду против России. При этом на его возражение, что он не может обходить аяты и хадисы о джихаде, они отвечали, что понимают это, но просят его неиспользовать их для призывов к джихаду "здесь и сейчас", чего он и избегал. Однако шаг за шагом, пробуя мусульман на зубок, эта система видела, что без всяких последствий для себя запрещать они могут все, что угодно, и в итоге дошли до того, что запрещают переводы и признанные во всем мире толкования Корана, хадисов, брошюры о закяте, сборники молитв (ду'а) и т.д.

Так не пора ли мусульманам потребовать у них придерживаться собственного официального "манхаджа" в виде положений конституции о свободе вероисповедания, слова и идейном плюрализме?

АВТОР: ИКРАМУТДИН ХАН

golosislama

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ