Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

В Кремле Равиль Гайнутдин пообщался с президентом Путиным

В Кремле Равиль Гайнутдин пообщался с президентом Путиным
5 Июня
07:03 2019

В день праздника разговения – Ураза-байрам, знаменующего окончание месяца Рамадан в Кремле прошла встреча президента России Владимира Путина и председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина. Об этом сообщает пресс-служба главы государства.

Как отмечается в сообщении, президент обсудил с муфтием «некоторые вопросы организации духовной жизни и вопросы административно-хозяйственного свойства». По словам мусульманского деятеля, приоритетным вопросом для Совета муфтиев сегодня является развитие исламского образования.

«Особо хочется отметить Ваш вклад, Ваше понимание, Вашу поддержку в вопросе создания в России системного исламского образования.

Мы сейчас имеем несколько исламских высших учебных заведений, которые получили аккредитацию государственного образца, имеем право выдавать дипломы. Наши учебные заведения, они все сегодня действуют, получив лицензию. Мы создали сейчас многоступенчатую систему исламского образования. Благодаря Вашей поддержке мы открыли в Республике Татарстан для всей России Болгарскую исламскую академию, мы являемся учредителями. Мы также являемся учредителями Российского исламского института, который работает в Казани. И конечно же, флагманом исламского образования я могу считать Московский исламский институт», - сказал Равиль Гайнутдин.

Напомним, что ранее Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин рассказал о проблеме строительства мечетей и призвал мусульман к терпению. В интервью «БИЗНЕС Онлайн» муфтий в частности поведал, что в Москве и ряде других регионов, несмотря на острую потребность в мусульманских храмах, мечети строить не дают, «объясняя это тем, что люди против». В столице на Волжском бульваре, где ранее общине была выделена земля, вместо мечети построили две православные церкви, посетовал он.

«Кстати, в Москве всего четыре мечети, а, например, в коммунистическом Пекине их 80!», - сказал собеседник издания.

Также Гайнутдин упомянул ситуацию в Калининграде, где у мусульман также отобрали ранее выделенную землю, на которой община практически закончила возведение мечети. «Все шло по плану: постановление правительства области, согласование проекта и строительных работ. Но вдруг власти приняли решение, что на этом месте не может быть мечети. Тут же одобрили закон о том, что мечеть не должна находиться вблизи каких-то зданий», – сказал он.

«Чем она (мечеть, - IN) помешала? – задался вопросом глава СМР. - Но месяца через два в центре города открыли синагогу с огромным куполом. Получается, что одним можно, другим можно, а третьи разве не являются налогоплательщиками, защитниками государства? А ведь первым комендантом Кенигсберга после взятия его советскими войсками во время Великой Отечественной войны был Хаким Биктиев — наш, татарин. Хаким-ага является и основателем, и первым председателем мусульманской общины Калининграда. Пока в Калининграде окончательно вопрос не решен. Но мы надеемся, что сохраним мечеть».

При этом муфтий призвал мусульман к терпению. «Я, как духовное лицо не хочу, чтобы была вражда, межконфессиональный конфликт. Я обязан сохранять мир, стабильность и спокойствие в нашей столице. Я говорю нашим мусульманам: «Успокойтесь. Делайте „сабр" (в исламской традиции — терпение, упорство в вере — прим. ред.). Не надо устраивать митинги».

Путин сердечно поздравил мусульман с Ураза-байрамом и похвалил их

Президент России Владимир Путин сердечно поздравил российских мусульман с Ураза-байрамом (Ид аль-Фитр) - одним из двух главных исламских праздников, который знаменует собой завершение поста в месяц Рамадан.

Глава государства подчеркнул, что этот праздник «обращает верующих к высоким духовным и нравственным ценностям ислама», «побуждает к добру и милосердию, к заботе о тех, кто нуждается в помощи и поддержке».

Кроме того, российский лидер отметил большой вклад, вносимый мусульманскими организациями в «развитие межрелигиозного и межнационального диалога, единение народов России».

Путин приветствовал укрепление взаимодействия мусульман с государственными структурами, а также активную деятельность исламской уммы в области благотворительности и просвещения.

При этом президент выразил уверенность в том, что российские мусульмане продолжат «активно участвовать в жизни страны, своей плодотворной деятельностью способствовать сбережению нашего бесценного исторического, культурного, духовного наследия».

Праздничный намаз по случаю Ураза-байрама прошел во вторник рано утром по всей России. Как и в предыдущие годы, больше всего верующих собралось вокруг Соборной мечети Москвы, где молитву проводил глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин. В своей речи муфтий напомнил о тяжелом положении мусульман в охваченных войной странах - Палестине, Ираке, Сирии и Афганистана, и выразил надежду на то, что в этих государствах в конце-концов наступит мир и справедливость.

IslamNews

На какой лодке истории окажется Равиль Гайнутдин?

Равиль Гайнутдин, глава Совета Муфтиев России и Духовного Управления Мусульман РФ по случаю праздника Ид аль-Фитр был принят Владимиром Путиным.

Надо сказать, что новость эта выглядела почти как сенсация. Равиль-хазрат уже давно находится в опале у Кремля и его в последние годы не то, что к Путину не приглашают, но и редко сажают во втором ряду за сидящими в первом иерархами РПЦ, по соседству с деятелями вроде Альбира Крганова или Исмаила Бердиева. Хотя, возможно, что ему и предлагают к ним присоседиться, но амбиции "духовного лидера мусульман России" не позволяют это предложение принять.

Так или иначе, приглашение Гайнутдина в Кремль после длительного перерыва - это новый поворот. Что бы это значило? В таких ситуациях всегда возможны два подхода: первый - искать в подобных действиях Кремля некий глубокий смысл, второй - не преувеличивать их значения, пока за ними не последуют реальные дела, и делать поправку на фактор случайности и аппаратной неразберихи.

Однако если в Кремле вдруг снова захотели увидеть Гайнутдина, который был отдален от него за свою репутацию "фрондера" на фоне абсолютных марионеток вроде Таджудина, Крганова, Бердиева и т.п., то почему именно сейчас? Версия, которая приходит в голову, что на фоне роста протестной активности в стране в Кремле решили приблизить к себе Гайнутдина как наиболее непокладистого, чтобы таким образом предотвратить ее в мусульманском сегменте общества.

Судя по тому, как эта встреча была преподнесена общественности пресс-службой СМР и ДУМ РФ, Равиль-хазрат инициативу Кремля поддержал. Так, описание встречи ограничилось общими протокольными фразами в духе: "Муфтий Гайнутдин проинформировал президента Путина о проектах Духовного управления мусульман Российской Федерации и Совета муфтиев России, направленных на интеллектуальное, социальное, институциональное развитие российского мусульманства, на реализацию стратегии духовной дипломатии на международной арене. Собеседники подтвердили актуальность намеченных ранее целей по социализации мусульман и воссозданию отечественной школы мусульманского богословия".

Что тут важно, так это то, что Равиль-хазрат, не раз в последнее время выступавший с критикой государственной исламофобии, судя по описанию содержания этой встречи, не стал использовать ее, чтобы донести свои критические соображения тому, кто к этой политике имеет непосредственное отношение. По крайней мере, этого не было сделано публично, а раз так, то этого не было как политического факта, потому что в политике важно то, что фиксируется на публике, а не ни к чему не обязывающие "разговоры за чаем".

Понятно и почему - будь такие претензии озвучены первому лицу Кремля публично, такая встреча наверняка бы стала последней. Равиль-хазрат же, похоже, решил воспользоваться шансом на восстановление своих пошатнувшихся позиций и возвращение к своей традиционной повестке.

Но что это за повестка? Информативно в этом смысле интервью, данное им казанской газете Бизнес-Онлайн, в котором он сказал, в частности, следующее: "Если бы ислам в России был представлен целостной, централизованной структурой, то были бы единая политика и позиция по всем вопросам. Даже государству было бы легче с этой структурой взаимодействовать и (трезво рассуждая) проводить через нее разумную государственную политику в отношении мусульманского населения. Но находятся силы, которые этому противостоят.

Казалось бы, почему? В постсоветское время началось духовное возрождение на волне демократизации. Согласитесь, раз мы строим демократическое государство, оно дает нам право на свободу совести, слова, вероисповедания. Но ведь демократия — это же не анархия. Ислам — демократия, но в исламе есть повеления, законы, требования — так что будь добр выполнять. Но нам сказали, что раз демократия, то пусть создают любые структуры. Кому это выгодно? Другим. Нет целостности, поэтому могут сказать: «Вы ставите этот вопрос, а есть другой деятель, который молчит, либо не согласен и имеет другое мнение». Однозначно можно сказать, что выстраивание строгой вертикали отвечает долгосрочным стратегическим интересам российских мусульман — да и всего российского государства. Но сегодня мы наблюдаем, как многие не хотят, чтобы в исламе выстраивали строгую вертикаль".

В общем, старые песни о главном - мусульманам России нужна единая структура. Вот как-то живут мусульмане без таких единых структур во многих странах, и ничего - и мечети строятся, и исламские центры открываются, не запрещается исламская литература, не сажают и не убивают исламских активистов, а в ряде мест мусульманские диаспоры даже участвуют в политике стран проживания, оказывая влияние на ход выборов. А в России без этого, ну никак нельзя - такая у нас страна, что без "вертикали власти" никуда. Ну, а если такая вертикаль возникнет, но возглавит ее не Гайнутдин, как он по умолчанию предполагает, а тот же Таджудин или Крганов? Станет мусульманам от этого легче отстаивать свои права, будут ли с ними больше считаться? Риторические вопросы...

Так чего тогда хочет от Кремля Равиль-хазрат? Чтобы тот осуществил такую централизацию под него, его СМР и ДУМ РФ? Но такого не будет, и он это должен понимать. Максимум, чего можно было бы добиться, это чтобы СМР снова начали "слышать", как было в "старые-добрые" времена, когда у его руководителя была возможность, пользуясь этим, добиваться от властей каких-то вещей.

Однако по сравнению с временами десятилетней и более давности ситуация давно изменилась, хотя, возможно, в СМР этого так и не поняли. Изменились и Кремль с режимом, созданным им в стране, и вызванные ими настроения - как среди мусульман, так и среди немусульман. Все больше людей понимают, что ждать от этой власти изменений к лучшему нельзя, а потому их нужно требовать, за них нужно бороться, как начинают делать люди будь то в немусульманских Архангельской области и Коми, Екатеринбурге, Приморье или в мусульманской Ингушетии.

И что сегодня могут предложить этим людям, в том числе мусульманам, Кремль и Гайнутдин, не сумевший в свое время воспользоваться близостью к власти, чтобы этих людей уважали, а не гнобили? Пока, как видно из того же интервью, в обмен на новые иллюзии улучшения политики государства и поддержки им "целостной, централизованной структуры" мусульман, он предлагает последним устраниться от борьбы за свои права, в которую все больше вовлекается остальное российское общество.

"Я говорю нашим мусульманам: «Успокойтесь. Делайте „сабр". Не надо устраивать митинги», - говорит Гайнутдин. На вопрос журналиста "Где же выход кроме «сабра»"? он ответчает: "Делаем «сабр»", добавляя: "но ведь должны понимать, что 25 миллионов российских мусульман имеют честь и уважение к себе".

Должны? А почему?! Если эти 25 миллионов никак себя не проявляют, а их лидеры призывают их "не устраивать митинги", почему кто-то должен с ними считаться? В современном мире аксиомой уже давно является то, что считаются только с теми, кто заставляет с собой считаться. Вот жители Екатеринбурга или Архангельской области и Республики Коми решили, что с ними должны считаться, и продемонстрировали это. Так же было и в Ингушетии. А с чего кто-то будет считаться с какими-то абстрактными "25 миллионами российских мусульман", которые не заявляют о себе ни на митингах, ни на выборах, если их представители каждый раз в критический момент приходят на помощь власти, чтобы получить от нее за это какие-то подачки?

Однако есть большие сомнения в том, что это будет продолжаться бесконечно. Прежде всего потому, что сколько бы ни призывали мусульман "не митинговать" и "делать сабр" их "духовные лидеры", рост протестных настроений в стране это не остановит. Причем, едва ли стоит пугать мусульман "религиозной войной", к которой это может привести. Ведь разжигание подобных войн в последнее время, если от кого и исходило, то от провластных кругов, уже давно слившихся с РПЦ. На этом фоне растущие протесты россиян против власти и РПЦ, напротив, дают мусульманам шанс на диалог с остальным обществом, на то, чтобы в протестном движении их тоже стали воспринимать как одну из угнетенных групп (каковой они и являются) в одном ряду с иеговистами или баптистами, о преследовании которых все чаще пишут оппозиционные СМИ.

Не целостная и централизованная структура, через которую Равиль-хазрат предлагает опять государству проводить свою политику в среде мусульман, а структуры низовой самоорганизации и лидеры, действующие изнутри борющегося за свои права общества - вот, что сегодня нужно мусульманам. Если "духовные лидеры" поймут это, у них еще есть стремительно уходящие шансы стать хотя бы адвокатами и посредниками исламского гражданского общества, которое родится с ними или без них, когда придет время. В противном случае, если они ради восстановления своих позиций перед властью свяжут свои перспективы не с этим обществом, а с ней, они окажутся с этой властью на одной тонущей лодке.

АВТОР: ИКРАМУТДИН ХАН

Голос Ислама

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ