Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

От независимости самой независимой российской республики ничего не осталось

От независимости самой независимой российской республики ничего не осталось
21 Сентября
03:01 2017

История Татарстана демонстрирует, как Россия спаслась, а демократия погибла

Как удалось сохранить Россию все эти годы после распада Советского Союза? Корреспондент газеты Helsingin Sanomat в Москве Пекка Хакала (Pekka Hakala) отправился искать ответ на этот вопрос в Казань — столицу разбогатевшего за счет добычи нефти Татарстана.

Татарстан мог бы получить большую автономию, а Россия могла бы стать настоящей многопартийной демократией. Ни того, ни другого не произошло.

Когда Советский Союз распался, многие думали, что следом распадется и Россия. Самая большая страна мира еще раз расколется на части.

Однако все произошло иначе. Владимир Путин стал контролировать различные территории еще сильнее, и на практике Россия превратилась в страну одной партии. Если вы хотите понять, как это произошло, стоит поехать в Казань.

Казань — столица Республики Татарстан, входящей в состав России. Это один из самых богатых регионов России, на территории которого добывают нефть и газ. В последние годы наличие денег стало отражаться на облике города.

Самое помпезное здание Татарстана — новое здание Министерства сельского хозяйства, которое издалека напоминает Казанский собор в центре Санкт-Петербурга. Однако вблизи оказывается, что здание больше собора. В центре фасада министерства расположено гигантское бронзовое дерево, внизу — огороженный газон.

Газон — искусственный. На табличке написано «Сидеть на мраморном ограждении и распивать алкогольные напитки запрещается».

«Это просто ужасно!» — так охарактеризовал здание главный редактор «Новой газеты» Ирек Муртазин.

«Раньше на этом месте были старые дома и квартиры преподавателей университета, памятники деревянной архитектуры, которым было по 200-300 лет. Создание такой громадины ничем не обосновано».

53-летний Муртазин — именно тот человек, который может рассказать о судьбе Татарстана, потому что он наблюдал за развитием событий, будучи руководителем пресс-центра президента Республики Татарстан Минтимера Шаймиева. Он покинул свой родной город под давлением обстоятельств 15 лет назад. Его критика в адрес политики Татарстана привела к тому, что он по решению суда около года отбывал срок в колонии-поселении.

Оглашение приговора бывшему пресс-секретарю президента Татарстана Минтимера Шаймиева Иреку Муртазину

«Татарстаном уже долгое время управляет сельская аристократия с менталитетом разбойников с большой дороги», — с раздражением говорит Муртазин в интервью в Москве.

В годы Второй мировой войны в Татарстан эвакуировали множество предприятий тяжелой промышленности с запада России.

В последние годы существования Советского Союза Татарстан был одним из самых богатых регионов, но из произведенных на его территории богатств в республике оставались только 2%. Столица республики Казань пребывала в ужасном состоянии. Элита Татарстана со стороны смотрела на обогащение других регионов. После краха Советского Союза в Татарстане подняло голову сильное национальное движение, которое вывело десятки тысяч людей на улицы Казани.

После распада Советского Союза подписать новую конституцию Российской Федерации и федеральный договор отказались две республики — Татарстан и Чечено-Ингушетия. В 1992 году Татарстан принял свою конституцию и провозгласил суверенитет, в соответствии с которым республика постепенно отделялась от России.

Президент России Борис Ельцин и президент Татарстана Минтимер Шаймиев провели переговоры, результатом которых стало подписание в 1994 году договора «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий».

Договор делал Татарстан почти независимым государством с собственной конституцией, внешней политикой, своей национальностью, своим языком и собственной культурной политикой, с независимым бюджетом и с правом регулировать вопросы землепользования.

Удачный договор породил явление, которое стали называть «парадом суверенитетов». Все, кто только мог, начали провозглашать суверенитет и затем подписывать отдельный договор с Москвой. Союзное государство превращалось в лоскутное одеяло.

Единственным государством, с которым не велись переговоры, была Чечня, она ввязалась в длившиеся многие годы кровопролитные войны с Россией.

«Хотя Татарстан указал Чечне путь», — говорит Муртазин. В подтверждение своих слов он повторяет слова, сказанные ему покойным лидером чеченских террористов Шамилем Басаевым в конце 1990-х: «Татарстан показал путь, по которому надо идти, но чеченцы не смогли остановиться».

Борис Ельцин и его преемник Владимир Путин объясняли свои действия боязнью распада России по образцу Советского Союза.

Оценивая ситуацию задним числом, можно сказать, что риск был невелик, но в 1990-е годы многие думали как Ельцин и Путин. Почему бы этому процессу не продолжиться?

По мнению Муртазина, в начале 1990-х годов у татарского национально-патриотического движения не было никаких шансов на успех, потому что у Москвы имелись способы держать огромное государство в кулаке.

По словам Муртазина, директор Казанского авиационного завода мог бы прекратить демонстрации в одно мгновение:

«На заводе работали 60 тысяч человек — русские, дети и внуки эвакуированных из Ленинграда блокадников. На Казанском оптико-механическом заводе и Казанском вертолетном заводе работали 200 тысяч человек. Старые директора-коммунисты этих заводов могли бы приказать своим рабочим выйти на Площадь свободы и стереть с лица земли всех этих татарских националистов».

В 1990-е Муртазин работал корреспондентом ВГТРК в Казани. В 1999 году он стал руководителем пресс-центра президента Республики Татарстан, потому что верил, что сможет принимать участие в изменении России. Шаймиев объединился с мэром Москвы Юрием Лужковым и несколькими другими государственными деятелями.

Их партия «Отечество — Вся Россия» собиралась сделать Лужкова президентом.

«Парламентские выборы 1999 года были настоящими. У России была возможность стать государством с двухпартийной системой».

Произошло иначе. Новый премьер-министр Путин сделал рывок с помощью Ельцина и партии «Единство». Из партии «Единство» впоследствии образовалась правящая партия «Единая Россия».

В Татарстане, в свою очередь, еще раз пересмотрели конституцию и избрали Шаймиева на третий срок.

В начале своего первого президентского срока Путин назвал особые договоры регионов «бомбой замедленного действия», которые могут привести Россию к краху. Новый президент начал создавать централизованное государство.

Муртазин вернулся на телевидение и позже стал работать корреспондентом ВГТРК в Минске. В 2007 году он опубликовал книгу «Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана».

В последней главе книги Муртазин рассказывает о ближайшем окружении президента и, в особенности, о бизнесе его младшего сына Радика. Такую же историю можно было бы рассказать о любом регионе России, где местная элита решает свои денежные вопросы сомнительным способом.

За публикацией книги последовало обвинение в клевете и возбуждении ненависти и вражды, а также отбывание наказания в колонии-поселении в течение одного года и девяти месяцев.

Приговор привлек к себе общественное внимание, потому что в нем государственная элита Татарстана рассматривалась как «социальная группа», против которой нельзя настраивать народ.

Большую часть срока Муртазин отбыл в Менделеевской колонии в Татарстане. Муртазин получил условно-досрочное освобождение в 2011 году.

Особый договор между Москвой и Казанью, заключенный в 1994 году, продлевался в 2004 и 2007 годах, когда из него было исключено все самое существенное. В последний раз спор шел о преподавании татарского языка и требовании к президенту Татарстана о владении двумя языками. Срок договора 2007 года истек в августе, и Москва больше его не возобновляла.

В период президентства Путина самый независимый регион России утратил почти всю свою независимость.

По мнению Муртазина, ошибка была совершена тогда, когда «Отечество — Вся Россия» вышла из предвыборной гонки в 2000 году. «Руководство партии предало идеи демократии. На мой взгляд, они испугались собственной партии».

«Сейчас все идет через Москву»

Татары — самое многочисленное национальное меньшинство России, они составляют 5% населения. Более половины из них живут за пределами своей республики в разных регионах России.

После распада Советского Союза некоторые финские компании инвестировали в экономику Татарстана, авиакомпания Finnair организует прямые перелеты в Казань из Хельсинки.

Празднование Ураза-байрама в Казани

Отношения между финнами и татарами — в прекрасном состоянии вот уже больше сотни лет. На рубеже XIX и XX веков в Финляндию переехало много татар. Проживающее в Финляндии татарское меньшинство численностью около тысячи человек — преимущественно их потомки.

Главный редактор казанского интернет-журнала «Поистине», политолог Руслан Айсин называет причину таких хороших взаимоотношений: Сарди Максуди. Депутат Государственной думы Российской империи от Казанской губернии Максуди (1880-1957) работал в Государственной думе в течение трех созывов начиная с 1907 года. После революции Максуди эмигрировал во Францию через Финляндию и, в конце концов, оказался в Турции.

«У финнов не было своего представителя, а у татар был, и Максуди отстаивал независимость Финляндии», — рассказывает Айсин в кафе на казанской пешеходной улице. — И финны были благодарны за поддержку, оказанную татарами».

«В Татарстане считают, что путь Финляндии мог бы быть возможен и здесь», — говорит Айсин. — Другими словами, можно было бы уделить внимание экономике, толерантности и инвестировать в высокие технологии. Но сейчас это трудно сделать«.

Айсин говорит, что хотел добиться для татарского языка особого статуса — по примеру отношения к шведскому языку в Финляндии. Тем не менее из этого ничего не вышло.

«Я был председателем Всемирного форума татарской молодежи. В 2008 году мы предложили сделать татарский язык вторым государственным языком России. Из этого вышел только скандал».

Москва прохладно относится к независимым международным отношениям Казани. Турция и Иран имеют свои консульства в Казани, однако идею открытия консульств США и Саудовской Аравии отклонили еще до начала нынешнего дипломатического кризиса.

Старания нынешнего президента Татарстана Рустама Минниханова оказались напрасными.

«Единственные, кто мог бы инвестировать в этот регион — это арабы, — говорит Айсин. — Минниханов посетил много арабских государств с целью привлечения инвесторов, но Москва это не одобряет. Сейчас все идет через Москву: если Москва разрешит, то все получится».

Татарстан — республика в составе Российской Федерации, столица — Казань. По переписи населения 2010 года, численность населения — 3,8 миллиона человек, из которых 53,2% — татары и 39,7% — русские.

По результатам проведенного в 2012 году опроса, 31% населения исповедует ислам, 30% принадлежит к Русской православной церкви.

Президент Республики Татарстан — бывший премьер-министр Рустам Минниханов. Он был рекомендован на этот пост своим предшественником Минтимером Шаймиевым. Шаймиев был президентом Татарстана с 1991 по 2010 год, а сейчас является «государственным советником Татарстана».

Пекка Хакала (Pekka Hakala)

inosmi

Как я встретил Иисуса в казанской мечети

" Я разве по-татарски говорю?" Мы иногда используем это выражение, когда нас кто-то не понимает. Вплоть до прошлого года я и не подозревал, как татарский язык звучит на самом деле. Рәхим итегез Казанга! Добро пожаловать в Казань!

Меня разбудил дождь, стучащий по окнам вагона. Маленький мальчик с противоположной полки уже встал. Я попытался нарушить молчание и спросил на ломаном русском: «Как тебья завут?» Мальчик без колебаний ответил: «Я — Михаил». Ободренный успехом я продолжил общение: «Здравствуй, Михаил. Я — Володя. Сколько тебье лет, мальчик?» Михаил гордо показал на грудь и сказал: «Мне — шесть. И я не мальчик, а ребенок». Я осекся. Мама Михаила, улыбаясь, наблюдала за разговором с верхней полки. Увидев мои сомнения, она ясно объяснила мне, что между мальчиком и ребенком нет никакой разницы. Просто ее Михаил — ребенок, а не мальчик.

Но к этому моменту поезд уже постепенно въезжал в город Казань, столицу Республики Татарстан. Вскоре я увидел бросающиеся в глаза стройные минареты мечети Кул-Шариф. Они поднимались высоко над Казанским кремлем, и вся мечеть даже в дождь выглядела из поезда впечатляюще. Я понял, что медленно, но верно въезжаю в исламский мир. Мир, который будет частью моего дальнейшего пути куда-то далеко вглубь Китая. Строгую и консервативную католическую Польшу я пережил с улыбкой, так что теперь переживу и центральноазиатский ислам и, быть может, узнаю нечто новое.

С поезда я отправился прямо к Кремлю. Я прошел мимо резиденции главы Татарстана, оставил за собой православный Благовещенский собор и направился прямиком к мечети Кул-Шариф. Она по-настоящему прекрасна. Это подлинный архитектурный шедевр, построенный из мрамора и гранита. Крыша образует купол бирюзового цвета. Высота каждого минарета достигает 58 метров. Пожалуй, тут позволят обсушиться промокшему путнику. Рюкзак — на просвечивание, и вот я уже внутри. Улыбчивые татарские женщины в традиционных одеждах и головных уборах продавали в небольшом киоске сувениры и Коран на разных языках. В застекленном киоскке седел имам и тихо начитывал в микрофон молитвы. Главный зал был закрыт. Но можно было воспользоваться смежной лестницей и осмотреть его с нескольких галерей. Все вокруг еще как будто пахло новизной. Мечеть оформлена в бело-синих тонах. Над всем доминирует монументальная хрустальная люстра, произведенная у нас, в Чехии. Меня обуяла гордость за чешское произведение, украшающее самую красивую казанскую святыню.

В середине XVI века на этом месте располагалось процветающее государственное образование под названием Казанское ханство. Но это не устраивало русского царя Ивана Грозного. Несколько раз он безуспешно пытался покорить ханство и присоединить его к русскому царству. Только в 1552 году Иван Грозный одержал победу. В честь нее он приказал построить в Москве столь известный сегодня Храм Василия Блаженного. Но для татар последствия завоевания были жестокими. Все мечети были разрушены, а ислам — запрещен. Много людей было убито или изгнано. Тех, кто остались, насильно обращали в христианство. Только при Екатерине II, примерно через 200 лет, ислам снова разрешили. Только тогда казанские татары смогли официально вернуться к своей вере. Отдаленно это напомнило мне нашу эпоху после битвы на Белой горе и последовавшую насильственную рекатолизацию. Она тоже означала утрату религиозной свободы на долгое время. Да, победившие правители ведут себя очень похоже.

Современная казанская мечеть Кул-Шариф была открыта в 2005 году взамен прежней главной соборной мечети, разрушенной Иваном Грозным. Вот жители Казани и дождались. Прошло всего-то 453 года.

Сегодня в Казани мечеть можно увидеть почти на каждом углу. Только рядом с моим отелем было целых три. Кроме мечетей есть в городе и православные церкви. Симбиоз тут явно никого не смущает.

Я спустился в подвал мечети Кул-Шариф, где находится музей исламской культуры, и заплатил 200 рублей за билет. Мусульманская женщина-билетер сразу же поняла, что я — иностранец. Она взяла меня под руку и быстро провела по экспозиции, посвященной истории Казани и развитию ислама во всем регионе. Все обустроено очень современно. Посреди зала — огромный интерактивный Коран. На дисплее можно напечатать суру, нажать «плей», и вот уже звучат музыка и слова. Одновременно показывается текст на арабском и, к примеру, на английском.

На соседнем дисплее в сокращенном виде рассказывается библейская история от Адама и Евы вплоть до Мухаммада (Мир им и благословение). Сцены, снятые, словно в кино, чередуются с текстом из избранных сур. Меня заинтересовала сура Марьям, повествующая о библейской Марии и ее сыне Иисусе. Я бегло взглянул на текст, написанный кириллицей. Из содержания я понял, что и мусульмане почитают непорочное зачатие девой Марией. Еще прежде я узнал, что в исламе Иисус — одна из самых значимых фигур, пророк, который, однако, не стал богом, как в христианстве. Но мне было неизвестно, что и в исламе Иисус почитается как сын, зачатый от союза Бога и Марии. Меня это немного удивило, но ведь для того я и путешествую.

Еще хорошо, что я чешский атеист и могу смотреть на подобные вещи отстраненно. Мне было жаль Иосифа. Ни одна из вер не признает его отцом прославленного сына.

Казань — город, расположенный на слиянии рек Волги и Казанки и относящийся к красивейшим «русским» городам. Татарстан — самый богатый субъект во всей Российской Федерации. Его возглавляют президент и правительство. Законодательная власть принадлежит татарскому парламенту. Курьезный факт: Татарстан никогда не подписывал федерального договора о присоединении к Российской Федерации. То есть теоретически это совершенно самостоятельное государство… Здесь есть нефть и промышленность. В близлежащем городе Набережные Челны производят известные по Дакару грузовики КАМАЗ. Может, в следующий раз Tatra их «сделает».

Казанский Кремль — это исторический комплекс, окруженный высокими стенами. Он внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Мечеть Кул-Шариф является броской доминантой Кремля.

Татарский язык принадлежит к тюркской группе и родственен турецкому. Помимо татарского языка официальным является и русский. Хорошо, что так, иначе я не прочитал бы здесь ничего. На татарском да еще и кириллицей…

Большинство татар проповедует суннитский ислам, а русское меньшинство — православное христианство. Но я бы сказал, что значительная часть обеих народностей относится к своей вере не слишком рьяно.

А вот как обстоят дела с «татарским соусом» и татарским бифштексом, я спросить забыл.

Владимир Гаук (Vladimír Hauk)

inosmi

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ