Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Москва и Татарстан: почему обуздали «татарскую вольницу»

Москва и Татарстан: почему обуздали «татарскую вольницу»
17 Августа
08:26 2017

Официально федеративный договор о разграничении полномочий между Татарстаном и Российской федерацией истёк 11 августа. Говоря юридическим языком, возникла правовая коллизия, так как отношения между двумя субъектами строились на основе этого договора. Но это так, юридические тонкости, которые в современной российской политической действительности не имеют большого значения. Москва давно уже кроит и режет правовое полотно так, как ей выгодно, конъюнктурно необходимо.

Кремль умело манипулирует общественным мнением и тотально контролирует политическое пространство. Теракт в Беслане в 2004 году, к примеру, стал причиной отмены губернаторских выборов. Официальная причина звучала именно так. Потом выборы вернули, но какие-то вакуумные, несостязательные, с предрешенным результатом.

Кстати, в том же 2004 году истек первый договор между Республикой Татарстан и Российской Федерацией. Москва не собиралась его переподписывать. Вертикаль власти стояла нерушимо, а Путин лично повел борьбу с «региональной вольницей». Региональные элиты тогда были сильно прижаты — экономические, политические и административные полномочия перетекали в Москву. Россия из федерации превращалась в унитарное государство.

Казань же пыталась сопротивляться. Договор юридически оставлял за республикой особые преференции на фоне остальных субъектов страны. Политический вес Татарстана все ещё был большим. Минтимер Шаймиев устойчиво входил в лидирующей пелатон региональных лидеров, наряду с всесильным тогда мэром Москвы Юрием Лужковым.



Обуздать «татарскую вольницу» был призван нынешний куратор внутренней политики администрации Путина — Сергей Кириенко. Он в начале нулевых был президентским оком в Поволжском федеральном округе. Уже тогда отношения между ним и президентом Шаймиевым не сложились. Когда Кириенко приезжал в Казань с официальным визитом, Минтимер Шарипович демонстративно из города уезжал, тем самым показывая свое отношение к полпреду. Протокол обязывал президента РТ встречать полпреда как вышестоящего чиновника. Но Шаймиев его таковым не считал. Для него политическое позиционирование было важнее бюрократической субординации. Теперь же, как пишут и говорят в политической тусовке, Сергей Владиленович выступает в роли главного противника пролонгации договора. Старые обиды? Может быть. Они и в политике имеют место быть.

Первый путинский срок прошел под лозунгом «восстановления вертикали власти и приведения региональных законов в соответствии с федеральными». Процесс был непростой. Самым крепким орешком опять оказался Татарстан, который настаивал на том, что его Конституция принята на всенародном референдуме, а он выше любых законов, даже федеральных. Но и здесь правовой дискурс оказался принесен в жертву политическим обстоятельствам — местную конституцию синхронизировали с российской.

К концу второго путинского правления, в 2007 году, Татарстан все же пролоббировал подписание нового договора, который был мало чем похож на первый, дебютный. Его содержание было кардинальным образом подчищено. Скорее, это был символический документ. Но для Татарстана он и такой, куцый, был важен. Элита понимала, что репрезентация власти зиждется на символических сваях.

Почему же Москва пошла на это, многие задаются вопросом? 

Дело в том, что Владимир Путин уже тогда принял решение о трансфере власти. На президентский пост должен был взойти его преемник — первый вице-премьер Дмитрий Медведев. Технически задача решалась просто, но это только с виду. Нужен был консенсус элит. И региональных не в последнюю очередь. А Минтимер Шаймиев был не просто одним из авторитетных региональных лидеров, но и членом Высшего совета партии «Единая Россия», её сооснователем. Надо было сделать реверанс и в его сторону, а в его лице в сторону всех региональных элит. Не подмажешь — не поедешь.

Правда, при либеральном Медведеве основной костяк региональных тяжеловесов был заменен, начиная от Шаймиева, Рахимова, Росселя и заканчивая Лужковым. Эпоха ушла в историю.

Теперь с окончанием срока договора 2007 года отправилась на полки истории еще одна эпоха. Татарстан, конечно, робко посылает сигналы Москве, что он хочет «третьего сезона». Но Москва устами «неназванных источников в АП» отвечает: нет, Путин этот вопрос для себя закрыл.

Остается одна надежда — ждать три года или больше, ведь ждали же второй договор. А судьба любит терпеливых.

В качестве компенсационного бонуса федцентр оставляет за Татарстаном наименование «президент» до 2020 года, когда истекает срок полномочий хозяина казанского кремля Рустама Минниханова. На следующий год выборы старого-нового президента, и совсем уж обижать Татарстан и татар, вторую по численности нацию в стране, между прочим, московский кремль не будет. Политтехнологически не выгодно. Татарстан традиционно выдаёт за партию власти на всех выборах одни из самых высоких результатов по стране, непочетно соревнуясь по этому показателю с северо-кавказскими республиками.

Даже на прошедшем десять дней назад шестом Всемирном конгрессе татар политическая элита республики очень осторожно высказалась о договоре. О его продлении речи не было, резолюция и спикеры лишь отметили, что «договор сыграл положительную роль в развитии страны и федеративных отношений».

Это показатель того, что Казань боится одной «неправильной» формулировкой вызвать раздражение Москвы. Еще никогда за 25 лет существования нынешнего Татарстана республика не была так слаба и растеряна. Как сказал один видный татарстанский функционер на условиях анонимности, у руководства республики нет сил и возможностей, да и желания, по большому счету, бороться за договор. В конце концов, он носит лишь символическое значение, а вот «Татнефть», которую могут федералы отобрать — это точно конец республики. История с банковским кризисом — это первый тревожный звоночек.

Такие настроения среди татарстанской элиты говорят об одном: этот раунд противостояния с Москвой проигран. Надо переходить к обороне экономического бастиона в лице «Татнефти». Кириенко же сторонник окончательного решения вопроса политической субъектности регионов и их руководителей. И, кажется, Путин его в этом полностью поддерживает.

Пока что всё идёт к тому, что в ближайшем времени договор точно подписан не будет. А дальше — как карта ляжет. Россия непредсказуемая страна… 

Айсин Руслан Главный редактор журнала "Поистине" 

regcomment

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ