Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Татарская элита и духовное составляющее нации

Татарская элита и духовное составляющее нации
На съезде татар
8 Августа
06:57 2017

По итогам очередного съезда Всемирного конгресса татар (ВКТ), где так и не было озвучено конкретных мер по спасению татарской идентичности, свой рецепт попытался дать лауреат Пушкинской премии молодой писатель из Нижнего Новгорода Ильдар Абузяров.

В своей статье в «Бизнес-газете» он предложил ВКТ и учрежденному на его съезде «Национальному Совету» (Милли шура) свой рецепт спасения татарской идентичности.

Он состоит из трех пунктов: переезд татар в Татарстан, возрождение татарского села путем прикрепления к каждому в виде шефа какого-нибудь бизнесмена и развитие татар-ТВ и татарского интернета.

Яркие в своем прекраснодушии пункты этого плана трудно реализуемы.

Во-первых: все татары, по разным, разумеется, причинам, в Татарстан не переселятся. Более того есть тенденция, что самые умные и амбициозные, все-таки, уезжают, кто в Москву, кто за границу.

Татарские села, как и все, впрочем, села средней полосы России находятся в зоне рискованного земледелия и выйти на самоокупаемость не могут. В советское время эта проблема решалась государственной поддержкой колхозов, а сейчас о массовом фермерстве говорить не приходится. Да и условия жизни на селе не идут ни в какое сравнение с городскими. Сельская инфраструктура после бесконечных оптимизаций скукоживается как шагреневая кожа.

Во многих селах уже нет ни школ, ни больниц.

Татар-ТВ – отдельный разговор. То, что подается под соусом «ТНВ-планета» не выдерживает никакой критики. Глядя на его передачи можно подумать, что татары только и делают, что танцуют под татарский этно-поп. Во всяком случае, передачи, которые пытаются как-то обсуждать серьезные проблемы можно пересчитать по пальцам. Что касается мультфильмов на татарском языке для детей, то они им просто не интересны.

Татарский интернет в этом плане смотрится более выигрышно, за ним есть будущее, но над ним еще работать и работать. В конце концов, множество пабликов в социальных сетях, где «тусуются» татары просто русскоязычные. Знание языка там точно не отточишь, но они ведь существуют не для этого.В общем, приходится констатировать, что новое – это хорошо забытое старое. Предлагаю вспомнить, что большую часть своего пребывания в границах российского государства у татар не было ни своей республики, ни своего министерства культуры, ни национальной школы. Казанская губерния управлялась не представителями местной элиты, а присланным из центра губернатором.



А что же было? Были религиозные школы – медресе и в казанских типографиях было разрешено печатать книги на религиозную тематику. Были и меры по русификации и христианизации со стороны властей. И им противостояли, прежде всего, не «указные» муллы, назначавшиеся с ведома царского МВД, а самосознание татар, которые определяли себя прежде всего как мусульмане. Кстати, царское правительство это вполне сознавало и старалось при сохранении официального курса на христианизацию местных мусульман лишний раз не провоцировать.

То есть религиозное самосознание включало в себя и национальную самоидентификацию местных мусульман как мусульман Поволжья, которые имеют здесь свои мечети с незапамятных времен и говорят на одном из тюркских наречий.

Те, кто в теме, например, первый председатель исполкома ВКТ Индус Тагиров признают, что религия сыграла главную роль в сохранении татарского этноса в течение столетий.

Но…парадокс! Нынешние «отцы нации» стараются не заострять на этом внимание, а предпочитают рассуждать о национальной культуре исключительно в области развития театра, танцев, Сабантуев и изучения языка.

Но, вот вопрос, почему выходцы из татарских деревень, имея в активе родной татарский язык, на котором они говорят и думают, и слушающие исключительно татарский этно-поп, переезжая в города, быстро ассимилируются и теряют свою «татарскость»?

Ответ прост: сельская по своей сути татарская культура не выдерживает соревнования с космополитчной городской, которая обращена ко всем сразу и ни к кому в частности. Это международная культура субкультур, которая далека от всякой национальной культуры.

То есть знание языка не спасает от растворения. Как бы не старался татарский этно-поп подражать космополитичной поп-культуре, он изначально получается хуже исходника.

В тоже время религиозная самоидентификация дает ее обладателю ощущение «инаковости» не в смысле противопоставления себя другим, а в смысле понимания, что есть разные варианты идентичности и вовсе не обязательно подстраиваться под большинство и мимикрировать.

Кроме этого у человека появляется сознание причастности к великому прошлому мусульманской уммы, частью которой является тот народ, к которому он принадлежит. Это в свою очередь побуждает интерес к изучению духовного наследия своих мусульманских предков.

Не зря, ох, не зря, большевики лишили только мусульманские этносы СССР их арабского алфавита, ведь все духовное наследие их предков было именно на нем.

Нации стали строить по-сталински, с чистого листа, как будто бы они не имели прошлого. Именно для этого была сконструирована современная национальная культура и ее носители – трудовая интеллигенция нового типа. Сколько лет татарскому театру? Ну, от силы сто-сто десять. Причем дореволюционный театр был во многом любительским, не имел государственного финансирования. Расцвет татарского театра, в том числе и оперного – советское время. Именно тогда появились артисты, которых теперь принято считать носителями национального духа.

Но ведь до этого татары тысячу лет обходились без театра и как — то не вымерли. А теперь, имея все культурные учреждения вплоть до Академии Наук «совесть нации» все громче и громче заявляет об уходе татар в небытие.

В свое время издательство «Иман» выпустило замечательный арабско-татарско-русский словарь заимствований из арабского и персидского языков (под редакцией М. Махмутова), вошедших в татарский язык и сохранившихся в текстах, изданных до революции.

Эти слова были вычищены после революции в ходе языковых реформ как «чуждые» татарскому языку. Им даже дали презрительную кличку «кумган харефляре» — «кувшинные буквы», видимо таким образом намекая на то, как очищаются «отсталые», по сравнению с носителями передовой коммунистической идеологии, мусульмане.

Но именно арабский алфавит – и есть точка, где у татар пересекаются национальное наследие и религия. Ведь считающий себя представителем национально ориентированной интеллигенции татарин должен знать арабский алфавит, чтобы иметь доступ к своему прошлому.

А от знания алфавита и чтения текстов на старотатарском можно уже и перебросить мостик непосредственно к религии, благо в подавляющем большинстве дореволюционных текстов исламская тематика так или иначе затрагивается и интерес к ней может пробудиться.

Иногда просто удивительно наблюдать, как блуждает в трех соснах татарская интеллигенция, которая в упор не хочет видеть очевидного – без духовной составляющей возрождение татарской идентичности не получится.

Ларчик, как думается, открывается просто: все нынешние «нац. лидеры» родом из партийно-хозяйственной номенклатуры. Религия там не то, что не приветствовалась, но даже, наоборот – за «нацменами» на партийных должностях наблюдали особо строго и двигали только тех, кто на деле демонстрировал, что он избавился от «религиозных» предрассудков.

Более того, среди них можно наблюдать не только недоверие к исламу как фактору культурно-национального возрождения, но и некие опасения по поводу «деструктивной», как им кажется, роли религии.

Но оставим «отцов нации». Искренние патриоты татарского народа должны отдавать себе отчет в том, что исламская составляющая, а отнюдь не пресловутое «тенгрианство» — одна из главных в деле возрождения национальной идентичности.

Именно симбиоз религиозного и национального способен дать «прививку» как от ассимиляции, так и от сползания в экстремизм.

Автор: Ильдар Мухамеджанов

islamnews

Татар конгрессы: шыпырт үзгәртелгән резолюция, Мәскәүдән курку һәм наданча геосәясәт белән мавыгу

Биш елга бер уза торган Дөнья татар конгрессы корылтае тәмам. Җыр-биюгә мул булган җыенда катнашучылар шыпырт кына үзгәртелгән резолюция турында белми дә калды. Зурлап сөйләнгән татар платформасын да күргән кеше сирәк.

Конгресска җыелган делегатлар өйләренә таралышты. Күбесе яңа төзелгән Милли шура ни өчен кирәклеген, бу реформа артында ниләр ятканын аңламый да калды. Делегатлар кына түгел, конгрессның Башкарма комитетында эшләүчеләрнең дә киләчәктә бу оешманың ничек эшләячәгенә төшенеп бетмәгәннәре ачыкланды. Корылтайда яңа нигезнамә теркәлү узарга тиеш булачак. Әле бераз вакыт узарга тиеш булачак, ә аңа кадәр Татарстан вице-премьеры, Милли шура рәисе Васыйл Шәйхразиев конгресс бинасына килеп киткән, андагы хезмәткәрләр, аларның эшчәнлекләре белән берникадәр танышкан.

Прочитать полностью...

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ