Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Страшные раны гражданской войны в Таджикистане

Страшные раны гражданской войны в Таджикистане
Митинг около президентского дворца в Душанбе
19 Сентября
08:39 2018

90-е годы XX в. - непростой период не только для современной России. Нелегко пришлось и постсоветским республикам. Особенно сильному потрясению подвергся Таджикистан, который охватила гражданская война, по разным оценкам забравшая от 60 до 150 тысяч жизней. Сотни тысяч людей стали беженцами. Вражда продолжалась пять долгих лет. К сожалению, одной из сторон уроки трагедии усвоены были плохо.

В конце 80-х в республике начало просыпаться национальное и религиозное самосознание. Никто ещё до конца не верил в полный распад СССР. Народ жаждал независимой от Москвы политики и избавления от коммунистов. К власти приходит Рахмон Набиев. Он становится противовесом первому президенту Кахару Махкамову, который считался не самостоятельным и подверженным сильному влиянию из центра. Набиев же в 80-е годы был уволен с должности первого секретаря компартии Таджикистана как раз за то, что конфликтовал с Москвой. На это и был расчет. В таких условиях республика в 91-ом неожиданно обретает полную независимость.

Провели первые выборы, Рахмон Набиев одержал верх и стал президентом. Однако он совершил ряд непопулярных шагов. На пост председателя верховного совета назначил выходца из пригорода Душанбе Сафарали Кенджаева, в то время как эту должность всегда занимали уроженцы Гарма. В свою очередь сам Кенджаев в телеэфире прилюдно стал унижать министра внутренних дел - памирца по происхождению. Он обвинял его в превышении должностных полномочий, на что тот заявил об ущемлении горцев.

Таким образом, конфликт стал обретать региональный окрас. В Душанбе начались массовые антиправительственные митинги. Основное лозунги - отставка председателя правительства и последующий роспуск парламента. Но президент стал уклоняться от требований протестующих, боясь за собственную власть, обстановка накалялась. Вместо поиска компромисса правительство стало подтягивать в столицу народ из Куляба. Этот город изначально занимал нейтральную позицию. Начались пропрезидентские демонстрации. Но и на этом Набиев не остановился, его сторонникам начали раздавать автоматы, создавалась президентская гвардия. Дабы уменьшить поток пропрезидентских сил из Куляба, оппозиция перекрыла дороги в Душанбе. Президентская гвардия открыла огонь - появились первые убитые и раненые. В ответ оппозиция захватила аэропорт, железнодорожный вокзал и президентский дворец. В ее руках оказалось 200 автоматов и 3 БТР.

5 мая 92 года указом президента было объявлено чрезвычайное положение. Оно предусматривало запрет всех политических партий и митингов и введение в столице комендантского часа. Одновременно по телевидению транслировалось выступление лидеров оппозиции. Они категорически выступили за слом нынешнего прокоммунистического режима - по их мнению, он призван возродить коррупционную тоталитарную систему. Такой оценке немало способствовали сами правящие круги своими заявлениями о том, что сначала вернут красный флаг в Душанбе, а потом и в Москве.

Разгоралась гражданская война. Однако Набиеву не суждено было возглавить борьбу, хотя именно он породил конфликт. В сентябре 1992 года его вынудили уйти в отставку. Спустя месяц власть перешла к Эмомали Рахмону. Он занял должность председателя верховного совета Таджикистана по рекомендации Ислама Каримова, президента соседнего Узбекистана, который быстро почувствовал угрозу своей власти в случае падения коллег в Душанбе.

Конфликт разгорелся с новой силой. Страна разделилась на два лагеря. С одной стороны - Народный фронт – сторонники правящего режима кланы Худжанда и Куляба, бывшая партхоз номенклатура, поддержанная военной техникой и людьми из Узбекистана, а также местным крупным криминалом. С другой - Объединенная таджикская оппозиция ОТО — коалиция оппозиционеров из районов Гарма, «демократов» из Горного Бадахшана, националистов и влиятельнейшей на тот момент Партии исламского возрождения. Началась настоящая резня, которая затянулась на долгие годы.

В 94-м году Рахмона избрали президентом. Разумеется, оппозиция участие в выборах не принимала. Спустя год под давлением Москвы и Тегерана Рахмона удалось посадить за стол переговоров с оппозицией для прекращения кровопролития. Бывший первый заместитель министра иностранных дел России и экс-министр по делам СНГ Анатолий Адамишин, писал:

«Иранцы тогда действительно здорово помогли достичь там компромисса. Рахмонову надо было делиться властью, а он, естественно, не хотел».

В итоге компромисс был найден. Летом 1997 года президент Таджикистана Эмомали Рахмонов и лидер Объединенной таджикской оппозиции, глава Исламской партии возрождения Саид Абдулло Нури в Георгиевском зале Кремля подписали судьбоносное для таджикского народа «Общее соглашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане». Этот беспрецедентный документ стал мощным примером урегулирования внутренних конфликтов для всего охваченного кровавыми конфликтами исламского мира.

Была объявлена всеобщая амнистия участников вооруженного противостояния. Кроме того, важные посты заняли представители оппозиции - по большей части, члены Партии исламского возрождения Таджикистана. Они получили 30% мест в государственном аппарате, включая министерства, ведомства, муниципалитеты, судебные, правоохранительные органы и силовые структуры, а также 25% мест в Центральной избирательной комиссии.

Впоследствии ПИВТ разработала экономическую программу социал-демократического толка, выступая с консервативных позиций в сфере культуры и общественной морали. Фактически, она стала среднеазиатским аналогом христианско-демократических партий, которые являются важной частью политического процесса в Европе. ПИВТ не имела аналогов на постсоветском пространстве.

С годами несмотря на высокую степень поддержки среди населения, исламская партия начала терять позиции в органах власти. А вот действующий президент и сложившаяся вокруг него олигархия, наоборот, стали укреплять вертикаль, потихоньку выдавливая конкурентов из бывших членов ОТО.

Как итог, в 2015 году деятельность ПИВТ была запрещена, а практически все ее руководство – арестовано или было вынуждено эмигрировать. Мирные договоренности, положившие конец братоубийственной войне, которая поставила страну и нацию на грань выживания, были грубо разорваны. Из-за амбиций нынешней власти в стране вновь возникла угроза конфликта.

«Закручивание гаек» отразилось и на простых людях. Права религиозной части населения Таджикистана начали планомерно ущемлять. В частности, было запрещено посещение мечетей несовершеннолетними, в информационном поле все чаще стали появляться сигналы о притеснении покрытых мусульманок и бородатых мужчин, видимо, как части потенциального электората давнего оппонента.

Поскриптум. В «Индексе демократии стран мира 2011 года», составленного Economist Intelligence Unit, Таджикистан занял 151-е место из 197 как государство с авторитарным режимом.

alif.tv

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ

comments powered by HyperComments