Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Руслан Айсин: Религиозные организации — и есть самый первый институт гражданского общества

Руслан Айсин: Религиозные организации — и есть самый первый институт гражданского общества
Руслан Айсан и Максим Шевченко
12 Сентября
18:06 2018

— В Татарстане сосуществуют две конфессиональные традиции-это православие и ислам, они мирно уживаются и это не такой заклишеванный тезис пропаганды, а действительно удалось найти платформы единения, взаимопроникновения двух начал и можно видеть, что в Казани, например, уживаются и церковь, и мечеть. Люди не чувствуют никакого дискомфорта, нет никакого негатива по отношению друг к другу и это ценно. Например, 450 лет назад, когда Казанское ханство было разгромлено и подчинено Московскому княжеству, на территории Казанского ханства были ликвидированы все мечети и долгое время не было возможности их строительства, а при Иване Грозном не было возможности это восстановить. Но Екатерина II дала такую возможность после известных восстаний Пугачева и Степана Разина, когда она испугалась деятельного активного участия татар и башкир в национально-освободительной борьбе, в том числе под религиозным знаменем джихада, вот тогда она приняла решение, взяв опыт Османской империи, организовать здесь ОДМС (Оренбургское духовное магометанское собрание). В 1792 году было дано разрешение на строительство первой каменной мечети в городе Казани (на улице Марджани, д. 10, высится и по сей день), но татары были определённым образом скованны, т.к. строительство мечетей позволялось только в месте их локализации, но несмотря на это татары не держали никакого зла на представителей православной традиции. Уже после первой революции 1905 года и религиозные жители испытали определенный импульс к росту, значительно подрос татарский капитал, он и взял на себя обязательство в строительстве мечетей, организации национальной жизни татар. В годы Советской власти татары, мусульмане и русские православные пострадали в равной степени, и когда пошла перестройка, в начале 90-х — православные помогали восстанавливать мечети, а мусульмане требовали от властей, чтобы власти передали христианской общине церкви, которые были в то время оккупированы под хозяйственно–административные нужды Советской власти. Вместе шла борьба за возвращение культовых религиозных зданий и расширение прав верующих. Поэтому в Казани не было явных столкновений на межрелигиозной почве, я просто не упомню такого, моя мама участвовала в работе муфтията, наоборот, наши священнослужители, имамы, активно взаимодействовали с христианскими священниками. И уже в 90-х годах Шаймиев взял курс на позиционирование Татарстана, как особого региона, где мирно уживаются и сосуществуют две культуры, это сделали определённой имиджевой фишкой. Татарстан является территорией, на которой соприкасаются две культуры, две религиозные традиции, этнические традиции, Восток – Запад и это активно здесь культивируется. Строятся церкви, мечети. Существуют проблемы внутри отдельных конфессиональных сообществ, но они не выливаются в формат межконфессионального столкновения, это решается внутри сообщества. Были отдельные эксцессы, но эти эксцессы, на мой взгляд, просто инспирированы определенными силами (поджоги церквей, например). Это очень длинная история, и я могу об этом рассказать, она связана с определённым политическим проектом. Для реализации этого политического проекта была выстроена определённая технология, в которую пытались включить религиозный дискурс, как самый взрывоопасный, но это не удалось осуществить, и клякса на тетрадке осталась несмываемой. В целом, я бы охарактеризовал таким образом.

Прочитать полностью...

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ

comments powered by HyperComments