17 Ноября- 9 Раби аль-авваль 1440

Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Асламбек Ахмедович Аслаханов - политик, сенатор, генерал-майор милиции, советник президента РФ

Асламбек Ахмедович Аслаханов - политик, сенатор, генерал-майор милиции, советник президента РФ
На Исламской конференции в Москве
18 Июля
15:59 2018

Аслаханов о Березовском, Ельцине, Путине и мусульманской политике в РФ. За и против

Мусульмане составляют достаточно большую часть населения России. Согласно Конституции, эти 20-25 миллионов - такие же граждане, с такими же правами, обязанностями и свободами, как и у всех остальных. Они имеют право и, более того, должны принимать самое активное участие в жизни государства. К тому же с каждым годом число мусульман растет, а значит, их позиция становится более уверенной. Но так ли все на самом деле? На этот и другие вопросы отвечает гость программы "За и против" Асламбек Ахмедович Аслаханов - политик, сенатор, генерал-майор милиции, советник президента РФ.

Давайте вспомним, насколько активным было мусульманское сообщество в политической жизни России, а для этого обратимся к нашей инфографике.

Мусульмане на выборах 90-х

Общественно-политические организации, представляющие мусульман, появились на заре отечественной демократии. Среди первых, ещё в СССР возникла «ИСЛАМСКАЯ ПАРТИЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ».

«НУР» - одна из первых официально зарегистрированных общественно-политических организаций мусульман современной России. Образована в мае 1995 года. На выборах в ДУМу в том же году, «НУР» набрал почти 0,6 %. Движение настаивало на формировании «цивилизованного имиджа мусульманина». «Союз мусульман России» - основан в мае 1995 года. Первый генеральный секретарь – жириновец Ахмет Халитов. Впоследствии СМР возглавил Надыр Хачилаев. Свои цели и задачи союз понимал, как отстаивание «на всех уровнях власти интересов мусульман».

«МУСУЛЬМАНЕ РОССИИ» - общественно-политическое движение, председателем которого на первом съезде участники избрали главу ДУМ Поволжья Мукаддаса Бибарсова. Целями движения были заявлены: объединение всех мусульманских организаций в единую ассоциацию, внимание на областных проблемах.

«МЕДЖЛИС» - блок, сформированый в середине 1999 г. на базе «НУРа», «ВСЕРОССИЙСКОГО ИСЛАМСКОГО КОНГРЕССА» Асламбека Аслаханова и «МУСУЛЬМАН РОССИИ». Руководитель – президент компании «Нефтегаз» Леонард Рафиков.

Самых больших успехов в российской политике добился «РЕФАХ» Абдуль-Вахеда Ниязова. В 1999 году по спискам «ЕДИНСТВА» он провел в ДУМу целую депутатскую группу.

Мусульмане на выборах 2003

Как мусульманская себя позиционировала только возглавляемая банкиром Магомедом Раджабовым партия «ИСТИННЫЕ ПАТРИОТЫ РОССИИ», изначально называвшаяся исламской. В выборах 2003г. участвовали и другие известные общественно-политические организации, так или иначе представлявшие мусульман. Например, движение «РЕФАХ», преобразованное к тому времени в «ЕВРАЗИЙСКУЮ ПАРТИЮ РОССИИ» вошло в блок Павла Бородина, госсекретаря Союза России и Белоруссии, «ВЕЛИКАЯ РОССИЯ – ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ».

Мусульмане на выборах 2007-2011-2016 гг

Мусульманские общественно-политические организации в выборах 2007 и 2011 годов участия не принимали. От разных партий выдвигались отдельные политики – Абдуль-Вахед Ниязов, Шамиль Султанов, Адалет Джабиев.

На выборах в ДУМу в 2016 г. уже ни один кандидат не заявлял, что в той или иной степени представляет интересы исламской общины.

Выборы Президента 2018 года запомнились неожиданным выдвижением супруги муфтия Дагестана Патимат Гамзатовой. Стоит также отметить и выдвижение в кандидаты лидера Социал-демократической партии России Сираждина Рамазанова.

Более подробно на сегодняшнюю тему мы поговорим с нашим гостем легендарным политиком, в разные годы бывшим советником Президента и сенатором, генерал-майором милиции Асламбеком Ахмедовичем Аслахановым.

Интервью с Асламбеком Аслахановым

- В одном из своих интервью Вы рассказывали, что где-то в 90-е один из тех, кого впоследствии назвали олигархом, изъявлял желание финансировать «Политическую организацию мусульман». И он это объяснял тем, что мусульмане, это крупнейшее в России меньшинство. Почему на Ваш взгляд, подобная партия так и не состоялась? Что помешало это сделать?

- Это был период, когда автономии боролись за свою независимость. В то время очень много создавалось общественных организаций. Я их называю диванные организации. Почему диванные? Потому что вся эта организация на одном диване умещалась. Тем не менее, очень активен был вопрос, что каждая республика должна быть самостоятельной. И в это время ко мне обратился Березовский, пресловутый Березовский. Самое большое, он говорит, меньшинство это мусульмане, и я готов профинансировать, сколько там нужно денег, чтобы создали серьезную партию, которая могла бы идти на выборы и т.д. Так как я его хорошо знал, я говорю, знаешь твое присутствие, твое участие – оно только испачкает любую хорошую идею, которая проводится.

- А чем он это аргументировал?

- Он действительно верил, что надо создать и поэтому готов был профинансировать и создать партии.



- То есть конечной целью было что?

- Ни в коей мере, не гуманитарная цель была у него. Была цель помочь создать партии, а то что сказки баинского леса и до настоящего времени, как будто бы заморожено. Все время он называл цифры, что мусульман около 16 млн, а я совершенно другие цифры слышал, что их около 30 млн., на тот момент уже было. Понятно, кому это нужно было, чтобы население принизить, Бог с ним. Человек, конечно с его деньгами, с его бессовестностью – он везде мог пролезть. Наверное, он располагал более свежими и объективными цифрами, в то время как-то получилось, что я внезапно из «грязи в князи» попал. Работал в МВД ССР, мне работа очень нравилась и хорошие позиции у меня были. А жизнь заставила меня пойти и поменять на политическую, и получилось, что я очень быстро начал делать карьеру политическую. Очевидно, полагал, что я стану большим партийным функционером, искал контакт, чтобы «увязать меня в свой узел», чтобы он финансировал меня, и я помогал бы пройти в партии, вернее не в партии, а в законодательные органы. Такой период был, но это не вышло.

- Еще в начале 90-х, в числе высших лиц государства были 2 представителя Кавказа. Речь, конечно, же идет о Руслане Хасбулатове, который был представителем Верховного Совета и Рамазане Абдулатипове, являющимся на тот момент спикером Совета Национальности. Оба они возглавляли тогдашний парламент. Причем тогда, это никого не смущало. Почему все так изменилось?

- Почему кавказцев, особенно чеченцев, дагестанцев, как правило, не берут в правоохранительные органы, там, где они есть, потихоньку находят различные причины и изгоняют. Оно объясняется тем, что через Чечню была прокатана вся силовая структура Российской Федерации. Все министерства, ведомства, все силовые структуры были прокатаны через Чечню. И естественно, многие там друзей потеряли, близких и были различные причины.

Лично я в политике давно и тем более я имею высшее воинское звание, знают меня всюду, даже я обратился к начальнику милиции. Такой дерзкий начальник милиции, я говорю мой внук – у него 1 разряд по хоккею (среди чеченцев ни у одного нет) и я говорю, он хочет поступить в учебное заведение, нужна от вас справка-направление. Он клялся, божился, что все сделает. Одолжение делать не надо было, если бы процедура поступления в учебное заведение, проверить, потом дать соответствующую характеристику и решать вопрос физической подготовленности. Он поклялся своим друзьям, я не мужчина буду, что я внука этого, назвал меня, я и Чечне их учил и здесь, ни один не пройдет. С козлами надо разбираться, так чтобы они понимали, что они козлы, а не работники милиции – они не решают всю судьбу.

Такая ситуация в целом по стране сложилась. И каждый раз ссылаются, что это команда сверху. Я говорю, назовите мне одного, кто это дал. Говорят это от ФСБ. Я знаю многих работников ФСБ, вместе проводили мероприятия различные и т.д. – они говорят, они бездельники на нас валят. Нам-то какой интерес? Если нам нужно, мы проверили, сказали, достоин работы, нет-нет. То, что происходит это на уровне… внизу там, на уровне районов…

- Это не гласное распоряжение, это все-таки личное?

- Нет такого. Я много раз проверял, когда мне говорили, что вот есть указание. Я не читал их.

- Просто «летает», скажем так, мнение, что это сверху ведется вниз распоряжение такое негласное, о том, чтобы представителей Кавказа в правоохранительные органы не брать.

- Давно об этом говорят, и с 90-х годов говорят, чтобы не брать. В то время, я помню, даже в Москве были подразделения, которые состояли из дагестанцев, из чеченцев, ингушей и т.д., они занимались этнической преступностью. Они прекрасно знали людей, знали традиции, обычаи и показатель был очень хороший. Негодяев, которые здесь были они быстро приводили в порядок и разрешали все. Ну а «умные», которые пришли – дали команду, давайте потихоньку убирайте их.

-Известно, что сейчас нет не только мусульманской партии, но и политической силы, которая продвигала бы вот эту федералистскую регионалистскую повестку. Вся политика централистского типа. Даже у тех же пресловутых либералов. Может быть все дело в том, что просто нет запросов на это ни и мусульман, ни у регионов, ни у национальных меньшинств?

- Я некоторое время курировал, когда у Путина помощником работал, он поручил мне вести религиозные организации. Я недолго занимался, у нас были очень серьезные проблемы бытового уровня предприятия. Не разрешали открывать мечети, не давали землю для кладбищ. И для того, чтобы как-то оправдать свои неправомерные действия, инициировали, что население против. Где-то с другого района находили автобусы, привозили, и вот они там создавали массовку. Да и сейчас, ситуация, я думаю не очень изменилась. И в то время, хотя бы на уровне, создавали религиозные организации, хоть что-то было, а сейчас - нет. Вообще, во всем мире самые недружные это мусульмане, самые недружные. И к великому сожалению, мы пытаемся уговорить, что мы другие, и что умеем защищать себя. Абсолютно не умеем защищать себя, особенно кавказские народы, горячие, сперва, мы делаем, а потом думаем. И этим прекрасно пользуются наши противники, которые во время споров прекрасно пользуются этим моментом.

Мы создали партии, я создавал ее. Зарегистрировали, и как будто люди достойные туда вошли. Но я совершил одну ошибку, я и другую общественную организацию возглавлял. Я попросил, полковник был каких-то десантно-костыльных войск, татарин, и не успели его избрать, я его рекомендовал, и он начал устанавливать военную дисциплину. В первую очередь мне, он говорит, сядьте вон туда и не мешайте мне руководить (серьезно, не шутка). Я его рекомендовал, и он первый начал на мне проводить эксперименты. Естественно, конечно, мы его убрали. Взяли других, но не пошла…Во-первых нужна финансовую базу создавать, а денег нет. И нет единства, ну не получалось. Ну и откровенно говоря, проводилась работа, о том что ни в коей мере мы не были дружны.

Исламский фактор в России

- Асламбек Ахмедович, Вы согласны с выводами некоторых политологов, считающих, что исламский фактор уже не как политический, и даже не как общественное явление, сейчас окончательно уходит с федерального уровня в регионы, и в общероссийском пространстве остается одна лишь русская православная церковь?

- С избранием Патриарха всей России - Кирилла, пришли очень серьезные изменения. Проводится очень большая работа, чтобы использовать этот прекрасный институт религии везде во всех районах, где за счет прихожан, за счет федерального бюджета, за местного бюджета строятся церкви, храмы, восстанавливаются – и это нормально, это нужно делать. Но к сожалению, смущают довольно часто факты негативные, где с деньгами очень серьезно шалят и нарушают требования той или иной религии. Мы часто слышим и знаем это. И сейчас, я слышал на одной конференции слова, что здесь нет никакой другой религии.

Вы должны помнить, что это христианская страна и здесь есть одна религия – христианство - это один из деятелей. И выступали другие деятели, которые считают, что очень трезво смотрят на вещи, и говорят о гражданах страны, исповедующих Ислам и в то же время о тех, которые занимаются верующими христианами, и тоже высказывают очень серьезные претензии, что есть увлечение, как говорили в советское время – вещизмом, финансовыми вопросами и т.д. И конечно, здесь как-то надо знать место. Если ты взял на себя, взвалил ношу, занимайся тем, чем ты должен заниматься, а не дискредитировать ту организацию или то общество, в котором ты работаешь или в которое ты входишь.

- У нас много чиновников - этнических мусульман - в том числе на высоких постах. Но влияние исламского сообщества, на процессы, протекающие у нас в стране, известно, что оно не совсем высоко. Как это возможно? Кто виноват, что интересы этой большой специфической группы населения даже не озвучивается? Кто за этим стоит?

- Вы знаете, раньше, когда на заре 90-х годов были яркие харизматичные лидеры из своих регионов, которые не боялись говорить правду, не боялись отстаивать интересы своего региона, и своих людей. Поднимали вопрос, почему одним все, другим ничего? Я дважды писал письмо и Ельцину и Путину о кадровой политике России, о том, что она дискредитирует, о том что она порочна. О том, что граждане Российской Федерации не христианского происхождения – они ущемляются в этих вопросах. Я думаю сказать, что и реакция и стороны Ельцина и Путина была очень позитивной. Ельцин написал, что это недопустимо и чтобы разобрались с этим вопросом, и предоставить все необходимые атрибуты, чтобы они могли не чувствовать себя изгоями. А Владимир Владимирович, я там писал чтобы собрать в Кремле всех руководителей регионов: начальников милиции, прокуратуры, ФСБ, которые формируют кадры, политику, чтобы они разобрались. Было письмо о том, чтобы исправить это положение, подписанное Президентом. Не забывать, что они являются гражданами Российской Федерации и по Конституции имеют право на труд, на работу и т.д. Не буду называть своих коллег, которые занимались в то время кадрами.

Письмо я получил, что просим сообщить, кого в кадровый резерв можно включить, до 70 человек, и я попросил по России, кто там действительно есть из профессионалов, которые могли бы принести пользу стране своими знаниями. Мы составили около 100 человек, мужчин и женщин. Приняли на работу 4 человек, из 100 кандидатур, которые дали, а потом в течении полугода и они тоже были освобождены от занимаемой должности.

- А вот этот отсев каким образом происходил, то есть на основе каких показателей сделали выбор в пользу 4?

- Мы смотрели, какое у человека образование, где он работал, как он проявил себя – мы серьезно проверяли. А как, по каким параметрам, что взяли, отсеяли почти всех, я не могу сказать, но реакция была на это. Но ни один человек, который находится в высокой должности, он не в состоянии проконтролировать то, что исполнили, то что сделали или нет. Полгода-год, там вот так вот помутыркивали и все затихло. Я не знаю, меня честно говоря мало интересовали кадровые вопросы, но я не вижу, чтобы очень много молодежи работало в правоохранительной системе. Я в свое время говорил, если вы говорили что люди с Кавказа, они все бандиты, готовы совершать преступления – посмотрите, сколько героев РФ за эти последние десять лет стало, посмотрите, сколько человек получили другие награды. И покажите, сколько человек на телевидении работают, допустим, в других местах работают. К сожалению, похвалиться мы не можем.

Мусульмане в политической жизни после распада СССР

«Из личного архива Мухаммеда Саляхетдинова:

БисмиЛлах. После обращения к городским властям города Астрахань, то есть к советским властям, о разрешении на проведение Первого учредительного Исламского съезда союзного значения, городские советские власти города Астрахань отказались содействовать в проведении Всесоюзного Исламского Съезда. Но тем не менее, группа занималась тем, чтобы достать какое-то помещение. Удалось взять Дворец ДОСААФ города Астрахань. Пришли очень многие делегации из разных республик».

Исламская Партия Возрождения – так называлась первая общественно-политическая организация мусульман современной России. Учрежденная на съезде в Астрахане, в 1992-м году, она стала своеобразным индикатором перемен, происходивших в СССР. Ведь еще 2 годами ранее никто и подумать не мог, что в стране, где религия считалась опиумом для народа, станет возможным воздание религиозно-политического движения.

Мухаммед Саляхетдинов – общественный деятель, президент ассоциации «Собрание» говорит: «Появилась какая-то зрелость, понимание, мы видели, что процессы идут, что появляются институты демократии, то есть возможностей больше высказываться, уже на основе гласности. И после того, как мы увидели, что регистрируются помимо, имевшей место на протяжении 70-ти лет, коммунистической партии, либерально-демократическая Жириновского регистрируется, мы подумали, посовещались: почему бы мы не зарегистрировали такую же мусульманскую партию»?

Правда, даже не смотря на изменение курса государства и неразбериху тех лет, власти пытались помешать активистам провести съезд. Так уж сложилась, что с развалом Союза, распалась и партия. Подавляющее большинство ее членов были выходцами из Средней Азии, а она оказалась раздроблена на 5 независимых государств. Пальму первенства взял на себя самый отдаленный от Москвы Таджикистан, где население было наиболее религиозным. Там учредили Партию Исламского Возрождения Таджикистана. Вплоть до 2015 года она была единственной мусульманской партией на постсоветском пространстве, представленной в Парламенте страны. Сейчас в результате политических махинаций партия запрещена, а большая часть ее руководства отправлена в тюрьмы.

Мухаммед продолжает: «В последнее время их существования в Парламенте Таджикистана, несмотря на то что, известно, они набирали большое количество, то есть у них было много сторонников среди населения Таджикистана. Но как мы знаем, авторитарные среднеазиатские государства чисто формально давали 2 места в Парламенте».

В России же партия постепенно трансформировалась в несколько общественных и религиозных организаций и групп, сыгравших впоследствии большую роль в процессах развития мусульманского сообщества страны. Мухаммед Саляхетдинов вспоминает: «Первую организацию создал в 92-м году, сразу после распада, тут же я зарегистрировал «Исламский Клуб» – первая общественная организация. Потом переименовали мы ее в «Исламский Конгресс» и работали долгое время.

На Кавказе тоже зарегистрировали такого рода общественные организации мусульманские, которые проводили общественные работы». Конечно, Исламская Партия Возрождения, была не единственной попыткой легального оформления политической активности мусульман в истории России. За 80 лет до астраханского съезда, в 1905-м году на волне первой русской революции была учреждена партия «Иттифак аль-Муслими» и ее депутаты, в отличие от деятелей ИПВ заседали даже в Государственной думе. Мухаммед: «Мы еще были недостаточно зрелые, чтобы заниматься политикой, это первое. То есть у нас еще не было никакого опыта, мы были общественники по большому счету. У нас не было ни у кого политического опыта, никто не работал в политических структурах, организациях и т.д. Даже людей с высшим образованием у нас было пересчитать по пальцам. В основном были просветители».

Тем не менее, партия дала путевку в жизнь многим мусульманским лидерам постсоветской волны. С нее начинали свой путь Ахмад-кади Ахтаев, он же первый руководитель ИПВ, выдающийся философ Гейдар Джемаль, этнолог Валиахмет Садур, исламский деятель и проповедник Мумаххад Карачай, политолог и политик Шамиль Султанов, Мухаммед Саляхетдинов и многие другие. Это, наверное, и можно назвать самой главной ее заслугой.

Какое будущее национальных республик? Есть ли будущее у национальных республик?

Вы знаете, к этому стремились и в 90-е годы, и заявляли, что зачем нужны республики?! У нас одна страна – Россия. Мы говорили, дайте свободу России, за все время нашей истории, я имею ввиду, Советского Союза, люди категорически возражали, мы говорили, никогда не входили в Россию, мы имели свою историю, свой язык, свою культуру и т.д. мы хотим быть теми, кем были. И с этим соглашались абсолютно все. Ну а что, что сейчас очень много болтунов, очень многих Жириновских развелось в политике, берут с него пример.

Посмотрите, телевизионные передачи идут – это все детище Жириновского, потому ни один из них, когда говорит, не дает другому сказать, все время орут – это такие политики наши, кто громче. Хотя знает, что его не слышали, но главное, что он на телевидении орал за что-то. Хотя я не думаю, что это хорошая идея, мы, таким образом итак недовольные политикой, которая проводится в отношении выходцев с Кавказа касательно работы, деятельности, карьеры оно только породит дополнительные проблемы, поэтому я думаю, что сформировать, сейчас я слышу, надо 7 регионов исходя из федеральных округов и т.д.

Мы столько наэксперементировали, что уже голова кружится. А если мы начнем вводить санкции друг против друга, то есть таким образом сложившаяся система национальная практически ничего не дает; а во-вторых она будет очень негативно, с моей точки зрения, влиять, в первую очередь, на молодежь. Пожилые уже на все махнули рукой, больше ничему не верят, говорят у нас будущего не было и нет будущего. А молодежь, я думаю, что будет очень остро реагировать и объединяться.

- Говорит ли это о том, что в нашей стране на сегодня нет как таковой национальной политики?

- На бумаге есть. Я в свое время, года 3-4 назад, когда диалог Президента был с населением, меня попросили, чтобы я там выступил. Я задал два вопроса Владимиру Владимировичу: Владимир Владимирович, не считаете ли Вы, что в стране , где более 200 народов и народностей нужно восстановить Министерство по делам национальностей? Он однозначно сказал, да, я считаю, что надо восстанавливать, но его не восстановили. И я знаю почему не восстановили. Это раз, и второе: то что создавали Управление по национальным делам и т.д., но там профессионалов настоящих нет, и во-вторых у них и силенок-то нет, и полномочий нет, чтобы они в полной мере развернулись и занимались национальными делами. В любой стране мира, если 2-3 народа проживает там, обязательно какая-то структура по делам по делам национальностей есть, а у нас столько народов и народностей, а у нас нет Министерства по делам национальностей – это просто смешно, честно говоря.

В чем сегодня может выражаться участие Ислама и мусульман в развитии нашего государства, государства в котором мы живем?

-Это совершенно непростой вопрос. Я считаю, что по крайней мере в РФ, мусульмане делают многое из того, что возможно. Они достойные граждане РФ. И у нас постепенно налаживаются межличностные отношения. То, что в 90-е годы было: постоянные драки, резня – уходит в небытие. И мне кажется, что-то позитивное происходит. Я знаю, многие говорят, и честно говоря, было очень обидно, когда мы встречались с террористами, когда война шла, они говорят, а что в ваших руках? Кто вы такие? У вас чины и звание есть, а вы ничего решить не можете, вы - никто. Это, действительно, было так. Зачем с вами вести переговоры?! И, к сожалению, вот эта проблема – она существует очень остро.

Может ли чиновник быть религиозным человеком? То есть верно ли говорят, что политика – это грязное дело?

- Конечно. Да, политика – самое грязное дело, что доказывают наши законодатели во многом. Есть талантливые законодатели, гордость наша, а есть пустые люди, которые по системе выборной по спискам прошли, которых в селе, в районе не знают, а он вдруг стал депутатом. Это, конечно, оскорбительно.

- Асламбек Ахмедович, я благодарю Вас, что Вы сегодня стали нашим гостем. Было очень приятно Вас слушать. Ждем Вас еще.

- Спасибо.

Сегодня в мусульманской среде бурлят различные процессы. На лицо идеологическое брожение. Но вопрос оформления общественно-политической активности в легальном поле, интеграция в политическую жизнь и гражданское общество окончательно сняты с повестки дня в конце нулевых. Никто, судя по всему, поднимать не собирается. Органализация стала трендом и для самого исламского общества. Тот факт, что миллионы людей практически не представлены в общественно-политической жизни страны, в недалекой перспективе может привести к отчуждению огромных масс населения от собственного государства. Ответом на это может быть только консолидация мусульманской общины на таких принципах нашей религии как созидание, ответственность за все происходящее вокруг. Это и позволит нам заявлять свою позицию перед властями всех уровней и требовать их решений. И важно понимать, что это необходимо не только в интересах мусульманской общины России, но и в интересах стабильности и процветания государства, в котором живем мы и живут наши дети.

alif.tv

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ