19 Ноября- 11 Раби аль-авваль 1440

Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Рустам Батыр: «Запрет ваххабизма может ударить по самому ДУМ Республики Татарстан»

Рустам Батыр: «Запрет ваххабизма может ударить по самому ДУМ Республики Татарстан»
Инициатива Самигуллина пришлась по нраву участникам Межрелигиозного совета
3 Апреля
15:49 2018

«Обратиться в органы государственной власти с предложением о признании ваххабизма экстремистской идеологией» — с таким предложением выступил на межрелигиозном совете России в столице муфтий Татарстана. Что стоит за этим заявлением, размышляет известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр. По мнению автора «БИЗНЕС Online», несмотря на широкий резонанс, который получила эта инициатива, дальше слов дело не пойдет.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ИНИЦИАТИВА МУФТИЯ РТ

«Один казанский мусульманин на мой вопрос о ситуации в Казани сказал: «Идет тотальная пропаганда ханафизма, а все мечети полны ваххабитов!» Так известный в мусульманской среде адвокат Марат Ашимов отозвался о последней инициативе муфтия РТ Камиля Самигулина, который на этой неделе на межрелигиозном совете России (МСР) предложил законодательно запретить в стране ваххабизм. Если быть более точным, то Самигуллин попросил внести в резолюцию МСР следующий пункт: «Обратиться в органы государственной власти с предложением о признании ваххабизма экстремистской идеологией, а ваххабитских организаций ― экстремистскими организациями».

Инициатива Камиля хазрата вызвала шквал эмоций среди мусульман, которые, порой не стесняясь в выражениях, на исламских сайтах и в соцсетях высказывали все, что они думают о нашем муфтии в данной связи. Но у хазрата нашлись и сторонники. «Наконец-то межрелигиозный совет России призвал к запрету ваххабизма, ― не скрывает своего восторга известный церковный деятель протоирей Всеволод Чаплин. ― Призвал по предложению муфтия Татарстана Камиля Самигуллина. Мы с соратниками давно об этом говорим». «Межрелигиозный совет России совершил прорыв, проявив солидарность в отношении ваххабизма», — не менее восторженно откликнулся на инициативу хазрата православный религиовед Роман Силантьев, к слову, экс-исполнительный секретарь МСР. Характерная деталь: резолюция МСР сначала появилась на официальном сайте московской патриархии и лишь спустя несколько часов на сайте самого МСР. Среди татарстанских деятелей муфтий со своей идеей нашел соратника в лице известного исследователя Раиса Сулейманова.

Законодательный запрет ваххабизма ― не новая для России тема. В 1999 году в Республике Дагестан был принят местный закон о запрете ваххабитской деятельности. Его принятие стало спонтанным ответом дагестанского общества на вторжение боевиков из Чечни. Охваченные бурными и вполне понятными эмоциями дагестанские парламентарии хотели добиться принятия аналогичных норм закона и на федеральном уровне. Однако комитетом Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций ФС РФ и правительством РФ было рекомендовано отклонить данный законопроект в связи: а) ответственность за указанную противоправную деятельность уже предусмотрена действующим законодательством (ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»); б) законопроект вводит новые термины «ваххабитская деятельность» и «ваххабитские объединения (организации)», правовое содержание которых не объясняется.

Теперь эти две задачи, оказавшиеся не по зубам даже экспертам, ложатся на плечи Камиля хазрата. Возможно, ему удастся-таки доказать, что ваххабитский экстремизм отличается по своей сути от других форм экстремизма, и, наконец, объяснить в юридически корректных формулировках, что такое вообще ваххабизм. Поживем ― увидим. Кстати, дагестанский закон о запрете ваххабизма уже получил прокурорский протест. Для его замены в республике разработали и приняли другой закон ― «О профилактике экстремистской деятельности в Республике Дагестан».

ТРЕБОВАНИЯ УСТАВА

Когда при Ильдусе Файзове в Татарстане был запущен процесс деваххабизации республики, некоторые возмущались, что муфтий нарушает право людей на свободу совести и вероисповедания. Тогда ректор исламского института Рафик абый Мухаметшин первым объяснил, что запрет на исповедание ваххабизма касается не граждан как таковых, а только имамов, т. е. должностных лиц духовного управления мусульман РТ, которое является идеологической по своей сути организацией. В этом смысле имамы похожи чем-то, например, на дипломатов, которые, конечно же, могут иметь собственное мнение относительно внешней политики нашей страны, но обязаны проводить в жизнь общую линию своего ведомства.

Лично я всегда разделял и разделяю подобные подходы. В ДУМ РТ не место ни ваххабизму, ни коранизму, ни какому-нибудь хабашизму. Почему? Потому что в уставе нашего муфтията в качестве его идеологической платформы прописан только мазхаб Абу-Ханифы. Устав, принятый на общем съезде имамов республики, выражает их коллективную волю, является своего рода формализацией существующего общественного договора. А любой договор, согласно Корану (5:1, 17:34), да и общепринятым человеческим ценностям, надо исполнять.

Не устраивает устав? Добивайся его изменения. А если не можешь, то выходи из организации и через публичную критику или иными способами борись за ее улучшение. Но пока человек сделал для себя выбор быть сотрудником ДУМ РТ, он обязан проявлять субординацию и командность в работе. Иначе просто нельзя.

Несмотря на огромные мировоззренческие разногласия с нашим муфтием лично я полностью поддерживаю неприятие Камилем хазратом ваххабизма и его стремление очистить муфтият от деятелей, нарушающих его устав. Однако в нынешней инициативе татарстанский религиозный деятель выходит далеко за рамки своих полномочий и хочет распространить запрет на ваххабизм не только на подчиненных, что было бы оправдано и необходимо, но и вообще на всех граждан страны, а это прямое нарушение и принципа свободы совести, и Конституции РФ, которая его защищает. К тому же такой подход идет в разрез и с мнением национального лидера России Владимира Путина, который еще в 2008 году сказал: «Ваххабизм, причем в его изначальном виде, — это нормальное течение в исламе, ничего здесь страшного нет». Приводить в соответствие с уставом кадровый состав своей организации, вести с ваххабитами богословскую дискуссию — одно, а распространять свои желания на всех российских граждан — уже совсем другое.

При этом нынешний муфтий РТ сам не всегда склонен исполнять требования устава ДУМ РТ, в т. ч. и в мировоззренческой сфере. В частности, он целенаправленно подменяет мазхаб Абу-Ханифы, прописанный в нем, ханафитским мазхабом. В чем состоит разница между ними, ваш покорный слуга писал многократно. К сказанному добавлю: Абу-Ханифа — это, помимо прочего, та фигура, которая способна, в отличие от взглядов поздних ханафитов, стать платформой объединения самых разных мусульман. «Ваххабиты»/салафиты считают его одним из салафов, «реформаторы»/«кораниты» — одним из ранних рационалистов ислама, ну и ханафиты/традиционалисты — эпонимом своего мазхаба. А подмена аутентичного учения Абу-Ханифы толкованиями его поздних последователей, которые якобы продолжают дело великого имама, вызывает противоположный эффект: не объединяет, а лишь разделяет мусульман.

Во-вторых, действующий муфтий заставляет своих подчиненных исповедовать то, что в уставе ДУМ РТ никак не прописано — матуридитское вероучение. Но ведь всем хорошо известно, что хотя традиционно большинство ханафитов и является по факту, по крайне мере декларируемо, матуридитами, однако данная сцепка вовсе не обязательна: ханафит по каноническому праву (фикх) вполне может быть ашаритом по догматике (акыда), как и наоборот, шафиит — матуридитом. «Ортодоксия» суннизма при этом не будет нарушена. Да и потом разве видный экзегет аз-Замахшари, общепризнанным тафсиром которого так восхищался тот же Шихабутдин Марджани, не был в практическом (фикх) и теоретическом богословии (акыда) соответственно ханафитом и мутазилитом? Подобных примеров можно приводить из исламской истории огромное множество.

Характерный факт: несмотря на острую критику, ДУМ РТ упорно не издает и, как следствие, не распространяет переводы трудов самого Абу-Ханифы, но при этом переводит и публикует работы аль-Матуриди, поздних ханафитов, различных турецких и арабских авторов. И это при том, что трактаты «величайшего имама» давно переведены на русский и татарский языки, а его «Аль-Фикх аль-акбар» в русском переводе существует даже в нескольких вариантах. Возможно, нынешнее руководство не устраивают имена переводчиков или качество выполненной ими работы, но что мешает сделать свой перевод, который бы отвечал всем собственными критериям? На аль-Матуриди же, как и на многие другие книги, в т. ч. публикуемые под собственным авторством, силы и средства находятся в изобилии. Более того, руководство ДУМ РТ прямо препятствует реализации подобных инициатив. Когда экс-муфтий Нижегородской области и руководитель фонда им. Абу-Ханифы Умар Идрисов предложил Камилю хазрату совместно с ДУМ РТ издать трактаты Абу-Ханифы, причем нижегородская сторона готова была взять на себя оплату всех соответствующих расходов, муфтий РТ категорично выступил против, о чем нижегородский религиозный деятель, весьма удивленный, а точнее шокированный, поведал вашему покорному слуге.



Поэтому прежде чем замахиваться на экстраполяцию мировоззренческой основы устава ДУМ РТ на всю страну, неплохо бы самим начать во всем следовать его требованиям.

ТРИ ГИПОТЕЗЫ

Возникает вопрос: почему руководитель ДУМ РТ выступил с инициативой о запрете ваххабизма именно сейчас? У меня есть три гипотезы в данной связи, каждая из которых, впрочем, не отменяет остальные.

Гипотеза первая — борьба со своими оппонентами.

Если у нас в республике т. н. ваххабиты в целом подавлены и скрываются в подполье, то в других регионах страны они могут позволить себе свободно выражать свое мнение. И они это делают, открыто подвергая тексты и выступления Самигуллина беспощадной, но при этом очень содержательной критике, чем часто ставят под сомнение его богословскую компетентность.

Критике, например, подвергаются многочисленные выступления Камиля хазрата, в которых он из раза в раз приводит одно малоизвестное предание, трактуемое им как предсказание Пророка о появлении ДАИШ (арабское название террористической организации, запрещенной в России — прим. ред.), сделав его фактически главным своим аргументом против головорезов на сирийской земле. Подобная ретроспективная увязка возводимых к Пророку слов с появлением ДАИШ, на мой взгляд, весьма сомнительна, т. к. всем очевидно, что предсказание посланника Бога предполагает абсолютную неотвратимость. Поэтому получается, по Камилю хазрату, раз сам Пророк предсказал, что из недр ислама выйдет страшная террористическая организация, то, стало быть, терроризм, отпочковавшийся от ислама, есть его дитя, а значит, наша религия в конечном итоге виновна в его появлении, коль не способна предотвратить его неизбежное зачатие и неминуемые роды. Однако салафиты критикуют данное предание не с этих сугубо логических позиций, а исключительно в традиционалистском ключе. Они указывают, что этот хадис слабый, выдуманный, недостоверный.

Причем некоторые оппоненты Самигуллина не просто фиксируют данный факт, а предметно показывают, почему используемое им предание недостоверно. Так, некий Абу Усман Джаузи, разбирая цепочку данного предания, отмечает, что из шести его передатчиков четверо, с точки зрения традиционного хадисоведения, слабые вплоть до степени отрицания (матрук, мункар) и уличения в фальсификациях (тадлис), а о двоих мы вообще ничего не знаем. При этом Камиль хазрат в своих лекциях сам же настаивает, что мусульманам нельзя руководствоваться преданиями, взятыми от неидентифицированных (маджхуль) передатчиков, не говоря уже про остальные категории. Кстати, подобная внутренняя противоречивость суждений встречается у него и по другим вопросам.

Абу Усман подчеркивает, что он всей душой против терроризма, но не согласен с тем, что муфтий, «опровергая ложь, привел ложь». Кстати, сам Абу Усман в других своих роликах, не связанных с Самигуллиным, громит аргументы даишевцев в пух и прах и, надо признать, намного убедительнее, чем наш муфтий.

Обнародование подобного богословского анализа ставит Камиля хазрата в весьма щекотливое положение. Ведь борьба с идеологией экстремизма и терроризма — одна из главных задач, возложенных на него. Под это выделяются огромные квазибюджетные средства. Однако получается, что его тезисы не более чем пыль в глаза, которая сгодится лишь для публики, не разбирающейся в исламском богословии, а для тех же, кто живет традиционалистским умом и кого в конечном итоге, собственно, и надо отвадить от идеологии экстремизма, у него нет железобетонных аргументов. Поразительно, но, когда Камиль хазрат обращается к Корану, он тоже частенько попадает впросак. Так, в своем обращении после массового расстрела редакции «Шарли Эбдо» хазрат использовал два аята (6:108, 2:256), которые суннитские, в т. ч. ханафитские толкователи считают отмененными. А в обращении против ДАИШ цитирует аят (5:32), который был вырван им из контекста и в котором говорится о предписании Бога, данном не мусульманам, а иудеям, чей Закон даже сам Камиль хазрат также считает утратившим свою силу, не говоря уже про адресатов его обращения. Неужели наш муфтий не понимает, что, используя заведомо оспариваемые аргументы, он сам того не желая подыгрывает экстремистам и террористам?

К слову, Абу Усман также громит и цикл лекций Камиля хазрата о «заблуждениях» Ибн-Таймии, показывая его элементарное непонимание тезисов оспариваемого им богослова, противоречивость собственных суждений, слабость приводимой контраргументации. При этом сам Абу Усман демонстрирует прекрасное знание разнообразных первоисточников, легко оперирует именами и биографиями многочисленных авторитетов ислама, будто играючи обрушивает на оппонентов целый град различных традиционалистских аргументов, в то время как Самигуллин все свои лекции на данную тему читает (!) по книжке, причем единственной. Интересная деталь: эти лекции получают от пользователей YouTube много дизлайков, что вызвало настоящую панику в ДУМ РТ. «Дизлайки ваххабитов побили рекорд, — написал в закрытой группе WhatsАpp руководитель отдела дагвата Тимергали Юлдашев. — Срочно проходим по ссылке и ставим лайки под этим видео и поддержим нашего муфтия Камиль хазрата! Очень надо, братья!» И тут же добавляет в следующем сообщении: «Дизлайков больше 4 тысяч». Таким образом, позиции ДУМ РТ не совсем прочны не только на богословском ринге. Оно пока проигрывает «ваххабитам» и элементарную войну кликов: под первым видео дизлайков уже 5,1 тыс., а под всем курсом, состоявшем из шести лекций, совокупно 26,5 тысяч. Не получается ударить по ваххабитам знаниями, авторитетом и лайками — ударим запретом!

Гипотеза вторая — конъюнктурная.

Не секрет, что главным экспортером ваххабизма в мире является Саудовская Аравия, в которой, как утверждается, она принята в качестве официальной идеологии. В октябре прошлого года ее король Салман бен Абдель Азиз аль-Сауд прибыл в Россию с официальным визитом. Ни он, ни представители его свиты, состоявшей, как писали СМИ, из 1200 человек, в Московскую Соборную мечеть не поехали, но монарх пригласил к себе в гостиницу группу российских муфтиев, в т. ч. и Камиля хазрата. Встреча прошла тепло и завершилась совместным фото на память. Призывать руководителя государства, от которого к нам проникает ваххабитское влияние, не нарушать духовный суверенитет России, никто из присутствующих на встрече не стал, хотя прежде муфтии зарекомендовали себя активными борцами с ваххабизмом. Даже принимали фетву против него, чем спровоцировали международный скандал и крайнее недовольство саудовской стороны.

Простые мусульмане отреагировали на их метаморфозу едкими комментариями в соцсетях. «Успешная борьба с ваххабизмом на постсоветском пространстве, – написал Shamil Shaikhutdinov в «Фейсбуке», — о которой наши высокодуховные лидеры, опережая друг друга, докладывали в Москву, завершилась умилительным селфи с мировым лидером ваххабизма». «Н-да. То пальцем тычут как на плохих мусульман-салафитов (ваххабитов), — отреагировал usmanovs.official из «Инстаграма», — то шеи вытягивают ближе к телу».

За последние месяцы в королевстве произошли воистину тектонические сдвиги, которые ознаменовались не только арестами высокопоставленных чиновников, в т. ч. членов правящей династии, но и кардинальным разворотом страны в сторону либерализации режима. Неслыханное дело — муфтий Саудовской Аравии разрешил слушать музыку! Ваххабиты всего мира, как говорится, выпали в осадок.

В рамках нового курса наследный принц Мухаммед бен Салман в самом начале этой недели делает сенсационное заявление: Королевство Саудовской Аравии стало распространять идеологию ваххабизма по настоянию западных партнеров «с целью противодействия расширению влияния Советского Союза на мусульманские регионы». «Теперь мы намерены вернуть все обратно», — цитирует «Аль-Джазира» наследного принца со ссылкой на доклад издания «Вашингтон пост». «До 1979 года, когда в королевстве начал распространятся радикальный ислам, женщины у нас водили автомобили и работали кинотеатры, а мое поколение стало жертвой этой идеологии», — ранее заявил бен Салман в интервью американскому телеканалу CBS.

Упомянутое заявление принца, во мгновение ока разлетевшееся по интернету, о том, что КСА сворачивает ваххабитский проект, было сделано 26 марта, а уже 27 марта Камиль хазрат выступает с инициативой запрета ваххабизма на государственном уровне. Совпадение? Не думаю.

Ну и наконец третья гипотеза. Назовем ее карьерной.

Общеизвестно, что для нейтрализации более ярких и талантливых конкурентов религиозные деятели ислама часто используют сектантские ярлыки: ваххабит, коранит, шиит и прочее. Помню, как в Чистополе действующий мухтасиб, ревновавший к успехам одного из своих имамов, пустил слух, что тот якобы является шиитом. Мне как первому заместителю муфтия лично пришлось разбираться в этом деле. Выяснив, что обвинения в шиизме не более чем прием недобросовестной конкуренции со стороны мухтасиба, последний был снят с должности, а его место занял имам, необоснованно обвиненный им в шиизме. Кто знает, не запусти горе-мухтасиб этот слух, повлекший за собой необходимость разбирательства, может быть, до сих пор сидел бы на своем месте в тени безвестности.

Как отмечают источники, одним из наиболее вероятных кандидатов на пост муфтия в следующий избирательный период мог бы быть экс-мухтасиб Нижнекамскамского района Юсуф хазрат Давлетшин. Его уже перебросили в столицу Татарстана, чтобы он смог обзавестись здесь нужными связями и укрепить свои позиции внутри мусульманского сообщества, что, находясь в центре, делать намного легче, чем на периферии. Юсуф хазрат хорош всем: прекрасный организатор, яркий оратор, грамотный, коммуникабельный, энергичный, харизматичный, с отличным знанием арабского, татарского и русского языков. У него есть только один недостаток: про него говорят, что его взгляды якобы «ваххабитские». Инициатива муфтия, даже если она не получит практической реализации, уже подыгрывает ему, вновь актуализируя в общественном пространстве проблему ваххабизма, которую в последние годы стали в Татарстане как-то подзабывать. Возможный расчет сделан на возобновление охоты не ведьм, что как минимум приведет к воскрешению старых сплетен, в том числе и про Давлетшина. Полагаю, что по этой же причине Камиль хазрат в нарушение устава ДУМ РТ продвигает идеологию матуридизма как обязательного исповедания для имамов республики: так легче устранять потенциальных конкурентов.

«ДАЙТЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВАХХАБИЗМУ»

Каждый раз, когда поднимается проблема ваххабизма, эксперты в один голос твердят: дайте определение этому понятию, превратившемуся в ярлык для оппонентов. Теперь ответ на этот вопрос должен дать муфтий РТ.

Формально говоря, ваххабиты — последователи Мухаммада ибн Абдельваххаба, который, вооружившись идеями Ибн-Таймии и его ученика Ибн-аль-Каййима вместе с политиком Мухаммадом ибн Саудом сыграл одну из ключевых ролей в создании Саудовской Аравии. Однако никто из тех, кого называют ваххабитами, таковыми себя не считают. Они называют себя мусульманами, суннитами, в крайнем случае — салафитами. Соответственно, юридически нет и никаких собственно ваххабитских организаций. Стало быть, Камилю хазрату, чтобы добиться своих целей, надо выступать за запрет салафизма, а не ваххабизма, но резолюция-то с его предложением о запрете именно ваххабизма уже принята. А слово не воробей: вылетит — не поймаешь!

Можно дождаться следующего заседания МСР и инициировать запрет уже салафизма. Однако здесь возникают новые проблемы. Во-первых, салафизм намного шире «ваххабизма» как такового, и под «замес» в таком случае попадут совершенно сторонние люди. Во-вторых, далеко не все салафиты являются экстремистами и террористами, как, впрочем, и ваххабиты.

Можно запретить труды Ибн-Таймии. Тогда возникает другой вопрос: что в таком случае делать с татарскими богословами (Галимджаном Баруди, Ризаэтдином Фахретдином, Хади Атласи и др.), которые выступали его апологетами? Их тоже под запрет? Руководство ДУМ РТ своим необдуманным заявлением рубит сук, на котором само же сидит.

Можно пойти другим путем: запрещать идеи не по названию, а по сути. Но и в таком случае все не так просто. Во-первых, экстремизм и терроризм уже запрещены законодательством РФ, о чем, как уже было отмечено, указали в Москве дагестанским парламентариям, еще раньше выступившим с инициативой запрета ваххабизма. Во-вторых, такой подход может ударить по самому ДУМ РТ, ведь и его инициативы в плане корреляции с экстремистскими идеями не всегда сущностно отличаются от суждений оппонентов. Так, в работе «Ислам в 75 уроках», принадлежащей перу председателя ДУМ РТ, две традиционные религии России (христианство, иудаизм) названы искаженными, а одна (буддизм) ложной, что, конечно же, не способствует укреплению межконфессионального согласия в стране. А для учебных заведений татарстанского муфтията был издан средневековый ханафитскй труд «Мухтасар аль-Кудури», в котором война с неверными объявляется религиозной обязанностью мусульман даже в том случае, если они не нападают на нас. К тому же наши религиозные деятели перевели с арабского и издали брошюру «Явная истина», которая призывает мусульман распространять ислам с помощью военного джихада и убивать тех, кто не хочет добровольно встать на путь веры. Ища бревно в чужом глазу, надо и в своем видеть соринку!

ОТМЕНЕННАЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ

В пятницу, 30 марта, появляется новость, что Камиль хазрат Самигуллин срочно собирает пресс-конференцию по своей последней инициативе, о чем пресс-секретарь ДУМ РТ Резеда Закирова проинформировала журналистов из дружественных изданий. Брифинг не был анонсирован заранее. Все это указывает на то, что обсуждаемая инициатива была выдвинута Самигуллиным спонтанно, без планирования последующих шагов и предварительных консультаций.

К тому же пресс-конференция задумывалась не на площадке ИА «Татар-информ», обычно используемой для этих целей муфтиятом в рамках информационного партнерства с государством, а в здании самого ДУМ РТ. Более того, в конечном итоге брифинг отменили под предлогом того, что в муфтияте не успели к нему подготовиться. Видимо, здравомыслящие люди подсказали муфтию, что не нужно позорить республику абсолютно неграмотными и даже вредными инициативами, ведь пресс-конференция еще глубже вскрыла бы данное обстоятельство и в целом усугубила бы нанесенные Татарстану репутационные потери.

Признаться честно, автор не знает, как наш муфтий будет выпутываться из нынешней ситуации, которую сам же создал на ровном месте. Однако развязка не должна заставить себя ждать: резолюция межрелигиозного совета России принята, а значит, ее надо выполнять. Впрочем, может статься, что за сказанным не последует никаких действий. Такое у Камиля хазрата уже было. И, надо признать, не раз.

«БИЗНЕС Online»

Из той же кухни: Муфтий Москвы и Чувашии поддержал муфтия Татарстана в вопросе запрета “ваххабизма” 

Руководитель Духовного собрания мусульман России, муфтий Москвы и Чувашии Альбир Крганов поддержал инициативу своего татарстанского коллеги Камиля Самигуллина запретить «ваххабизм».

«Предложение Камиля-хазрата (муфтия Татарстана Камиля Самигуллина – «ИФ») и предложение других уважаемых религиозных деятелей прозвучало уже не в первый раз, и мы его поддерживаем, это наша общая позиция», – цитирует Крганова близкий к Московской патриархии портал «Интерфакс-Религия».

«Нам пытались привнести чуждую исламистскую идею, которая стала причиной радикализации молодежи. Книги известных писателей Ибн Таймии и Абд аль-Ваххаба, которые упоминал Камиль-хазрат, привели в итоге к радикализации их читателей и некоторых религиозных деятелей и групп», – считает муфтий. Там в России, где распространялись эти книги, «мы потом получали проблему радикализации», заявил Крганов. 

«О том же нам говорят и коллеги из других мусульманских регионов мира: всюду, где распространялись книги этих ученых, обязательно появлялись экстремисты-радикалы, непонятные революции, свержение власти, смерть и слезы», – сказал муфтий. Он указал и на то, что выступление К.Самигуллина на Межрелигиозном совете России, где муфтий Татарстана предложил признать ваххабизм экстремистским течением, стало «лакмусовой бумажкой», так как набрало несколько десятков тысяч «дислайков», подписей против него и в поддержку ваххабизма, причем в основном от русскоязычных граждан. «Эта цифра должна стать сигналом, нужно обратить внимание на эту проблему. Мы должны, основываясь на российском законодательстве, не ущемляя прав верующих людей, гарантированных им Конституцией, выработать законы, которые помогли бы российскому гражданскому обществу пресечь попытки культивировать такой образ крайних религиозных убеждений», – считает мусульманский деятель.

ИА IslamNews

Роман Силантьев настаивает на принятии «закона Самигуллина» о запрете «ваххабизма»

Близкий к РПЦ публицист Роман Силантьев еще раз поддержал инициативу муфтия Камиля Самигуллина о законодательном запрете «ваххабизма» в России. Свою позицию православный деятель обосновал наличием у мусульман в Религиозном совета всего одного голоса, несмотря на количество представленных в нем организаций, поэтому мнение Совета муфтиев можно не брать в расчет. 

«Межрелигиозный совет России объединяет не религиозные организации, а представителей традиционных религий страны — православия, ислама, буддизма и иудаизма, которые должны приходить к единому консенсусу по какому-нибудь вопросу. Именно по такому принципу функционирует Межрелигиозный совет России. То, что мусульмане в нем представлены четырьмя организациями (ЦДУМ, СМР, КЦМСК, ДУМ Татарстана), а не двумя, как иудеи (КЕРОО РФ и ФЕОР) или одной, как православные (РПЦ) и буддисты (Буддистская традиционная сангха России), не говорит о том, что в МСР у мусульман больше голосов при голосовании за какое-то решение. Это лишь означает, что мусульманская община в России организационно не едина. Но в Межрелигиозном совете России у каждой религиозной общины всего один голос. И если из четырех мусульманских организаций, входящих в МСР, три организации поддерживают запрет ваххабизма, а одна нет, это ни на что совершенно не влияет. В МСР у мусульман только один голос при принятии решения, и большинство из них поддержало признание ваххабизма экстремистской идеологией. Межрелигиозный совет России не станет менять своей позиции по этому вопросу», — пояснил порталу ЕaDaily.com Силантьев, сам в 2001—2005 годах работавший в МСР исполнительным секретарем, а потому знакомый с его принципами работы. 

Предложение главы ДУМ Татарстана, высказанное на заседании Межрелигиозного совета, вызвало разногласия среди экспертов, в том числе и в связи с отсутствием юридического определения «ваххабизма», что позволяет расширительно толковать этот термин. Бывшей первый заместитель муфтия Татарстана Рустам Батров в этой связи предупредил, что предложение муфтия Татарстана может ударить по мусульманам в целом и в первую очередь по самому его автору. 

Между тем, инициативу с энтузиазмом подхватил Межрелигиозный совет и включил в итоговую резолюцию пункт: «Обратиться к органам государственной власти с предложением признать ваххабизм экстремистской идеологией, а ваххабитские организации — экстремистскими организациями». В случае если инициатива дойдет до законодательного закрепления, то потенциальный нормативный акт в кулуарах уже окрестили «законом Самигуллина».

ИА IslamNews

"Совет муфтиев России саботирует запрет ваххабизма"

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ