Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Саудовская Аравия: «город будущего» или тень прошлого?

Саудовская Аравия: «город будущего» или тень прошлого?
12 Марта
14:03 2018

Визиты саудовских монархов в Лондон не являются выдающимся событием. В Букингемском дворце отмечался король Абдулла в период своего правления, ещё раньше — король Фахд. Но недавний визит наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада ибн Салмана на фоне грандиозных перемен внутри королевства и вокруг него рядовым никак не назовёшь.

7 марта в аэропорту Лондона Мухаммада ибн Салмана встретил министр иностранных дел Соединенного Королевства Борис Джонсон, после чего королева Елизавета II удостоила гостя высокой чести, пригласив на обед. А ведь он не действующий глава государства, по крайней мере, формально. Затем принц провел переговоры с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй, а венцом чрезвычайно насыщенного дня стала встреча сразу трёх принцев: Чарльза, Уильяма и Мухаммада.

А уже на следующий день королева, принц Чарльз и его жена, герцогиня Камилла, и принцесса Анна устроили приём в Виндзорском замке для имама исмаилитов Ага-хана IV — по случаю 60-летия пребывания его в своей духовной должности. Принц Уильям на приёме замечен не был.

Итак, две встречи подряд, с двумя самыми могущественными представителями «мусульманского мира». Все остальные «мусульманские лидеры» не более чем руководители светских государств с преобладающим мусульманским населением. Но Мухаммад ибн Салман и Ага-хан — это совершенно другой уровень и статус. Они объединяют в своём лице как светского, так и духовного властителя, претендующего на роль абсолютного лидера, каждый в своем «ответвлении» ислама, суннитов и исмаилитов-низаритов. Причём, с религиозной точки зрения, они находятся по разные стороны баррикад, имея богатейшую историю противостояния, интриг, войн и заказных убийств. Для полноты картины не хватало только руководителя шиитов аятоллы Роухани, но тогда это был бы просто взрыв.

Приглашение наследника легендарного Горного Старца, Хассана ибн Саббаха, основавшего орден ассасинов, на следующий день после встречи с наследником Хранителя Двух Святынь крайне любопытно. О простом совпадении не может быть и речи, ибо случайности, как мы знаем, не случайны. Вот мы и имеем открытую демонстрацию британской короной трех важнейших особенностей нынешнего состояния дел.

Первое — королева жива и в добром здравии, так что ждать перемен в имперской политике в ближайшее время не стоит. Второе — принц Чарльз, как легитимный наследник престола, не собирается уступать его сыну, принцу Уильяму, который, в отличие от своего ровесника Мухаммада ибн Салмана, не более чем приложение к отцу. Третье — в исламском пространстве у принца Чарльза есть могущественный союзник, который умеет решать сложные задачи самыми нестандартными методами.

Но почему условному Майкрофту Холмсу™ это представление понадобилось именно сейчас? И почему именно для наследного принца Саудовской Аравии? Можно подумать, он не знал, что Ага-хан IV, его конкурент и реальный противник, является одной из важнейших фигур Западного Проекта и частью высшего общества Великобритании и Европы в целом. Знал, конечно же, здесь все понятно.

Но вот с принцем Чарльзом и королевой всё несколько сложнее. По всем признакам Елизавета II, скажем так, отошла от дел и в британском истеблишменте идет схватка за трон. Претендентов двое, принц Чарльз и принц Уильям. Старая британская аристократия поддерживает Чарльза. Уильям же, заручившись поддержкой брата, нашел союзника в лице мятежной дочери Британской империи – США. Мы будто видим зеркальное отражение истории восхождения на престол и дальнейшего отречения короля Эдуарда VIII. Я уже писал об этой и других перипетиях в британской истории и, надеюсь, буду говорить еще, но сейчас нет времени разбирать все хитросплетения европейских династических разборок. Достаточно просто понять важность выбора британской элиты для всего мира и для Ближнего Востока в частности.

Дело в том, что англичане на современном политическом небосклоне, это особь статья. Их принято считать прожжёнными циниками и лицемерами. Однако, невзирая на присущие им недостатки, англичане всегда следуют данному ими слову и соблюдают соглашения, даже заключённые только на словах. Образ джентльмена, сформированный создателями британской элиты, является и взглядом англичан на самих себя, и уже только поэтому они вынуждены данному образу соответствовать. Тем более что многовековой опыт британского владычества показывает, что в долгосрочной перспективе репутация держащего слово джентльмена оказывается неизменно выгодной.

И вот, такие люди показывают свою силу, решимость и единство ближневосточному принцу. В чем смысл? Ведь, по большому счету, это мог сделать кто-нибудь рангом пониже. Например, офицер британской армии, а по совместительству король Иордании Абдалла II, да и много кто еще. Но нет, послание было передано лично, что выглядит, по меньшей мере, странно. Но всё встаёт на свои места, если предположить, что Мухаммад ибн Салман выступает в роли лишь одного из получателей послания, главный из которых, конечно же, Соединенные Штаты.

Принц пытается копировать действия своего великого предка, Ибн Сауда, основателя саудовского государства. Но в одну реку не входят дважды. Впрочем, экскурс в историю королевства не является целью данной статьи, потому напомню только один эпизод из этой увлекательной эпопеи.

В 1944 г. президент США Франклин Делано Рузвельт встретился с послом Британской империи, лордом Галифаксом, и обсудил с ним послевоенное обустройство Ближнего Востока. Свою позицию Рузвельт обозначил четко и недвусмысленно: «Персидская нефть принадлежит вам. Иракскую и кувейтскую нефть мы разделим. Что же до нефти в Саудовской Аравии, то она — наша».

С тех самых пор рассматривать процессы, происходящие с участием саудитов без учета интересов США в регионе не только бессмысленно, но и контрпродуктивно.

Итак, что есть Саудовская Аравия? Страна владеет четвертью мировых запасов нефти, и это дает 75% доходов. То есть благополучие и сила страны привязаны к ценам на нефть, которые от неё не зависят! Много лет страна жила, ориентируясь на нефтедоллары, но всё течёт, всё меняется. В последние годы стало ясно, что вечно так продолжаться не может, и те, кто действительно влияет на политику королевства, стали искать пути выхода.

Началось всё с программы Saudi Vision-2030, представленной Мухаммадом ибн Салманом еще до назначения его кронпринцем. Принца Мухаммада часто сравнивают с Трампом, и они действительно схожи. По сути, это арабский Трамп, с его радикальными мерами и популистскими призывами сделать страну снова великой. Его действия уже привели к тому, что Саудовская Аравия развязала войну в Йемене, обострила отношения с Ираном и поддержала давление на Катар. Ситуация складывается более чем непростая, и для того, чтобы такая политика выглядела убедительной, Мухаммаду ибн Салману нужен мегапроект, который позволит показать народу и миру всю масштабность перемен. Также ему необходимы влиятельные союзники и одобрение США.

И такой проект есть. Это «город будущего» NEOM, концепцию которого на огромном мероприятии с участием бизнесменов из 88 стран наследный принц презентовал лично. Он много говорил про будущее, новые стандарты жизни и менталитета, прорыв технологий: «Это будет место не для обычных людей или обычных компаний, а для мечтателей со всего мира».

Была озвучена потребность в площади, около 30 000 кв. км и финансах, это почти 500 млрд. долларов. С деньгами все более-менее ясно, для осуществления своих планов принц ожидает больших иностранных инвестиций, и продажа пакета акций нефтяной компании Saudi Aramco не за горами, да и родственники его «добровольно поделились» изрядными средствами после ареста. Но что касается землеотвода, тут сразу возникли вопросы, потому что проект захватывает территории Иордании и Египта. Король Иордании пока не торопится сказать последнее слово, а президент Египта Абдель-Фаттах ас-Сиси отдал-таки саудовцам два острова. А в начале марта нынешнего года Египет и Саудовская Аравия учредили совместный фонд с уставным капиталом 10 млрд. долларов, из которого будет финансироваться строительство египетской части мегапроекта на юге Синайского полуострова!

Курировать запуск NEOM будет экс-генеральный директор Siemens Клаус Кляйнфельд. Уже обозначены сроки и первый этап строительства должен завершиться в 2025 г. Bloomberg, разбирая проект NEOM, сравнивает его с Дубаем, самым влиятельным торговым и инвестиционным центром Ближнего Востока. Издание отмечает, что один из важнейших пунктов успеха Дубая в том, что иностранцы, которые приезжали туда строить и жить, чувствовали себя комфортно, несмотря на мусульманские традиции страны в целом. Так же и принц Мухаммад сразу заявил, что внутри NEOM будет собственное мини-общество. На территории «города будущего» обещают большую независимость и чуть ли не отдельные законы: «Мы можем ввести 98% стандартов, применяемых в таких городах. Но есть 2%, которые мы не сможем изменить. Например, запрет на любой алкоголь».

Таким образом, речь идет не просто о бизнес интересах. Планируется кардинальное переформатирование ближневосточного пространства. В первую очередь реформы касаются самой Саудовской Аравии, с обоюдным интересом тех самых «влиятельных союзников», с помощью которых и должен быть реализован проект NEOM, которым так горит саудовский кронпринц и команда его эмиратских советников.

Но правильнее всю эту затею называть не «городом будущего», а «сделкой века». Речь идет о палестино-израильском соглашении, за которым должна последовать нормализация отношений Израиля с арабским миром. Принц Мухаммад выполняет основную часть работы по продвижению «сделки века». Это урегулирование не на год-два, а лет на тридцать. И в основе сделки лежит подключение Израиля к развитию огромных территорий на побережье Красного моря. Под прикрытием строительства «города будущего», естественно.

Взамен израильтяне должны передать палестинцам 90% Западного берега. Столицей палестинского государства станут арабские районы Восточного Иерусалима. Палестинцы смогут не признавать Израиль еврейским государством, но им придется отказаться от права беженцев на возвращение. Саудиты давят на председателя Палестинской национальной администрации Махмуда Аббаса, но тот говорит, что не хочет умереть предателем.

ХАМАС, который пытались убедить в Каире, пока тоже не согласен с этим решением. Но кого интересует их мнение, как и мнение других ближневосточных лидеров с теперешними ценами на нефть, кризисом и войнами. Для всех арабских лидеров гарантии их личной безопасности и будут тем предложением, от которого невозможно отказаться, потому что подобное урегулирование немыслимо без прямого участия армии США.

Между тем король Иордании Абдалла II уже высказал свою озабоченность тем, что Трамп намерен навязать им свое видение процесса и не позволит сторонам согласовать вопросы самостоятельно. Король посетовал на то, что повлиять на это решение никто не может, и признался, что знает о плане значительно меньше, чем наследный Мухаммад ибн Салман.

Вот на таком фоне наследный принц Саудовской Аравии, предварительно назвав Турцию частью «треугольника зла», наряду с Ираном и «непримиримыми исламистскими группировками», вылетает в Лондон. И там ему показывают, что времена меняются, но джентльмены держат своё слово. Более того, они имеют все возможности решать свои задачи в регионе. И история ассасинского кинжала под подушкой могущественного арабского правителя может повториться вновь. Так что существует, как минимум, ещё один план развития Ближнего Востока, и в нём у Саудовской Аравии перспективы куда менее радужные.

А что же Трамп? Что предпримет единственная на сегодня сверхдержава? И почему Нетаньяху так спешно рванул в США, пытаясь протолкнуть «сделку века» как можно скорее? Это тема отдельной статьи, в которой мы будем разбирать короткое, но ёмкое утверждение.

Тимур Шангареев

e-minbar

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ

comments powered by HyperComments