24 Февраля- 8 Джумада ас-сани 1439

Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Политика НАТО в Исламском мире

Политика НАТО в Исламском мире
13 Февраля
18:09 2018

Блок НАТО желает играть ведущую роль в мире и контролировать обстановку в районах стратегических интересов ведущих стран Запада. При этом основной акцент делается на сохранение своего ведущего положения в мире, борьбе с сопротивлением (под названием «угрозы терроризма»), а также на закреплении внеблоковых государств в сфере своего влияния.

Для решения данных задач требуются значительные ресурсы. Это достаточно затруднительно для альянса в целом и тем более для его отдельных членов. Отсюда нервная реакция Трампа на невыполнение большинством членов Североатлантического альянса необходимого уровня расходов на оборону (2% от бюджета). Для увеличения финансирования и поддержания населения в тонусе раздуваются различные угрозы, как терроризм (в США вероятность быть застреленным полицией в девять раз выше, чем стать жертвой теракта, про дтп вообще умолчим). Также упор делается на российскую угрозу (как это ни смешно), а также китайскую, угрозу от КНДР, Ирана и побочные угрозы вроде очередного свиного коллайдера. Деньги, тем не менее, тратятся огромные. Например, финансовые затраты на проведение операции Международных сил в Афганистане (2002–2014) только по линии министерства обороны США составили около 725 миллиардов долларов.

Кроме того, активное военное вмешательство блока за пределами зоны ответственности ведет к «имиджевым потерям», росту неприятия действий альянса, особенно в исламском мире, и усилению террористической угрозы для стран организации.

И натовцы учитывают это и приспосабливаются. НАТО стремится к комплексному использованию в своих интересах всех имеющихся в наличии политических, военных и гражданских возможностей, а также к привлечению других стран. Одновременно отмечается смещение акцента с проведения широкомасштабных операций по урегулированию кризисных ситуаций на «проецирование стабильности» в «проблемных» регионах мира. За этим эвфемизмом скрывается простое подчинение нужных стран американскому влиянию, но, желательно, без оккупации и прочих издержек. Так, если «на пике» операции в Афганистане (2010) коалиционная группировка войск только в этой стране насчитывала около 147 тысяч человек (что сравнимо с советской группой войск на пике противостояния), то в настоящее время во всех официальных операциях и миссиях НАТО принимают участие около 20 тыс. человек, в том числе представителей стран-партнеров.

В основе «проецирования стабильности» лежит сотрудничество Североатлантического союза с внеблоковыми государствами, направленное на оказание им помощи в обеспечении безопасности, предотвращению и урегулированию конфликтов. Одновременно инфраструктура данных стран используется в интересах альянса.

Подобный подход позволяет участвовать в конфликтах без развертывания крупных коалиционных группировок войск и, как следствие, максимально экономить собственные ресурсы. Кроме того, такие действия не требуют санкции СБ ООН, что значительно расширяет возможности Североатлантического союза по вмешательству во внутренние дела третьих государств.

Основной целью является повышение оперативной совместимости ВС стран-партнеров с ВС НАТО в интересах привлечения этих стран к участию в операциях и миссиях альянса. Грубо говоря, в обмен на военную помощь и поддержку, режимы этих стран должны платить «налог кровью». Их национальные вооруженные силы переводят на натовские стандарты путем изменения организационно-штатной структуры национальных ВС, оснащения воинских формирований западными вооружением и военной техникой, а также за счет внедрения коалиционных подходов к планированию операций, организации оперативной и боевой подготовки. Вместо того, чтобы воевать «на земле» самим, натовцы обучают пехотинцев третьих стран, которые будут воевать за них, при поддержке натовской авиации, артиллерии и флота.

В 2014 году руководство альянса приняло инициативу «Содействие внеблоковым государствам в укреплении их потенциала безопасности и обороны» (Defence and related security capacity building). Проект предполагает предоставление третьим странам консультативного содействия в области военного строительства. Параллельно, как правило, им оказывается значительная военная и военно-техническая помощь со стороны отдельных государств — членов блока на основе двусторонних договоренностей. Одну из активных ролей в реализации данной инициативы играет Турция.

Основные усилия инициативы альянса сосредоточены на государствах постсоветского пространства, Ближнего Востока и Северной Африки. В состав ее участников включены Грузия, Молдавия, Иордания и Ирак. Каждой стране предоставлен индивидуальный «пакет помощи», который содержит конкретные проекты по наращиванию национальных военных возможностей.

Мы рассмотрим сотрудничество НАТО с исламскими странами.

«Пакет помощи» для Иордании предусматривает оказание поддержки Амману в сферах защиты информации, кибербезопасности, борьбы с СВУ, управления войсками, охраны государственной границы. В частности, при технической поддержке альянса создана национальная группа по реагированию на компьютерные инциденты. С октября 2016 года в ВС Иордании начато внедрение натовской системы кодификации.

В рамках реализации «пакета помощи» Ираку с февраля 2017 года на территории этой страны под эгидой альянса ведется подготовка иракских военнослужащих (параллельно с их обучением силами Коалиции и подготовкой в Иордании) в семи областях: борьба с СВУ и разминирование; военная медицина; реформа сектора безопасности; оперативное планирование; гражданское чрезвычайное планирование; кибербезопасность; военное образование.

Кроме того, изучается возможность подключения к инициативе Ливии, обратившейся к руководству блока с просьбой об оказании помощи. При этом основные усилия планируется сосредоточить на содействии правительству «национального единства» в формировании министерства обороны, генерального штаба и спецслужб.

В ближайшей перспективе НАТО планирует завершить создание в Тунисе регионального центра сбора и обработки разведывательной информации. Данная структура будет функционировать в интересах борьбы с повстанчеством и подготовки национальных сил специальных операций, осуществляемой при участии Североатлантического союза.

В ноябре 2016 года в Мавритании при содействии альянса развернут национальный центр кризисного урегулирования.

В 2016 году в Кувейте открыт региональный центр «Стамбульской инициативы по сотрудничеству» (данный формат включает Бахрейн, Катар, Кувейт и ОАЭ). Центр ориентирован на укрепление сотрудничества между НАТО и арабскими государствами Персидского залива в сферах борьбы с терроризмом, стратегического анализа, реагирования на чрезвычайные ситуации.

Также натовцы периодически проводят для военнослужащих стран Ближнего Востока и Северной Африки мобильные учебные курсы по тематикам борьбы с терроризмом и повстанческой деятельностью, а также по реагированию на инциденты с использованием радиологических, химических, биологических и ядерных материалов.

Важное внимание в планах альянса уделяется созданию устойчивой «сети» элементов тыловой поддержки в интересах проведения блоком экспедиционных операций в регионах стратегических интересов Запада. В этих рамках в феврале 2016 года между Североатлантическим союзом и Кувейтом заключено соглашение об использовании военной и транспортной инфраструктуры эмирата для переброски личного состава, и ВВТ блока в районы конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке.

Кроме того, с 1 января 2015 года на территории Афганистана НАТО развернуло миссию «решительная поддержка». Основная ее цель заключается в подготовке афганских правительственных сил к самостоятельному поддержанию порядка в стране.

В настоящее время численность миссии составляет около 13,2 тыс. военнослужащих и гражданских специалистов от 39 стран, в том числе от 13 государств, не являющихся членами альянса. На данный момент, как уже отмечалось нами ранее, эти силы не справляются со своими задачами и периодически сами вступают в бои с инсургентами. Поэтому, в рамках миссии (странный эвфемизм слова «война») Трамп увеличивает контингент американских военных в Афганистане. Непосредственное обучение афганских сил осуществляют около 1,5 тысяч иностранных советников и инструкторов. Как показывает практика, не слишком успешно. Остальные участники миссии привлекаются к задачам обеспечения, охране мест дислокации учебно-тренировочных групп и важных военных объектов.

Как уже писали, в год НАТО тратит на Афганистан порядка 4$ миллиардов. Предполагается, что данный уровень финансирования афганских силовых структур сохранится как минимум до 2020 года. А скорее всего и позднее, так как правительственные генералы и чиновники плотно подсели на американскую финансовую помощь и слезать с нее не спешат. Да и в целом, США там воспринимают как рог изобилия, откуда течет нескончаемая денежная река.

В интересах логистики и поддержки афганских сил натовцы также стремятся получить доступ к объектам транспортной инфраструктуры стран Центральной Азии, Закавказья и Пакистана.

В рамках операции «Джойнт энтерпрайз» в Косово Североатлантический союз оказывает поддержку Приштине в формировании Сил безопасности Косово (СБК). Кроме того, при министерстве СБК действует консультативная группа численностью около 40 человек. В рамках блока создан трастовый фонд (37,4 млн евро), средства которого направляются на подготовку и оснащение СБК. Также в Косово находится вторая по величине база НАТО в Европе.

Для временного базирования и транзита воинских контингентов используются объекты инфраструктуры других балканских государств, в частности аэродромы Тузла (Босния и Герцеговина) и Скопье (Македония).

На бумаге все это выглядит чрезвычайно грозно, но практика показала, что подготовленные блоком национальные силы безопасности ряда государств, в частности Афганистана и Ирака, оказались неспособны самостоятельно обеспечить внутреннюю стабильность. В этой связи НАТО будет вынуждено сохранять военное присутствие в кризисных регионах, а также самостоятельно проводить сухопутные операции. Тем не менее, нужно осознавать масштаб натовского присутствия в исламских регионах и четко осознавать степень вовлечения в эту систему так называемых мусульманских лидеров. Эти шейхи, короли и президенты всячески пытаются угодить США и участвуют во всех их проектах по расчленению исламского региона, подчинению его населения и выкачиванию ресурсов.

Джанибек Пражский 

poistine

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ

comments powered by HyperComments