Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Шавкат Мирзиеев снял с должности самого опасного чиновника

Шавкат Мирзиеев снял с должности самого опасного чиновника
Справа: Мирзиёев, слева: Иноятов
1 Февраля
15:07 2018

Новым руководителем СНБ Узбекистана стал бывший генпрокурор Ихтиёр Абдуллаев

Как мы уже сообщали, сегодня генерал-полковник Рустам Иноятов был снят с должности главы Службы национальной безопасности Узбекистана указом президента страны Шавката Мирзиёева. Вместо него на место руководителя самого засекреченного и влиятельного ведомства страны назначен Ихтиёр Абдуллаев, до сегодняшнего дня занимавший пост генерального прокурора. Об этом «Фергане» сообщили собственные источники в Ташкенте.

Ихтиёр Абдуллаев родился в 1966 году в Ферганской области. Окончил юридический факультет Пермского государственного университета, работал судьей, государственным советником президента, членом Сената Олий Мажлиса. Генеральным прокурором Республики Узбекистан стал в 2015 году

На должность генпрокурора вместо Абдуллаева назначен государственный советник Отабек Муродов.

Напомним, что вчера Рустам Иноятов снят с должности главы Службы национальной безопасности Узбекистана. Прибывший 31 января в главное управление СНБ на улице Матбуотчилар в Ташкенте президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подверг деятельность спецслужбы и Рустама Иноятова резкой критике.

Рустаму Иноятову 73 года, он родился 22 июня 1944-го в посёлке Шерабад Сурхандарьинской области на юге Узбекистана. Его отец, Расул Иноятов, был полковником Комитета госбезопасности (КГБ). В 1968 году Рустам Иноятов окончил Ташкентский государственный университет, где учился на кафедре ирано-афганской филологии восточного факультета. Отслужил в Советской армии, там же был принят на службу в КГБ. С 1976 по 1981 год был сотрудником советской резидентуры в Афганистане под дипломатическим прикрытием. 27 июня 1995 года его назначили главой Службы национальной безопасности — преемницы КГБ. Таким образом, пост председателя СНБ он занимал более 22 лет.

Иноятов — один из восьми высокопоставленных узбекских чиновников, кому в 2005 году после трагических событий в Андижане был запрещен въезд в страны Евросоюза – в качестве одной из санкций ЕС против руководства Узбекистана.

До последнего времени позиции Иноятова считались незыблемыми — в свое время именно главный чекист Узбекистана рассматривался как один из наиболее вероятных сменщиков первого президента страны Ислама Каримова, и мирная передача власти от последнего Мирзиёеву многими наблюдателями расценивалась как результат неких внутренних договоренностей между нынешним главой государства и шефом СНБ. Иноятову, между тем, помимо руководства спецслужбой, приписывалось создание целой бизнес-империи. Свидетельства об этом иногда просачивались в прессу.

В то же время еще в конце 2016 года со своей должности был снят первый заместитель Иноятова Шухрат Гулямов, фигура которого, по некоторым данным, не устраивала нового президента страны. В дальнейшем глава государства провозгласил валютную реформу, которая также вызвала трения между ним и руководителем СНБ.

Напомним, после своего прихода к власти осенью 2016 года Мирзиёев практически полностью поменял министров силового блока правительства. В частности, глава МВД успел смениться дважды. В итоге, в сентябре 2017 года министром внутренних дел был назначен Пулат Бобожонов, а министром обороны — Абдусалом Азизов.

Служба национальной безопасности была образована в 1991 году. Ее основными задачами были определены разведывательная и контрразведывательная деятельность в интересах Узбекистана и борьба с организованной преступностью. Однако, как признал в декабре 2017 года президент Шавкат Мирзиёев, в дальнейшем полномочия этого ведомства оказались безосновательно расширены. Он заявил о необходимости реформировать Службу национальной безопасности и принять по ней закон. До настоящего времени деятельность СНБ регулируется Положением, утвержденным правительством в 1991 году.

Yenicag.Ru

Служба Наследия Берии. Что означает для Узбекистана отставка Рустама Иноятова

Отставка главы Службы национальной безопасности Рустама Иноятова, слухи о которой ходили уже больше года, тем не менее, стала новостью дня в Узбекистане. Теперь уже бывший руководитель всемогущей спецслужбы олицетворяет эпоху, когда три буквы – СНБ – вызывали трепет и ужас у жителей страны. Но можно ли считать, что с уходом Иноятова в стране станет легче дышать? Над этим вопросом размышляет эксперт по Центральной Азии, журналист-международник Аркадий Дубнов.

* * *

«Смерть Сталина» в ее британской киноверсии заставила значительную часть россиян обнаружить, что Сталин в их головах, а главное, в головах их начальников еще живой.

И это – ужасное открытие. Особенно, если вспомнить, что деспота нет уже почти 65 лет.

Нет уже и его подручных, главных чекистов сталинского режима, последнему из которых, Лаврентию Берии, посчастливилось увидеть своего патрона мертвым, да еще в неподобающем для одного из властелинов мира виде, в луже мочи... Слава богу, этого уже из истории не выкинешь.

Мы не знаем, в каком виде, насколько беспомощным и лишенным дееспособности обнаружил своего патрона, президента Узбекистана Ислама Каримова, в один из последних дней августа 2016 года главный узбекский чекист Рустам Иноятов. Это в историю еще не вписано. Но обязательно вписано будет.

Главная историческая параллель состоит в том, что Иноятов в 2016-м, как и Берия в 1953-м, мог серьезно рассчитывать на удержание власти в своих руках. Берия не удержал. История его устранения кремлевскими соратниками до сих пор изобилует недоговоренностями. Главным же итогом стало то, что в Советском Союзе началась политическая оттепель, сотни и тысячи узников стали выходить на свободу из тюрем и лагерей, имена самых известных жертв сталинского террора были реабилитированы. Сталинская эпоха закончилась. Но нынче выясняется, что только эпоха, потому что значительная часть бывших советских людей и, что самое страшное, их детей живут еще со Сталиным в башке.

Эпоха Каримова, конечно же, закончилась с его смертью, официально объявленной только спустя пару дней после юбилейных празднеств по случаю 25-летия независимости Узбекистана. Но понять это было можно только после того, как преемником первого президента стал премьер-министр Шавкат Мирзиёев, а не шеф Службы безопасности Рустам Иноятов. Впрочем, как утверждают сведущие люди, в свои к тому моменту 72 года, возглавляя свою контору целых 20 лет, он и сам не особенно стремился занять формально высший пост в стране, будучи уже не совсем здоров, но, главное, вполне довольствуясь фактически ничем не ограниченной реальной властью в стране, в том числе, и в сфере экономики.

Но это все слухи и домыслы, которые могли быть выгодны и самому Иноятову. И мы точно не знаем, сколь драматичной была борьба за власть, развернувшаяся над телом Ислама Каримова. Главное – итог: преемником был назван не Рустам Иноятов и даже не первый вице-премьер Рустам Азимов, а Шавкат Мирзиёев. Даже коллективного руководства на переходный период не потребовалось...

Кажется очевидным, что такой итог обязан договоренностям, достигнутым между бывшим премьером и шефом СНБ, точнее, гарантиям, данным последнему со стороны Мирзиёева, ставшего преемником. Были ли они ограничены временным фактором либо исполнением каких-либо обязательств, неизвестно. Если верить источникам «Ферганы», согласно которым, объявляя об отставке некогда всесильного главного чекиста страны, президент Мирзиёев подверг его резкой критике, то все договоренности, а тем более, обязательства могут считаться исчерпанными.

А если учесть сообщения узбекского интернет-ресурса Uzmetronom.com о недавнем снятии с постов двух заместителей Иноятова и руководителей 11 (!) областных управлений госбезопасности, следует признать: второй президент Узбекистан окончательно созрел для тотальной зачистки ведомства, ставшего в каримовскую эпоху этаким силовым монстром, государством в государстве.

Значит ли это, что эпоха Каримова закончилась? Многие из тех, кто покинул Узбекистан в последнюю четверть века, не видя там для себя перспектив, до сих пор не могут в это поверить. Для одних свидетельством конца эпохи станет серьезное разгосударствление экономики, первым шагом к которому должно стать реальное устранение ограничений при конвертации валюты (в Узбекистане общим местом является убеждение в том, что главным бенефициаром черного рынка валюты была СНБ).

Для других – проведение открытого разбирательства Андижанской трагедии 2005 года, когда в результате силового подавления волнений погибли сотни людей, которых Ислам Каримов без разбору назвал террористами.

Для третьих – освобождение всех до единого политических узников, упрятанных за решетку при Каримове, и справедливое судебное рассмотрение дел тех, кто был арестован по надуманным обвинениям уже после его смерти.

Так или иначе, речь идет о том, будут ли люди в Узбекистане даже в посткаримовскую эпоху по-прежнему жить с Каримовым в башке?

Освобождение страны от шефа СНБ Рустама Иноятова и его чекистской гвардии может быть серьезным шагом на пути «освобождения башки».

А может оказаться лишь эпизодом в процессе смены власти и тотального размена чужих на своих.

Чрезвычайно жаль будет, если только этим и ограничится.

Аркадий Дубнов, журналист-международник, эксперт по Центральной Азии

Международное информационное агентство «Фергана»

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ

comments powered by HyperComments