Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

В Иране все предпосылки к гражданской войне и далее майдану

В Иране все предпосылки к гражданской войне и далее майдану
3 Января
13:53 2018

Протесты в Иране, которые все больше начинают напоминать начинающуюся революцию, становятся все сильнее и ожесточеннее. Более жестоко и кроваво на них начинает реагировать и режим, бросая для их подавления банды "КСИР" и парамилитарные формирования вроде асадитских шабиха.

Меж тем, судя по всему, действовать консолидировано у режима не очень-то получается. Поэтому, с одной стороны высокопоставленные террористы КСИР угрожают иранцам расправами, с другой стороны, главы режима пытаются сейчас пригласить на заседание парламента "общественных лидеров" для организации "диалога" с целью прекращения протестов.

"Диалог" они, видимо, пытаются организовать вроде того, что еще недавно планировали организовать в Сочи между сирийцами. Разумеется, никто не позовет на эти совещания ни политических заключенных, которыми забиты тюрьмы режима, ни представителей реально протестных сил, которые находятся в Иране вне закона.

Меж тем, именно отсутствие не только диалога с оппозицией, но и самой консолидированной оппозиции может привести к развитию событий по наиболее неблагоприятному для Ирана сценарию - сирийскому. Сейчас в рядах протестующих можно выделить несколько сегментов - персидские либералы и националисты, от лица которых пытается выступать Национальный Совет Сопротивления Ирана (NCRI), левые радикалы с шиитско-демократическим уклоном, который представляют "Моджахеды Народа" (Моджахедин-э-Халк), разошедшиеся с Хомейни на начальном этапе его революции, а также протестные движения захваченных народов, как чисто национального толка (у южных ахербайджанцев), так и религиозные (у суннитов - курдов и белуджей).

Безусловно, не стоит списывать со счетов и фанатиков режима, которых все еще миллионы внутри страны, и которые при необходимости начнут стягивать силы из-за рубежа, где они сейчас пытаются подавлять суннитские народы.

Многое в таком случае будет зависеть от регулярной армии Ирана, а именно от того, расколется ли она на сторонников и противников режима, как произошло в Сирии, или выступит в качестве "третьей силы", которая возьмет ситуацию под контроль и станет основой для формирования нового, пост-хомейнистского режима. 

Прелесть иранских протестов просто в том, что они есть и они ослабляют Иран в Сирии - не более.

Неприятие протестующими иранского участия в сирийских событиях связано не с тем, что иранцам ненавистна сама война, как пытаются нам впарить некоторые возбудившиеся столичные леваки - иранцам скорее ненавистны сами сирийцы с их проблемами.

При любом варианте смены режима победители обрушат репрессии на иранских суннитов: волнений в суннитском секторе новые власти не простят - ситуация сродни "онтологическому" кавказофобству российской антипутинской оппозиции.

Теоретически сам спектр векторов иранского протеста - от "более правильного" шиизма до либералов с националистами посредине - ничего хорошего в перспективе исламского миру не сулит. Иран был и останется главным помощником мирового жандарма в регионе.

Саймон Тисдалл (Simon Tisdall) Отношения с Саудовской Аравией крайне напряжены, и любое ослабление иранского правительства может привести к опасной эскалации

Подобно хищным птицам, кружащим высоко в небе над пустыней, многочисленные враги и соперники Ирана пристально и в предвкушении наблюдают за уличными протестами в Тегеране и других городах.

Открыто высказываемые в США и Израиле надежды на то, что беспорядки могут спровоцировать падение режима, похоже преждевременны. Но любое реальное или воображаемое ослабление власти иранского правительства может стать предвестником опасной эскалации напряженности в регионе.

Из-за стремления к распространению своего влияния на Ближнем Востоке Иран с его преимущественно шиитским населением нажил себе множество врагов. Его экспансионистская политика набрала обороты с окончанием холодной войны и ослаблением стратегических ограничений и активизировалась на фоне резкого вывода британо-американских сил из Ирака после 2003 года.

Иран сейчас занимает ведущие позиции в постсаддамовском Ираке, Сирии и Ливане. Эти очевидные посягательства вызывают всеобщее негодование не только на суннитских территориях Ирака, расположенных северо-западнее Багдада, но особенно в центре суннитского ислама — в Саудовской Аравии.

Иранские власти уже обвинили саудовцев в разжигании протестов. Когда заместитель губернатора Лурестана обвинял «группы такфиристов» (суннитских экстремистов) и «иностранные спецслужбы», он имел в виду Эр-Рияд.

До недавнего времени мысль о том, что Саудовская Аравия тайно замышляют смену режима в Иране, могла бы показаться нелепой. Но напряженность в отношениях между двумя странами сегодня как никогда высока.

Саудовцы обвинили Иран в непосредственной причастности к недавнему ракетному обстрелу королевского дворца в Эр-Рияде. Ракета была запущена из Йемена, где возглавляемая Саудовской Аравией коалиция ведет борьбу с повстанцами-хуситами, которых поддерживает Тегеран.

Это соперничество распространяется и на Ливан, где наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман в ноябре спровоцировал дестабилизацию обстановки, что, по мнению большинства наблюдателей, было неудачной попыткой государственного переворота, спланированного с целью снижения влияния поддерживаемой Тегераном «Хезболлы», военизированной ливанской шиитской организации и политической партии.

Молодой Салман, стремящийся дать отпор Ирану, заставить подчиниться Катар и другие государства Персидского залива и обеспечить себе контроль внутри страны, приобрел репутацию человека дерзкого и безрассудного. Никто не знает, как далеко Салман готов зайти, хотя в прошлом он поклялся «дать бой Ирану» и назвал Высшего руководителя Ирана аятоллу Али Хаменеи «новым ближневосточным Гитлером».

Салман заручился поддержкой восторженных неформальных сторонников, а недавно с невероятной скоростью распространился видеоролик, изображающий мистифицированный захват Ирана Саудовской Аравией.

Салман пользуется серьезной поддержкой своего друга Джареда Кушнера, зятя Дональда Трампа и его переговорщика на Ближнем Востоке. Враждебность Трампа по отношению к иранским властям, которые он называет «режимом-изгоем», и его желание, чтобы этот режим был свергнут, ни для кого не являются секретом.

Удивление вызывает внезапная вспышка протестов, видимых поводов для которых внутри страны не было. Трамп и его вице-президент Майк Пенс выразили надежду, что иранский «репрессивный режим» падет, игнорируя тот факт, что Хасан Рухани менее года назад был переизбран на пост президента в ходе демократических выборов.

Идея смены режима в Иране воодушевляет и израильских политиков. Министр регионального сотрудничества Цахи Ханегби (Tzachi Hanegbi) заявил, что иранские протестующие «мужественно рискуют своей жизнью в стремлении к свободе», и призвал «цивилизованный мир» поддержать их.

Но премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, который построил карьеру на том, что демонизирует Иран как экзистенциальную угрозу, призвал их воздержаться от комментариев — видимо, беспокоясь, что иранские лидеры могут обратить свой гнев на Израиль. Если Нетаньяху опасается отрицательной реакции, то он, вероятно, поступает разумно. Если ситуация выйдет из-под контроля, на линии огня окажутся не Трамп и Пенс, а Израиль.

Израиль заявляет, что Иран активизировал поставки ракет и оружия «Хезболле» в Ливане и палестинским боевикам в Газе. Его все больше беспокоит безопасность его фактической границы с Сирией на Голанских высотах. Ослабленный и уязвленный Иран может нанести внезапный удар. Он также может стать дезорганизующим и непредсказуемым партнером Ирака и Сирии. А также Турции и России, которые в настоящее время являются союзниками Тегерана по расчету.

Что касается кружащих в небе американских, саудовских и израильских ястребов, им в своих желаниях следует быть осторожными.

Иран: предчувствия на 2018-й

Булавин Александр

Накануне Нового года слово «Иран» вновь стало чуть ли не самым распространенным в информпространстве. Многие в фейсбуке задаются вопросом: в чем дело? Что там происходит?

Мировые СМИ информируют, что 28 декабря несколько тысяч человек приняли участие в акции протеста в Мешхеде, втором по численности населения городе Ирана. Несколько сотен человек вышли на улицы столицы страны — Тегеране.29 декабря крупные акции протеста продолжились также в городах Решт и Керманшах, собрания поменьше отмечены в Ширазе, Исфахане и Хамадане.

Манифестации также состоялись в Нишапуре, Кашмере, Йезде и Шахруде. 30 декабря протесты охватили Тегеран. Люди собрались на площади Революции и у Тегеранского Университета. Протесты продолжились и в городе Керманшах. В Шехре-Корде же полиция разогнала протестующих.

Если бы протестующие в иранских городах выступали лишь против безработицы, роста цен, коррупции и даже против Рухани — это можно было бы объяснить внутренним недовольством. Но как только вышедшие на улицы заговорили об излишнем увлечении Рухани внешнеполитическими вопросами, да ещё подняли лозунг «Забудь о Сирии, помни о нас», «Нет Газе, нет Ливану, моя жизнь принадлежит Ирану», стало понятно откуда «растут ноги». Как и во многих прошлых «заварухах» в Иране видны уши Вашингтона. Нелишне подчеркнуть и другое. Мирьам Раджави, президент Национального комитета сопротивления Ирана отметила, что нынешние волнения поднимают требование смещения клерикального режима, что является самым острым и неприемлемым требованием.

Разберемся во внутренних причинах. Они конечно присутствуют, недовольство экономическим положением есть во всех странах. Что же касается истинного положения дел в Иране, то доля ВВП на душу населения в стране по данным международных агентств составляет 5 252 долларов и выросла по сравнению с 2016 почти на 4,5%. Инфляция, определенная мировыми СМИ как главный агрегатор протестов, оценивается в 8-8,25%. Причём она стала минимальной за последние 25 лет. Что касается безработицы в Иране (примерно 8-9.5%), то у соседей она значительно выше: в Турции —11,6, в Ираке —16, в Омане — 17,5%. При этом мы должны вспомнить, что Тегеран был несколько десятилетий под жесточайшими экономическими санкциями, да ещё лишился своих 56 млрд. долларов, которые США отказываются возвратить Ирану. А в целом на западных счетах заморожены около 120 миллиардов долларов иранских вкладов.

Но просто денежных гешефтов (причем по принуждению) из Ирана Белому дому оказалось мало. После того, как Вашингтон не сумел сорвать ядерную сделку с Ираном, против которого выступили все влиятельные центры силы, в том числе и все европейские партнеры Америки, Белый дом не успокоился. Иран объявлен «врагом №1» национальной безопасности США. Белый дом не только разработал официальные планы подавления иранской «угрозы», но уже провел консультации с Израилем по поводу средств и путей давления на Тегеран. Однако, можно не сомневаться, что наряду с этим разработана «дорожная карта» расшатывания режима Рухани с помощью так называемой «мягкой силы».

В частности, показательно, что важнейшим инструментом нынешнего «подъема масс» стали социальные сети. В отличие от прошлых многочисленных подобных выступлений, организаторы волнений сотворили его скрытно и в мановение ока, по признанию самих же американских СМИ. Причём формальным поводом для выступлений, которые быстро переключились на «смерть Рухани и демонтаж клерикального режима», было подорожание куриных яиц почти вдвое.

Использование новейших технологий социальных сетей очевидны и из того, что спираль волнений раскручивается благодаря широкому распространению видео и фотоматериалов с самих волнений в режиме реального времени. Постилось любое столкновение народа с полицией, а для этого активно привлекалась студенческая молодежь. И даже повреждение ряда автомобилей во время столкновений полиции с протестующими быстро оформились в обвинения «Стражей исламской революции» в намеренном уничтожении машин, чтобы обвинить толпу.

Список «преступлений» иранского режима в Вашингтоне весьма длинный. Это и самостоятельная политика на Ближнем Востоке (война с друзьями Америки и сотрудничество с ее врагами), и тесное сотрудничество с Пекином и Москвой как в Сирии, так и в других проблемных точках региона, деятельной участие Тегерана в треугольнике Иран-Турция-Россия, в том числе конструктивная работа над подготовкой и проведением в Сочи Конгресса сирийского национального диалога. А чего стоит для Трампа официальное признание Иерусалима столицей Палестины Тегераном? Не будем забывать, то Иран сотрудничает с главным врагом Вашингтона — КНДР, покупая у него уголь и предоставляя Пхеньяну ракетные технологии.

Показательно и то, что в рождественские, предновогодние дни лидеры США и Британии сразу же озаботились соблюдением прав человека в Иране. Помнится, совершенно другие «озабоченности» звучали из тех же столиц, когда сторонники Саакашвили начали захват Октябрьского дворца в Киеве, когда толпа растерзала М. Каддафи и т.п. А уже какой «кипишь» по поводу «народного подъема» и «жестокости иранского режима» поднял мировой медиа-холдинг Вашингтона не описать.

Американская «Хаттингтон пост» «проговорилась». «Также вызывали беспокойство (У кого? У иранцев, или их «доброхотов» за рубежом?) огромные расходования иранского богатства в иностранных конфликтах и поддержка террористических посредников, таких как ливанская «Хезболла». Ранее в декабре Рухани представил проект бюджета на иранский календарный год, охватывающий период с марта 2018 года по март 2019 года. Он включал дополнительные примерно свыше 11 миллиардов долларов в виде ассигнований на иранский корпус революционной гвардии, его отделение по иностранным специальным операциям, «Курдс Форс» и «Басидж». Согласитесь, что реальность того, что толпа, разъяренная действительными бедствиями: инфляцией, безработицей, коррупцией и казнокрадством, способна вникнуть в такие тонкости иранского бюджета весьма надумана. Тем более, что упомянутые статьи в большинстве бюджетов являются гостайной. И донести ее до всполошившихся масс можно только извне. Что наверняка и сделано.

О не совсем естественной и спонтанной природе протестов говорит и то, что в их организаторах числятся все «те же знакомые лица» — неправительственные организации и лидеры, которые давно и плотно сотрудничают с Вашингтоном. И не только в период президентской кампании, когда запад пытался всеми силами «потопить» Рухани, но и сейчас. И среди них: Мирьам Раджави, лидер Национального комитета сопротивления Ирана; народная организация моджахедов Ирана, господа Хуссейн Мусави, Мехди Карруби и другие.

Как и недавний провальный переворот в Турции и другие прошлые перевороты в Иране, скорее всего, «народный подъем» в Иране через некоторое время пойдет на спад. Каково будет это «некоторое время», зависит от того, насколько жесткой и обильной будет поддержка оппозиционеров со стороны Вашингтона, от решимости иранских силовиков и талантливости иранской администрации в диалоге с населением. Насколько сбудутся эти прогнозы, покажет уже 2018 год.

inosmi

Заказчики иранского майдана не хотят выходить из тени. Прочитать полностью...

Шиитские прокси-армии Ирана. Прочитать полностью...

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ

comments powered by HyperComments