Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Читать ли пятничную проповедь на татарском или на русском языке? Дискуссии по этому вопросу не утихают

Читать ли пятничную проповедь на татарском или на русском языке? Дискуссии по этому вопросу не утихают
22 Октября
03:24 2017

В августе 2016 года пленум Духовного управления мусульман Татарстана единогласно принял решение обязать все мечети республики читать пятничные проповеди на татарском языке. Это решение уже тогда вызвало критику и непонимание у части населения республики и за ее пределами. Дискуссии возобновились, когда московский муфтий Ильдар Аляутдинов разместил на портале Духовного управления мусульман Москвы статью, где подробно высказался на эту тему.

Единогласное решение

11 августа пленум ДУМ РТ принял решение «перевести» все пятничные проповеди-«вагазы» в режим татарского языка, оставив на арабском языке основную часть - хутбу. По словам муфтия республики Камиля Самигуллина, сами прихожане мечети уже более десяти лет просили об этом. Так что решение было принято единогласно, «учитывая, насколько важно сегодня активно беречь татарский язык и его развивать».

«Мы не против русского, но мы за татарский язык. В наших мечетях должны быть лишь арабский и татарский языки. Если не будем говорить на татарском в своих мечетях, то забудем родной язык», - объяснял Самигуллин, называя татарстанские мечети «оазисами, сохраняющими татарский язык».

По словам муфтия, имамы, которые плохо говорят или вовсе не говорят на татарском языке, могут готовиться к проповедям по журналу «Шура»: «Ведь в журнале все проповеди расписаны на несколько недель вперед. Он может по журналу спокойно подготовиться. Певцы на другом языке песни заучивают. Почему вагаз нельзя?». А русскоязычным мусульманам предлагает посещать уроки по исламу, читать литературу на русском языке и сайты ДУМ РТ, а также ходить на бесплатные курсы татарского языка, которые, по задумке ДУМ РТ и при поддержке Всемирного конгресса татар, должны открыться при крупных мечетях.

«Отмечу, что прослушивание проповеди во время пятничного намаза не входит в число обязательных (фарз) действий в исламе. Обязательны только два ракаата намаза. Хутба должна быть только на арабском. Нет такого условия перед мусульманином, чтобы он слушал и понимал пятничную проповедь. Даже если он не понял услышанного, намаз принимается. Поэтому не стоит беспокоиться», – объяснил Самигуллин.

Таким образом, жителям республики, не владеющим свободно татарским языком, предлагается слушать проповеди, не понимая их. Имамам, свободно не говорящим на татарском языке, предлагается проводить проповеди по заученным текстам, зачастую не понимая, о чем в них идет речь. Такая ситуация, по мнению участников пленума ДУМ РТ, будет способствовать сохранению родной культуры.

Диалог мнений

Председатель Духовного управления мусульман Москвы муфтий Ильдар Аляутдинов «с пониманием» отнесся к данной инициативе. «Видимо, чтобы не утратить национальную идентичность в условиях проживания по соседству с другими народами, данным образом делается попытка решить проблему изучения и сохранения родного языка на территории Республики», - полагает он.

Действительно, по данным пресс-службы Госсовета республики, за девять месяцев текущего года на миграционный учет в Татарстане поставлено более 181,7 тысячи человек, при этом более 60 тысяч – из Узбекистана, более 21 тысячи – из Таджикистана, тысячи граждан из Азербайджана, Кыргызстана, Казахстана и Турции, без учета внутренней миграции – представителей кавказских республик. Все они – потенциальные посетители мечетей республики. И по мнению Аляутдинова, «очень важно не отдалить многонациональную мусульманскую часть населения от религии».

«Существует опасность того, что, не поняв смысла проповеди, не владеющие татарским языком прихожане (а их немало), покинут мечеть, так и не наполнившись полезными наставлениями. В чем же тогда польза от назиданий, и вернется ли верующий сюда снова?» - спрашивает московский муфтий.

По его мнению, ведение проповеди на татарском и русском языках «должно проводиться там, где это востребовано», и «в вопросе о том, на каком языке вести проповеди, необходимо учитывать потребности всех верующих, дабы не превращаться в идеологических наследников Фараона, которые превозносят одну нацию над другой».

Сторонники решения пленума ДУМ РТ в социальных сетях тут же обвинили Ильдара Аляутдинова в незнании татарского языка, считая, что это незнание и стало причиной осуждения Аляутдиновым подобной инициативы. Муфтий Татарстана же отреагировал на высказывания своего московского коллеги с недоумением, предположив, что тот «просто не знает ситуацию в мечетях Татарстана».

По его словам, «претензии были только со стороны пары мечетей». Он также пожаловался (http://realnoevremya.ru/news/48409) на недобросовестность «русских ребят» в посещении проповедей: «Иногда смотришь, как русские ребята ратуют за русскую проповедь, но и они не всегда вовремя приходят на молитву. Их цель — только помолиться. И не всегда они внимательно слушают».

Популярную в Татарстане идею, что «татарские проповеди» в мечетях «пролоббировал» местный митрополит Феофан, развернувший в республике миссионерскую деятельность, ни Аляутдинов, ни Самигуллин комментировать не стали.

Глобализм и ваххабизм

Высказывания московского муфтия Ильдара Аляутдинова горячо парировал первый заместитель муфтия Татарстана Рустам Батров, который в своей статье (https://www.business-gazeta.ru/article/329146) пожелал «муфтию Москвы проявить заботу и о мусульманах своей собственной зоны ответственности», приведя в пример своего московского друга-татарина, удрученного «нетатарским духом» московских мечетей.

«Это не сразу становится понятно, но разлом в данном случае проходит по линии глобализм / антиглобализм, а язык проповедей в мечети — лишь повод для осмысления того, по какому из этих двух путей мы будем идти в будущее. … В данной дискуссии вердикт пленума ДУМ РТ однозначен. Мечеть не должна быть инструментом глобализации. Мы за сохранение национального уклада. Мы за сохранение своей культуры», - пишет Батров.

«Мечеть не может быть ни татарской, ни чеченской, ни ингушской, ни дагестанской, - настаивает (http://realnoevremya.ru/articles/48552) Ильдар Аляутдинов. - Это общая мусульманская площадка, «дом Всевышнего». Сила, красота, величие ислама – в нашей сплоченности».

По мнению же Батрова, противники «татарских проповедей» как раз приводят эти три аргумента: мечеть – вне национальностей; татароязычная проповедь оттолкнет русскоязычных мусульман; и русскоязычные мусульмане «уйдут в подполье». Разбирая эти тезисы, Рустам Батров высказывает неожиданные суждения, что «ислам вне национальности – это излюбленный тезис ваххабитов», а «статистика свидетельствует, что русскоязычные мечети порождают радикалов». Источник этой статистики он не уточнил.

Маргинализация мышления

Татарстанская общественность, следя за этой дискуссией, обращает внимание на то, что в Татарстане и так было ничтожным количество мечетей, где проповедь велась на русском языке. Поэтому столь официальное решение о переходе на татарский язык проповедей имеет, скорее, политический контекст.

Принятое решение - «это один из множества шагов, но шаг в неправильном направлении», - отмечает в беседе с корреспондентом Ансар.Ру руководитель информационно-аналитического отдела ДУМ Российской Федерации Диляра Ахметова. – «Одна сторона вопроса - символическое отталкивание русскоязычных мусульман. Вторая сторона вопроса более глобальна: это процессы «национализации» и «регионализации» ислама, которые многим видятся как решение проблемы экстремизма. Результатом будет анклавизация, маргинализация мышления мусульман».

Ахметова отмечает, что сам по себе вопрос возрождения татарского языка как языка духовной, религиозной жизни татар очень важен: «Здесь, на мой взгляд, очень многое предстоит сделать содержательного, а не декларативного. Например, когда мы обязываем всех имамов произносить проповедь только на татарском, мы должны убедиться, что им есть по чему готовиться. Рассчитывать на то, что имамы будут пользоваться арабскими оригиналами, утопично, конечно. Сама система подготовки имамов не построена на татарском языке».

По ее мнению, «сейчас уже далеко не царизм / сталинизм / русский шовинизм перекрывает кислород татарскому языку». «Не будет ничего из этого, татарский все равно будет растворяться по законам глобализации. Нужно быть конкурентным на глобальном уровне, а не на уровне России, чтобы сохранить свою культуру», - подчеркнула Диляра Ахметова.

Ситуация по стране

Пользователи Интернета уже рассказали друг другу, в каких республиках на каких языках ведется пятничная проповедь. Так, в Дагестане в Соборной мечети Махачкалы проповеди читаются на арабском и русском языках, а в мононациональных селах – на национальных языках: аварском, кумыкском и других.

В чеченской столице, в мечети «Сердце Чечни» проповеди читаются на арабском, чеченском и русском языках, а в районных мечетях – на арабском и чеченском языках. При этом отмечается, что в Чеченской республики 95% жителей – чеченцы, и 99,9% из них прекрасно владеют родным языком.

В Башкортостане проповеди ведутся на арабском, башкирском, татарском и русском языках – в зависимости от того, какой народ проживает в конкретной местности. Сам Талгат Таджуддин, председатель Центрального Духовного управления мусульман, в Уфе ведет проповеди в том числе и на русском языке.

Мнения экспертов и пользователей интернета

«Из 1500 мечетей в Татарстане если наберется с десяток, где проповедь на русском, то и хорошо, - пишет журналист, исламовед Данис Гараев. – В Казани 2-3 мечети… В чистом итоге – сузили доступ к проповеди русской молодежи и плохо говорящей городской татарской молодежи, то есть группам, которые являются самыми проблемными с точки зрения некоторых «экспертов» при власти».

«Татарская интеллигенция, ратующая за язык, вообще не ходит в мечети, - пишет тюрколог, исламовед Ильшат Саетов. – Вместо баланса у нас хотят вернуться в кадимизм, при полном отсутствии собственно кадимистов».

«Сейчас русские свободно переходят в ислам. Это беспокоит церковь, - пишет журналист Равиль Гайсин. – Имамы, которые не поддержат переход на татарский, потихоньку будут отстранены от своей должности».

«В Казани если и половину населения составляют татары, уже хорошо, - пишет анонимный пользователь. - А в мечетях города больше половины приходящих на джума составляют далеко не татары. В центре - иностранные студенты, туристы из других регионов и стран. А в спальных районах, на окраинах - гости из Средней Азии и с Кавказа. Кому они там читают проповеди на татарском - оставшимся дедулькам и самим себе?»

«Я татарин, мусульманин, живу в Татарстане, хожу в мечеть, читаю намаз пять раз в день, - признается еще один анонимный пользователь. - Но будучи жителем мегаполиса, язык не столь хорошо понимаю. Люблю свой народ, язык, культуру. И таких как я - не один человек. Как минимум, половина казанских татар, родившихся в столице РТ, не знают татарского языка. Уверен, что такая же ситуация и в других городах республики (знакомые живут в Н. Челнах, Бугульме, Чистополе, Зеленодольске и других городах). И на джума-намаз хожу как на добровольно-принудительное занятие: вроде, надо, а не хочется. Главная причина - потому что очень мало понимаю из того, что говорит хазрат во время хутбы. И зачастую имам затягивает на целый час свою проповедь. А у многих ведь дела, работа, семья. Кроме того, даже те, для кого татарский является родным языком (думает и разговаривает на нем), говорят, что хутбы частенько ни о чем. Кто их составляет? Либо муфтий Самигуллин сам не знает ситуации в мечетях РТ, либо он откровенно лукавит».

Айша Бабич

ansar.ru

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ

comments powered by HyperComments