Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Совет муфтиев России между прошлым и будущем

Совет муфтиев России между прошлым и будущем
18 Октября
05:29 2017

КОРПОРАТИВНЫЙ КРИЗИС

В статье о процессах, происходящих вокруг Татарстана, а также о мусульманских религиозных организациях центральных регионов России, нами было высказано предположение, что Совет муфтиев России (СМР) целенаправленно отодвигается на периферию религиозной активности, дабы эта некогда самая крупная и авторитетная религиозная организация постепенно прекратила своё существование. Риторически попросив муфтиев раскрыть для мусульман свои планы, мы задали им вопрос: а знают ли муфтии, чего они хотят для самих себя и для тех, чьими лидерами они зовутся?

Естественно, мы не получили ответа, однако события последнего времени, дают пищу для размышлений. Так, в Казани, не так давно, прошел масштабный съезд Духовного управления мусульман Республики Татарстан (ДУМ РТ), где присутствовало порядка тысячи имамов. Мы увидели высокий уровень организации и лишний раз убедились в том, что татары сегодня - это единственный государствообразующий мусульманский этнос, имеющий потенциал для поддержки ислама в России на государственном уровне. Бывший первый заместитель муфтия РТ Рустам Батров свою должность потерял. Сейчас кажется абсурдным, что одиозная фигура начальствовала над всей массой татарстанских имамов, среди которых множество заслуженных и авторитетных религиозных деятелей.

Ещё до съезда ДУМ РТ Рустам Батров начал раскручиваться Дамиром Мухетдиновым, первым заместителем председателя Совета муфтиев России и ДУМ Российской Федерации. Мухетдинов одобрительно высказывался о Батрове, делал перепосты его статей, полемизировал со своими коллегами, вступаясь за его протеже, пригласил его участвовать на конференции и курсах повышения квалификации в Санкт-Петербург в середине апреля 2017 года. Интересно, что всё это происходило на фоне высказанных в социальных сетях серьёзных обвинений Батрову со стороны сопредседателя СМР Нафигуллы Аширова в ереси и обвинений уже со стороны Батрова в адрес другого сопредседателя СМР Мукаддаса Бибарсова в интеллектуальном бессилии и отсутствии результата его деятельности за 20 лет (кстати, данные обвинения «лайкнули» два работника Санкт-Петербургского мухтасибата ДУМ РФ, по факту коллеги Бибарсова.

В обращении к Рустаму Батрову нами уже была высказана точка зрения, что он своей риторикой переходит грань, за которой заканчивается дискуссия и начинается пасквиль (собственно, слова Нафигуллы Аширова в адрес Батрова тоже не отличались сдержанностью), однако серьёзное удивление вызывает то, что за этим внутрикорпоративным конфликтом не последовало какой-либо видимой реакции со стороны самого главы СМР Равиля Гайнутдина?! Наоборот, после всего этого Батров принимает активное участие в работе Санкт-Петербургского мухтасибата, входящего в состав СМР и ДУМ РФ, общается и фотографируется с Гайнутдином и Мухетдиновым.

В этой связи вспоминается недавняя пресс-конференция, где Равиль-хазрат выступил с критикой некоторых работников администрации президента РФ и последовавшее вслед за этим заявление ряда поволжских муфтиев о всесторонней поддержке Гайнутдина. Тогда можно было сделать вывод о единстве и взаимопонимании внутри СМР, но, видимо, этот вывод был преждевременным. Нынешнее количество внутрикорпоративных противоречий в Совете муфтиев России говорит о том, что ситуация подходит к критической черте.

СОВЕТУЮТСЯ ЛИ В СОВЕТЕ МУФТИЕВ РОССИИ

Так что же из себя представляет СМР? Это централизованная религиозная организация, которая была образована, судя даже по названию, на принципах шуры, то есть совета между руководителями региональных мусульманских объединений, имевших практически полную автономность в своей работе. Такая автономность, хоть изредка и заставляла председателя СМР оправдываться за своих коллег, тем не менее придавала общей конструкции Совета муфтиев России устойчивость тем, что ошибки отдельных руководителей не обрушивали систему, а достижения ложились в копилку всей организации. От этого выигрывал каждый участник совета. Вместе с тем, судя по информации, доступной в сети, именно принципы шуры и согласованности реализовываются слабо, по крайней мере мы редко находим упоминания о собраниях муфтиев СМР, зачастую протокольных, а также о периодических встречах тех или иных руководителей региональных управлений с Равилем Гайнутдином, по итогам которых давался лишь общий пресс-релиз.

Сегодня Совет муфтиев России ассоциируется в первую очередь с международными отношениями по ближневосточному направлению (западное направление под контролем Дамира Мухетдинова), международным Конкурсом Корана, международной выставкой «ХаляльЭкспо», представительством в Совете по хаджу, взаимодействием с Фондом поддержки исламской культуры, науки и образования. О последнем расскажем подробнее. Совет муфтиев России является соучредителем Фонда, при этом в Фонде позиции СМР отстаивает член правления Ильдар Нуриманов, представленный там в качестве работника ДУМ РФ. Также известно, что прозрачность в распределении грантов Фонда между региональными членами СМР отсутствует, решения принимаются Дамиром Мухетдиновым и реализуются Ильдаром Нуримановым. Отчётов о распределении грантов ни перед шурой, ни перед Съездом СМР не делается, на сайтах Совета, ДУМ РФ или самого Фонда они не публикуются. Более того, распределение грантов становится рычагом давления на некоторые региональные духовные управления с тем, чтобы они переформатировали свои уставные документы под требования ДУМ РФ, предполагающие централизацию и возможность смены руководителей региональных ДУМов из Москвы.

КОРПОРАТИВНАЯ РЕИНКАРНАЦИЯ

Итак, мы уже показали, что по линии взаимодействия с Фондом поддержки исламской культуры, науки и образования Совет муфтиев России замещается Духовным управлением мусульман Российской Федерации. Надо полагать, что похожие процессы идут и по другим направлениям деятельности СМР, и в конечном, итоге, в этом нет сомнения, ДУМ РФ заменит СМР полностью. Нельзя сказать, что данный процесс лишён логической основы. ДУМ РФ является преемником важнейшего учредителя СМР – Духовного управления мусульман Европейской части России, которое в последний период активно прирастало организациями из регионов, территориально относящихся, в том числе, к сфере деятельности муфтия Бибарсова в Поволжье и муфтия Аширова в Азиатской части России. Так, например, была сформирована организация в Пензенской области под руководством Асията Уразаева, вчера ещё члена, искусственно созданной организации РАИС и нерукопожатного оппонента муфтиев поволжского региона. Также был открыт приход в Екатеринбурге и назначен полпред ДУМ РФ без оглядки на Нафигуллу Аширова.

Впрочем, такие этические казусы руководство ДУМ РФ не останавливали, поэтому, выйдя за территориальные рамки Европейской части России, ДУМ получило новое свидетельство и наименование, обновило структуру и кардинально трансформировало правоустанавливающие документы. От ДУМЕР к ДУМ Российской Федерации перешли все старые региональные управления, которым было настоятельно предложено перерегистрировать свои уставы на типовые, что наверняка не было исполнено большей частью регионов. Вместе с этим, руководство ДУМ РФ периодически сталкивалось с затруднениями.

Так, ДУМ Мордовии, возглавляемое муфтием Илдузом Исхаковым, членом президиума ДУМ РФ, на своем последнем съезде 4 декабря 2016 года приняло решение отвергнуть навязываемый документ, как, впрочем и другие регионы Поволжья. При этом 1 ноября 2016 года муфтий Исхаков был принят Равилем Гайнутдином и сотрудниками аппарата ДУМ РФ в Москве. По результатам той встречи на сайте ДУМ Мордовии было анонсировано «внесение некоторых изменений в Устав организации», однако за прошедший после этого месяц ситуация кардинально поменялась, и участники Съезда единогласно проголосовали против предложенного документа (http://islam-rm.com/fullnew.php?id=499).

Кто способствовал такому дружному демаршу мордовских и поволжских муфтиев - неизвестно. К этому можно добавить, что после Съезда «проверки» мусульман при ДУМ Мордовии сотрудниками силовых структур на выходе из мечетей приобрели системный характер. На основании таких совпадений не хочется строить гипотез, однако в беседах с работниками Духовных управлений и простыми мусульманами то и дело высказываются осторожные догадки о том, что их природа не случайна.

Упомянув имена сопредседателей СМР Нафигуллы Аширова и Мукаддаса Бибарсова, нужно сказать, что они в привязке к ДУМ РФ нигде не упоминаются, их там на прежних условиях никто не ждёт, и в скором времени им придётся решать, на каких принципах они и их организации будут взаимодействовать с будущими прежними коллегами из Москвы.

Да и позови их Гайнутдин или Мухетдинов в новую организацию, сложно представить, что они примут условия, сформулированные в уставах ДУМ РФ. Почему? Например, потому что данные документы предполагают правоспособность Председателя ДУМ РФ согласовывать, утверждать и снимать руководителей региональных управлений, и даже их первых заместителей, на основании выводов Совета улемов о нарушении ими канонов Ислама, в связи с утратой доверия, а также за ненадлежащее исполнение своих обязанностей.

Совет улемов ДУМ РФ, чей руководитель назначается Председателем, а не избирается съездом (что было бы логично), имеет очень широкие исключительные полномочия, часть из которых это наблюдение за правильным истолкованием учения ислама; контроль за соблюдением духовными лицами этических норм ислама; контроль за соответствием деятельности всех духовных лиц канонам ислама; проведение аттестации духовенства на предмет соответствия ими занимаемой должности; разработка проектов проповедей и процедуры их исполнения.

Поэтому, если в формате СМР, чей устав является довольно простым, региональные духовные управления могли работать исходя из местных реалий, которые у всех различны, то ДУМ РФ такой свободы не оставляет и само будет определять, что можно и что нельзя будет говорить и делать в Москве, Санкт-Петербурге, Перми или Владивостоке.

Роднит уставы СМР И ДУМ РФ только единая исламская платформа, но даже здесь мы находим различия в деталях. Так, устав СМР закрепляет, что Совет Муфтиев России осуществляет свою внутреннюю деятельность на основе Корана, в соответствии с нормами мусульманского права и сунны Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует).

При этом вряд ли можно сказать, что в опоре на обозначенные идеологические основы внутри СМР есть чётко сформулированная концепция деятельности, а рамках которой определены ориентиры развития, выработаны конкретные цели и маркеры их достижения, утверждены планы работы.

Собственно говоря, даже документ об идеологических основах СМР был опубликован только недавно, в ответ на небезызвестную фетву грозненской конференции, действительно объединившую Совет муфтиев России, пусть и на короткое время.

Если говорить о ДУМ РФ, то здесь ситуация обратная. Устав этой организации лишь вскользь замечает, что в религиозной деятельности она руководствуется «канонами ислама». Исходя из написанного выше можно предположить, что спектр этих канонов будет подбираться самим руководством ДУМ РФ.

Но при этом с самого начала запуска ДУМ РФ упор в работе делается именно на идеологическое направление, под которое взращиваются и подбираются кадры, проводятся конференции и курсы повышения квалификации, устанавливаются контакты с научным сообществом в России и за рубежом, выпускаются газеты, журналы и книги, без конкуренции завоёвывается научная площадка исламской теологии и востоковедения, да так, что вся исламоведческая и востоковедческая научная интеллигенция Москвы, Санкт-Петербурга и отчасти Казани сегодня замкнута на Дамира Мухетдинова.

Длится этот период уже довольно долго, однако только сейчас в единую картину начинает складываться образ той идеологии, которая ляжет в основу Духовного управления мусульман Российской Федерации в качестве «канонов».

NEW AGE ПО-ИСЛАМСКИ

Сейчас мы опять вернёмся к Рустаму Батрову, который на данном этапе играет существенную роль в продвижении выбранного для ДУМ РФ идеологического направления. Не будем пересказывать смысл статей, которые можно найти на его именной странице в сети facebook, так как читатель наверняка с ними либо знаком, либо не преминет ознакомиться (так же стоит прочесть беседы, которые ведутся в комментариях).

Но более чётко прояснить картину нам помогает даже не откровенность Батрова, а информация о курсах повышения квалификации, организуемых Дамиром Мухетдиновым.

Такие курсы проводятся по всей России достаточно долгий период, в качестве слушателей туда приглашаются представители самых разных направлений общественной, религиозной и научной деятельности, которые периодически делятся отзывами об услышанном.

Один из отзывов можно процитировать: «Вся программа курсов и их тематика построена на продвижение идеологии коранитов. Кораниты – это секта, отрицающая Сунну Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха) и утверждающая, что каждый человек вправе толковать Коран, игнорируя разъяснения Пророка (мир ему и благословение Аллаха). Лекторы, Т.Ибрагим, Р.Батров, А.Садриев, Д.Мухетдинов и другие, под лозунгом о необходимости обновленчества и реформаторства в исламе, один за другим пытались убедить слушателей, что Сунна Пророка (мир ему и благословение Аллаха) не может быть принята за источник исламского права в виду ее недостоверности, а Коран необходимо толковать на предмет соответствия разуму человека. Так, были поставлены под сомнение необходимость совершения 5 обязательных намазов, исполнения поста в Рамадан, выплата заката, обязательность хиджаба для женщин и многие другие религиозные основы».

Конечно, можно скептически относиться к этой информации, а также к тому, что упрёки в «коранизме» встречаются и в комментариях к публикациям Рустама Батрова, прямо названных Нафигуллой Ашировым ересью, но то, что эти обвинения имеют некоторую основу очевидно.

Со своей стороны, не могу сказать, что отношусь к статьям Батрова и к нему самому столь же безапелляционно и готов подписаться под звучащими обвинениями в ереси. Полагаю, что пространство для дискуссии должно оставаться всегда.

В этой связи мне близка позиция Валерия Емельянова, который с одной стороны указал на неактуальность и утопичность некоторых поднимаемых Батровым вопросов, а с другой стороны выразил точку зрения, что «Рустам хазрат очень верно подаёт существующую проблему соотношения Корана и Сунны и проблему верификации хадисов в суннитской традиции, но эти и другие темы требуют иного уровня обсуждения».

Обратим внимание и на то, что в Санкт-Петербургском мухтасибате работает выпускник ассоциируемого с кузницей саляфизма Исламского университета Медины Дамир Хусаинов, уровень знаний которого является достаточно высоким, чтобы он мог возразить в случае несоответствия идей Батрова и Мухетдинова тому, чему учат в Саудовской Аравии.

Тем не менее в видеосюжете о пятничной проповеди Дамира хазрата Мухетдинова, посвящённой «кораническому принципу непротивления злу насилием», мы видим, что Хусаинов внимательно прислушивается к словам своего руководителя без намёка на возражения, хотя лично мне доводы Дамира Мухетдинова кажутся спорными (https://www.facebook.com/100012875521118/videos/286945061744676/).

Поэтому настоящее беспокойство вызывает не то что идеология обновленчества становится предметом публичных споров, дискуссий и даже пятничных проповедей, а то что она подводится под платформу Духовного управления мусульман Российской Федерации, пусть не самой крупной, но всё равно самой титульной мусульманской религиозной организации нашей страны.

В скором времени уже со всех минбаров ДУМ РФ могут зазвучать проповеди, повторяющие постулаты статей Рустама Батрова и подготовленные единым идеологическим центром в лице Тауфика Ибрагима и компании. Тот, кто не согласен, попадет под действие соответствующих положений устава и будет снят с должности по причине нарушения «канонов» и в связи с утратой доверия.

КОРАБЛЬ ВСТАЛ ПОД ПАРУС

Как уже было сказано, выстраивание идеологической структуры ДУМ РФ идёт довольно давно, но именно в последнее время этот процесс ускорился. Статьи Рустама Батрова выходят одна за одной, охватывая самые разные вопросы, но не углубляясь в суть конкретной темы и не оставляя возможности для подготовки ответа по существу.

Достаточно очевидно, что каркас статей Батрова о мурджиизме Абу Ханифы, его конфликте с непослушным учеником Абу Юсуфом, о средневековом мракобесии, насаждаемом «пустыми головами в чалмах», о неаутентичности Сунны, о педофилии в трудах учёных Ислама, об извечности Вселенной и религиозном «эксклюзимизме» были готовы заблаговременно. Вероятно, что на подходе и другие похожие тексты.

Но в чём причина ускорения планомерного процесса построения и внедрения идеологической системы? Можно предположить, что в высшем руководстве ДУМ РФ грядут изменения и появилась необходимость проверить реакцию будущей паствы на новый идеологический формат, чтобы потом в минбары не полетели помидоры, поэтому Рустаму Батрову определили роль испытателя и апробатора новых идей в публичном пространстве.

Думаю, что результаты должны были воодушевить авторов, потому что они не увидели широкой реакции ни от простых мусульман в социальных сетях, ни от многочисленных религиозных деятелей, ни от выпускников иностранных и российских исламских университетов. Адекватные возражения звучали крайне редко, часть из них, причём самая информативная, от людей из-за границы не с самым благоприятным в глазах российских официальных лиц реноме.

Можно было предположить, что на фоне натянутых отношений между московским и некоторыми кавказскими управлениями, последние обрушатся с критикой новых религиозных веяний в ДУМ РФ, расшатывающих не только ханафитский мазхаб.

Однако эта тема на Кавказе не является предметом обсуждения из-за обилия собственных проблем. Более того, мы видим, что после кризиса грозненской конференции и двух конфликтов с прежним и нынешним муфтиями Чечни, вылившихся в суровые отповеди Дамиру Мухетдинову, он был принят председателем ДУМ Чечни Салахом Межиевым.

Отдавая должное дипломатическим талантам Мухетдинова, можем предположить, что два религиозных деятеля на этой встрече преодолели прошлые и даже будущие противоречия. Тем более, что в противостоянии Москвы и Грозного по поводу грозненской фетвы ни ДУМ РФ, ни сам Мухетдинов не засветились – весь удар тогда пришёлся на Гайнутдина и СМР.

А ЧТО ЖЕ ЗАВТРА

Что мы имеем в остатке? Религиозную организацию Духовное управление мусульман Российской Федерации, имеющую крепкую базу в Москве, существенное количество членов во многих регионах страны, жесткую централизованную структуру, налаженное взаимодействие с органами власти и представителями науки, международные контакты, систему СМИ и книгопечатания.

Первым заместителем этой организации является Дамир Мухетдинов с именем которого, собственно, и связана определённая часть этих достижений. По крайней мере ни один другой соратник Гайнутдина не проявляет такой активности и работоспособности, не демонстрирует такого масштаба и последовательности, как это делает Дамир хазрат.

Именно он уделял особое внимание выстраиванию региональной структуры ДУМ РФ, поэтому не вызывает сомнений, что он может рассчитывать на благоприятное отношение Съезда ДУМ РФ, когда встанет вопрос о выборе нового председателя. Сопредседатели СМР, как не имеющие отношения к ДУМ РФ, от этого процесса будут отсечены, поэтому сегодня мы видим достаточно спокойное и равнодушное отношение к проявлениям их активности.

Альтернативной фигурой, которая могла бы составить конкуренцию Дамиру Мухетдинову внутри ДУМ РФ, является Ильдар Аляутдинов, ученый секретарь Совета улемов. Его родной брат Шамиль судя по всему выбрал иной путь самореализации.

Между прочим, если бы кто-то сегодня запросил у Совета улемов ДУМ РФ фетву о соответствии принципам Ислама идеологических установок Дамира Мухетдинова, демонстрируемых им на различных проповедях и семинарах в последний период, то возможное развитие событий могло бы дать нам любопытную пищу для размышлений.

В итоге, мы должны констатировать, что внутрирелигиозные процессы в жизни российского ислама переходят на иной уровень, СМР трансформируется в ДУМ РФ, избавляется от балласта и начинает проводить целенаправленную идеологическую работу, увлекая за собой и всех мусульман центральной части России.

Вот только язык не поворачивается пожелать этому кораблю попутного ветра, ведь за годы развития системы Духовных управлений мы почему-то ощущаем всё меньше единства, взаимной поддержки и братской любви.

Как и во многих других сферах, в религиозной жизни российских мусульман на первые роли выходят не адепты духа и носители традиций, восходящих к Пророку (да благословит его Аллах и приветствует), не духовные учителя, помогающие своим ученикам воплощать в жизнь идеалы Ислама и искать довольство Всевышнего, а талантливые манипуляторы с блестящей выправкой и образованием, железной хваткой, здоровыми амбициями и циничным взглядом на вещи. Хотя, кто знает, что у них на сердце. Время покажет.

Эльдар Сабитов

onkavkaz

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ

comments powered by HyperComments