15 Декабря- 27 Раби аль-авваль 1439

Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Сомалиленд - долой наличку

Сомалиленд - долой наличку
3 Октября
06:22 2017

Самопровозглашенное государство Сомалиленд в Восточной Африке удивительное пространство. Независимость страна приобрела в 1991 году, а в 2003 году 99% населения Сомалиленда на референдуме подтвердили независимый статус страны и приняли новую Конституцию. Но во-многом, это типичная история для африканской действительности со всеми вытекающими отсюда последствиями. Экономика страны разрушена в результате гражданской войны. Государственность не устоявшаяся, что способствует развитию причудливых, как может показаться на первый взгляд, инициатив снизу.

К примеру, Сомалиленд может стать первым местом на Земле, где исчезнут наличные деньги. И вот почему.

На одной из улиц Харгейсы, столицы самопровозглашенного государства Сомалиленд, несколько мужчин собрались вокруг одного из многочисленных ярких ларьков. Они шумно спорят о достоинстве ката — легкого наркотика, который часто сравнивают одновременно с кофе и кокаином. Товар быстро переходит из рук в руки.

Покупатели не тратят времени зря: схватив связки зеленых листьев этого разрешенного к продаже растения, они поспешно набирают на своих мобильных телефонах несколько цифр и исчезают так же стремительно, как и появились.

«Мы здесь все делаем быстро, а расчеты в наличных занимают слишком много времени, — говорит продавец ката Омар, жуя один из своих листьев. — Людям спокойнее, когда они сразу получают свой кат».

Но наличных денег нет в руках ни у кого из покупателей, а кредитными картами тут не пользуются. Однако это не означает, что кат отдают даром: за него расплачиваются с помощью телефонов. Для покупки наркотика на пыльной сомалийской улице требуется всего пара секунд и мобильник, на котором набирается несколько цифр.

Безналичные платежи — это, возможно, единственное, в чем Сомалиленд может считаться мировым лидером.

Местная валюта настолько обесценилась, что для похода на рынок нужны сумки с пачками бумажных денег

Сомалиленд провозгласил себя автономным государством и откололся от Сомали в 1991 году, хотя международное сообщество не признает его до сих пор. Тем не менее это не помешало стране стать своего рода пионером в использовании безналичных платежей. Более того, Сомалиленд близок к тому, чтобы стать первым в мире обществом, отказавшимся от наличных средств.

Идет ли речь о придорожном киоске или супермаркете в Харгейсе, все больше покупок совершается с помощью мобильных платежей.

«Люди стали все оплачивать через телефон, — говорит Омар, набирая цифры на своем мобильнике. — Это намного проще».

В странах с развитой или развивающейся экономикой тоже растет количество платежей, совершаемых с помощью телефонов или бесконтактных карт, однако ситуация в Сомалиленде совершенно уникальна.

Одна из причин отказа от наличных — это стремительная девальвация национальной валюты. Сегодня за 1 доллар США дают 9000 сомалилендских шиллингов. Несколько лет назад этот курс был вдвое выше.

Сомалиленд откололся от Сомали в 1991 году в начале кровопролитной гражданской войны в этой стране — конфликта, который за эти годы принимал различные формы и продолжается по сей день.

Судьба сомалилендского шиллинга тоже оказалась непростой. Он появился в 1994 году и использовался для покупки оружия и финансирования военных операций против действующих в этом регионе вооруженных формирований, а затем правительство стало печатать все больше денег для достижения своих политических целей. Все это привело к почти мгновенному обесцениванию национальной валюты.

Так как самыми популярными купюрами являются банкноты номиналом 500 и 1000 шиллингов, то даже для обычной покупки продуктов на обед может потребоваться целая пачка денег, а для совершения среднего платежа покупателю понадобится целая сумка наличных.

Менялы, которые зарабатывают на обмене шиллингов на доллары и евро, зачастую катают по улицам тачки, наполненные кипами бумажных денег.

В Сомалиленде нет международных банков и регулируемой банковской системы, здесь не встретишь банкоматов, и образовавшуюся пустоту заполнили две частные компании — основанный в 2009 году Zaad и его более молодой конкурент e-Dahab. Вместе они создали мобильную банковскую экономику, в которой все деньги проходят через эти компании и хранятся на мобильных телефонах, а для покупки или продажи товаров достаточно ввести личный код.

«Каждая из этих вещиц стоит от одного до двух миллионов шиллингов! — восклицает Ибрагим Абдулрахман, 19-летний помощник продавца в ювелирном магазине, показывая на витрину с золотыми цепочками. Ему становится смешно при одной мысли о том, что кто-то решит расплатиться за товар местными деньгами. — Человеку не под силу унести столько денег, это слишком много. Понадобится целый чемодан. Мы больше не принимаем сомалилендские шиллинги, только доллары и мобильные платежи».

Все больше и больше людей переходят на безналичные платежи: ими пользуются и при совершении покупок в столичных магазинах, и в сельской местности при расчетах с уличными торговцами, продающими свои товары с перевернутых ящиков.

В стране с крайне низким уровнем грамотности населения успех технологии обеспечивают простота и функциональность. Для совершения платежа достаточно набрать на телефоне несколько цифр и ввести личный код продавца. Эти коды встречаются повсюду: грубо выведенные трафаретом на жестяных стенках ларьков или рыночных прилавках, напечатанные, заламинированные и выставленные на видном месте в более пристойных заведениях. Доступ в интернет не требуется, поэтому для совершения покупки достаточно самых простых моделей телефона: пользователи просто переводят деньги с одного мобильного счета на другой. Это примерно такая же операция, как пополнение баланса.

«Вот заработок только за сегодня», — говорит Эман Анис, бойкая 50-летняя торговка, стоящая за прилавком на оживленном золотом рынке Харгейсы, показывая цифры на своем мобильнике. Ее продажи за день превысили 2000 долларов. По ее словам, два года назад мобильные платежи составляли 5% от общей выручки, а сегодня уже больше 40%.

«Телефон намного удобнее в использовании. Были проблемы с обменным курсом, но теперь мы все делаем через Zaad, — говорит Анис, имея в виду самую популярную компанию, которая осуществляет мобильные платежи. — Теперь даже у нищих есть Zaad».

Ее слова могут показаться шуткой, но в них немало правды. Новая платежная система не просто облегчила жизнь продавцам и покупателям, она также спасла жизни многих беднейших сомалилендцев.

Когда в прошлом году в Сомалиленде случилась ужасная засуха, лишившая средств к существованию сотни тысяч человек, живущих в сельской местности, мобильные платежи позволили городским сомалилендцам поддержать своих обнищавших и голодающих сельских родственников.

«Из-за засухи нам нечего было продавать, и у нас не было денег, но наши родственники прислали нам денег, — говорит Махмуд Абдулсалам, погонщик верблюдов из Хааро в западном Сомалиленде, который из-за засухи лишился дома. — Теперь даже в сельской местности мы пользуемся мобильными деньгами».

Продавцы говорят, что по сравнению с прошлым годом расчеты в мобильных платежах выросли с 10−20% до 50%, и в небольшом Сомалиленде с его крохотной экономикой, где главней статьей экспорта являются верблюды, эта технология быстро становится самым популярным способом совершения сделок. Теперь даже некоторые работодатели выплачивают зарплату своим сотрудникам через телефон.

Исследование, проведенное в 2016 году, показало, что 88% жителей Сомалиленда старше 16 лет обладают минимум одной SIM-картой, а 81% сомалилендцев, живущих в городах, и 62% из сельской местности пользуются мобильными платежами. Большинство жителей Африки могут позволить себе только дешевые модели мобильных телефонов, и в таких странах, как Гана, Танзания и Уганда тоже происходит сдвиг в сторону мобильных платежей, как и в Сомалиленде, а M-Pesa, кенийским аналога Zaad, пользуется примерно половина населения страны.

Однако не все довольны таким быстрым уходом от наличных расчетов.

Некоторые жалуются на коррупцию и выражают обеспокоенность в связи с отсутствием регулирования, так как две частные компании, оккупировавшие сектор мобильного банкинга, имеют бесконтрольное влияние на хрупкую экономику страны. Экономика Сомалиленда подвержена коррупции со стороны правительства и слишком сильно зависит от экспорта домашнего скота, при это в регионе часто случаются засухи и массовый падеж скота может оказаться вопросом нескольких месяцев.

Кроме того, если в других странах расчет в мобильных платежах происходит в национальной валюте, то обе сомалилендские компании работают только с долларами, делая экономику самопровозглашенного государства в Восточной Африке еще более зависимой от американской валюты.

По словам местного менялы Мустафы Хассана, буквально окруженного стенами из бумажных шиллингов, из-за мобильных платежей страдает не только их бизнес, но и вся эта система порождает коррупцию, инфляцию и теневую экономику.

«Мы надеялись, что государство либо займется регулированием мобильных платежей, либо запретит их, потому что они создают много проблем. Все это контролируется двумя компаниями, и выглядит так, будто они просто печатают деньги, — говорит Хассан, а собравшиеся вокруг него другие менялы согласно кивают головами. — Все это приводит к инфляции. Теперь вместо денег люди носят в кармане только телефон, и платят с его помощью даже за такие мелочи, как проезд в автобусе. И все это происходит не в местной валюте, а в долларах».

Впрочем, Хассан неохотно признает, что тоже использует мобильные платежи: иногда покупатели отправляют ему доллары прямо на мобильный телефон, а потом на улице он обменивает их обменивает на шиллинги.

«Конечно, когда кто-то может быстро и просто послать мне деньги, это очень удобно, — соглашается он. — Уход от наличных возможен, и скоро это произойдет. Но что будет с такими менялами как я, неизвестно».

Хотя сомалилендцы охотно переходят на новую технологию и пользуются теми преимуществами, которые она дает местной экономике, Хассан и его друзья-менялы надеются, что хотя бы небольшая часть жителей страны продолжит пользоваться наличными.

«Если ты носишь банк в своем кармане, его могут украсть. Я всегда все покупаю за наличные», — говорит старый Абдулла, единственный человек у прилавка с катом, который расплачивается бумажными деньгами.

«Не знаю, перейду ли я когда-нибудь на мобильник, — кричит он, перебегая улицу перед носом у автомобиля, который отчаянно сигналит прохожим, требуя уступить дорогу. — Спроси еще, когда я собираюсь умереть!»

Евгения Сидорова

poistine

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ

comments powered by HyperComments