15 Декабря- 27 Раби аль-авваль 1439

Ислам в Кузбассе

Новости

 ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

О гибели аль-Хусайна ибн ‘Али (Да будет доволен ими Аллах)

О гибели аль-Хусайна ибн ‘Али (Да будет доволен ими Аллах)
1 Октября
16:55 2017

Аль-Хусайн ибн ‘Али ибн Абу Талиб (626? – 680) — второй сын ‘Али и Фатимы, дочери Пророка, мир ему и благословение Аллаха, относился к ахль аль-байт (членам семьи Пророка) и принял мученическую смерть при Кербеле. Как и его брат аль-Хасан, свое имя он получил от деда, и до того эти имена не были распространены среди арабов. Обоих братьев иногда называют аль-Хасанайн.

В хадисах приводятся многочисленные подробности о детстве аль-Хусайна. Сообщается, при его рождении Пророк, мир ему и благословение Аллаха, произнес ему на ухо: «Он предводитель (саййид) юношей в Раю». Пророк, мир ему и благословение Аллаха, необыкновенно любил аль-Хасана и аль-Хусайна. Как-то раз он сказал: «Хусайн — от меня, а я — от Хусайна. Аллах любит тех, кто любит Хусайна». Передают со слов Усамы ибн Зайда, что одной ночью Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Это мои сыновья, сыновья моей дочери. Аллахумма, поистине, я люблю их. Так полюби их и Ты и полюби тех, кто их любит» [Ат-Тирмизи. Сахих, Каир, 1352, т. 13, с. 192]. А в другой раз, когда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, был в доме Умм Салямы, к нему подошел аль-Хасан, и он усадил его к себе на колени справа. Потом пришел аль-Хусайн, и он усадил его перед собой и, подозвав к себе ‘Али, сказал: «О люди дома, Аллах желает удалить от вас скверну и очистить вас полностью» (сура 33 «Полчища», аят 33) [ат-Тирмизи, т. 13, с. 200].

С малых лет аль-Хусайн окружен любовью Пророка, мир ему и благословение Аллаха, но продолжается это недолго. В возрасте пяти или шести лет он теряет своего деда, а чуть позже остаётся и без матери. Об отрочестве аль-Хусайна нам ничего не известно. В 15/636 году, во времена правления халифа ‘Умара, когда были составлены диваны и определены размеры пособий для мусульман, аль-Хусайну назначается такое же пособие, как и участникам битвы при Бадре [ат-Табари. Тарих ар-русуль, т. 1, с. 2413]. В 30/651 году, уже при халифе ‘Усмане, аль-Хусайн со своим братом аль-Хасаном принимает участие в походе из Куфы в Хорасан, предпринятом Са‘идом ибн аль-‘Асом. Спустя пять лет мы встречаем аль-Хусайна в Медине. Во время мятежа, завершившегося убийством халифа ‘Усмана в 35/656 году, ‘Али отправляет аль-Хасана и аль-Хусайна в дом халифа и велит им никого не впускать внутрь, чтобы защитить его. Мятежники не могут сразу ворваться в дом, но проникают внутрь через другой дом и убивают ‘Усмана.

Спустя некоторое время аль-Хусайн переселяется вместе с отцом в Куфу и принимает участие во всех его походах. После убийства его отца ‘Али в 40/661 году аль-Хусайн продолжает оставаться на втором плане. Возможно, причиной тому было предсмертное завещание его отца подчиняться аль-Хасану [ат-Табари, т. 1, с. 3461]. Между тем аль-Хасан понимает, что ему не одолеть Омейядов, опираясь на Куфу и её жителей. Для того чтобы прекратить кровавые распри между мусульманами, он отказывается от своего права и начинает переговоры с Му‘авией. Когда аль-Хасан сообщает об этом решении аль-Хусайну, тот вопреки своему желанию не возражает ему и в 41/661 году вместе с братом возвращается в Медину [ат-Табари, т. 2, с. 9]. Аль-Хасан до конца остаётся верен своим обязательствам. Согласно некоторым преданиям, даже будучи при смерти и подозревая, что его отравили, аль-Хасан не озвучивает свои сомнения и на вопрос брата о том, кого он подозревает, отвечает: «Аллах отомстит лучше» [Абу аль-Фарадж аль-Исфахани. Макатиль ат-талибийин, Каир, 1949, с. 74].

Спустя некоторое время в Халифате назревает очередное серьезное противостояние. Согласно ат-Табари (т. 2, с. 173), после того как Му‘авия благодаря своему политическому таланту восстанавливает мир и стабильность в государстве, в 56/676 году он требует присяги для своего сына Язида. Тот своим поведением заработал репутацию фасика, и кандидатура такого человека на пост халифа была неприемлема. Разумеется, аль-Хусайн, ‘Абдаллах ибн ‘Умар, ‘Абдаллах ибн аз-Зубайр, ‘Абд-ар-Рахман ибн Абу Бакр и Ибн ‘Аббас отклоняют данное предложение. После смерти Му‘авии и прихода Язида к власти в 60/680 году он отправляет письмо наместнику Медины аль-Валиду ибн ‘Утбе с требованием любой ценой добиться присяги от тех, кто ещё не сделал этого. После разговора с предводителем Омейядов в Хиджазе Марваном ибн аль-Хакамом аль-Валид вызывает к себе аль-Хусайна и Ибн аз-Зубайра и, не сообщив им о кончине Му‘авии, пытается заставить их присягнуть Язиду. Однако аль-Хусайн не приемлет для себя тайную присягу и заявляет о своем намерении обнародовать свое решение на следующий день. В ту же ночь в раджабе 60/680 года он собирает всю семью и выезжает в Мекку [ат-Табари, т. 2, с. 220]. Только его брат Мухаммад ибн аль-Ханафия не присоединяется к нему и рекомендует ему действовать осторожно.

Жители Куфы, узнавши об отказе аль-Хусайна присягать Язиду, приглашают его к себе и отправляют к нему послов во главе с Абу ‘Абдаллахом аль-Джадали. Шабас ибн Риб‘и, Суляйман ибн Сурад и другие знатные жители города тоже отправляют аль-Хусайну письма с заверениями в готовности присягнуть ему. Для того чтобы оценить ситуацию на месте, аль-Хусайн отправляет своего двоюродного брата Муслима ибн Акиля вместе с группой людей в Куфу. Добравшись до Куфы, Муслим останавливается в доме одного из своих сторонников по имени Ибн Аусаджа и начинает принимать присягу от имени аль-Хусайна. Ему присягают 12 или 18 тысяч человек, и Муслим сообщает об этом аль-Хусайну.

Между тем люди Язида информируют его о происходящем. Язид передает полномочия наместника Куфы своему наместнику в Басре ‘Убайдаллаху ибн Зияду и приказывает тому схватить Муслима и казнить его. ‘Убайдаллах немедленно призжает в Куфу, после чего его люди задерживают Муслима, отрубают ему голову и выбрасывают его тело в ров.

Тем временем аль-Хусайн, полагаясь на полученные от Муслима известия и будучи уверенным в том, что Язид намеревается убить его, принимает решение отправиться в Куфу. Ибн ‘Аббас узнаёт о его намерении и советует ему не полагаться на жителей Куфы. Напоминая о том, что произошло с его отцом и старшим братом, он пытается отговорить аль-Хусайна и рекомендует ему проявить осторожность и отправиться в Йемен, где можно укрыться в мощных башнях и где люди поддержат его [ат-Табари, т. 2, с. 274 и далее]. Но аль-Хусайн не прислушивается к доброму совету Ибн ‘Аббаса. Ибн аз-Зубайр, который тоже не признал власть Язида и искал возможности самостоятельно действовать на территории Хиджаза, напротив, советует аль-Хусайну действовать без промедления: «Будь у меня столько сторонников, я бы не медлил». Затем он обещает ему организовать движение в Хиджазе и присягнуть ему. В конце концов аль-Хусайн со всей семьей отправляется в Куфу.

Новоназначенный наместник Медины ‘Амр ибн Са‘ид аль-Ашдак узнаёт об этом поздно и не пытается вернуть аль-Хусайна. В Мекке же растёт обеспокоенность тем, какой трагедией могут обернуться действия внука Пророка, мир ему и благословение Аллаха. ‘Абдаллах ибн Джа‘фар ибн Абу Талиб, опасаясь полного истребления семьи, идет к ‘Амру ибн Са‘иду и просит у него гарантии безопасности, а для большей убедительности отправляется к аль-Хусайну вместе с братом наместника Яхьёй ибн Са‘идом. Однако аль-Хусайн сообщает им, что увидел во сне Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и что он не свернёт с намеченного пути, независимо от исхода событий [ат-Табари, т. 2, с. 279 и далее). В это самое время в Куфе убивают Муслима.

По дороге, в местечке ас-Сифах, аль-Хусайн встречает известного в то время поэта Фараздака [ат-Табари, т. 2, с. 277]. Разузнав о случившемся, поэт сказал: «Сердца людей с тобой, но их мечи — с бану умайя, а то, что предопределено, сойдёт с небес». После этого ему встречаются два бедуина из племени бану асад, и они сообщают ему о том, что люди перешли на другую сторону и что теперь в Куфе правит ‘Убайдаллах, а Муслим убит. Тогда аль-Хусайн решает вернуться, но братья Муслима отказываются возвращаться, желая отомстить за него или умереть. Аль-Хусайн сообщает своим близким и сторонникам, что они могут покинуть его, когда пожелают. Многие люди возвращаются, и вместе с ним продолжают путь только члены семьи и немногочисленные сторонники. Спустя некоторое время аль-Хусайн сталкивается с войском из тысячи человек под командованием аль-Хурра ибн Язида, посланным ‘Убайдаллахом ибн Зиядом. Они не приближаются к отряду аль-Хусайна, но прегражают ему путь в Куфу и обратно, и поэтому он вынужден двигаться на север без определённой цели.

Тем временем ‘Убайдаллах снаряжает 4-тысячное войско на подавление восстания дейлемитов и ставит во главе его ‘Умара ибн Са‘да ибн Абу Ваккаса, которого также назначает наместником Рея. Но, получив известия от аль-Хурра ибн Язида, ‘Убайдаллах приказывает ‘Умару атаковать аль-Хусайна и покончить с этим вопросом. ‘Умар отказывается выполнять этот приказ, на что ‘Убайдаллах угрожает ему отстранением от должности и даже, согласно некоторым сообщениям, поджогом его дома и конфискацией его владений в Ираке. Тогда ‘Умар просит дать ему время для того, чтобы вникнуть в ситуацию. На следующий день он соглашается выполнить приказ ‘Убайдаллаха и ведёт войско на аль-Хусайна. Когда они приблизились к отряду аль-Хусайна, тот снова советует своим близким сбежать ночью. Но его брат аль-‘Аббас, сын ‘Али и сыновья ‘Акиля отказываются бросить его, чтобы спасти свои жизни, и заявляют, что никогда не совершат такой низкий поступок.

Обратившись к ‘Умару ибн Са‘ду и его войску, аль-Хусайн попросил у них разрешения вернуться. Однако никто не стал его слушать. До этих пор аль-Хусайн имел хоть какую-то надежду на то, что войско перейдет на его сторону. Теперь он надеется только на то, что никто из мусульман не осмелится напасть на внука Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Но все его ожидания оказываются напрасными. ‘Умар ибн Са‘д оповещает ‘Убайдаллаха о развитии событий, и тот требует от аль-Хусайна присягнуть Язиду и одновременно приказывает отрезать аль-Хусайна от воды. ‘Умар направляет конницу из 500 человек во главе с Ибн Хаджжаджом, чтобы преградить аль-Хусайну путь к реке.

После этого в лагере войска состоялось несколько переговоров один на один с аль-Хусайном. Предмет переговоров оставался тайной, что дало повод для возникновения разных слухов. Но можно было понять, что аль-Хусайн готовил последние предложения Язиду. Предположительно, это были следующие предложения: возвратиться назад, отправиться в Шам и сдаться лично Язиду или же поселиться в одной из мусульманских провинций. Для Омейядов такие предложения были вполне приемлемыми, и ‘Умар ибн Са‘д сообщает о результатах переговоров ‘Убайдаллаху, надеясь на то, что ему не придётся выполнять тяжёлое поручение.

‘Убайдаллах считает эти предложения уместными и принимает их, но Шамир ибн Зуль-Джаушан, сражавшийся в битве при Сыффине на стороне ‘Али, отговаривает его, убедив в том, что он упускает прекрасную возможность [ат-Табари, т. 2, с. 315]. Вдобавок он напоминает ему о встрече и разговоре ‘Умара ибн Са‘да с аль-Хусайном. В связи с этим ‘Убайдаллах отправляет ‘Умару ибн Са‘ду послание, в котором приказывает принудить аль-Хусайна к покорности, а в случае, если тот откажется от сражения, передать командование войском Шамиру, который и доставляет это послание. Получив это послание 9 мухаррама 61 года от Хиджры, ‘Умар заявляет, что выполнит приказ. К тому времени аль-Хусайн уже понимает, что спастись ему не удастся, и когда ему передают окончательное требование ‘Убайдаллаха, он, разумеется, отвергает его, но просит отсрочку до следующего дня. Побоявшись наговоров, ‘Умар ибн Са‘д не принимает решения самостоятельно и советуется с Шамиром. Тот тоже не решается высказать свое мнение и выносит вопрос на всеобщее обсуждение. Наконец, предложение принимается. В тот день аль-Хусайн в очередной раз предлагает присутствующим рядом с ним покинуть его, но его окружение вновь с достоинством отвергает данное предложение. Тем временем в палатке его сестра Зайнаб рыдает, бьёт себя, рвёт на себе одежду и в конце концов падает в обморок. Когда она приходит в себя, аль-Хусайн успокаивает её, и они проводят ночь в молитве, взывая к Аллаху и вымаливая прощение.

На следующий день, в пятницу 10 мухаррама 61 года от Хиджры (10 октября 680 года) аль-Хусайн встает во главе отряда из 23 всадников и 40 пеших бойцов. Командование правым флангом он поручает Зухайру ибн аль-Гайни, левым — Хабибу ибн Музахири. Знамя берёт его брат аль-‘Аббас, и они обращают свой тыл к палаткам. Аль-Хусайн садится на коня и ставит перед собой Коран. Для того чтобы в последний раз обратиться к войску, он приближается к ним. Успокоив свою сестру, вновь разрыдавшуюся от увиденной сцены, и вознеся хвалу Аллаху, аль-Хусайн говорит: «Разве я не сын дочери нашего Пророка, мир ему и благословение Аллаха? Разве я не сын его преемника и не потомок его дяди? Разве я не сын племянника господина шахидов Хамзы? Разве шахид Джафар ат-Тайяр не мой дядя? И разве вы не слышали, как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, говорил обо мне и моем брате, что мы – предводители юношей в Раю, свет и отрада людей Сунны?» Но люди Убайдаллаха не хотят слышать ничего, кроме их уговора. Зухайр ибн аль-Гайн тоже выходит вперёд и пытается отговорить их от их зловещего замысла, но Шамир пускает стрелу в его сторону, и его слова тоже оказываются напрасными. Только аль-Хурр ибн Язид, не ожидавший такой развязки, раскаивается и переходит на сторону аль-Хусайна. В это время ‘Умар ибн Са‘д пускает стрелу, и битва начинается.

Некоторое время сражение ограничивается индивидуальными поединками, но войско Куфы несет много потерь и переходит в общую атаку. В какой-то момент Шамир пытается свалить палатку аль-Хусайна, но ему мешает Шабас ибн Риб‘и. После полудня отряд аль-Хусайна значительно редеет, и оставшиеся бойцы собираются вокруг аль-Хусайна и защищают его до последней капли крови. Только ад-Даххак ибн ‘Абдаллах аль-Мишраки, попросив разрешения у аль-Хусайна, спасается бегством. Ближе к концу сражения аль-Хусайн сам вступает в битву. На тот момент в живых остаются лишь трое или четверо человек. Возможно, его могли убить и раньше, но, если верить преданиям, никто не осмеливался нанести ему смертельный удар.

Шамир в очередной раз призывает своих людей перейти в наступление, и начинается атака со всех сторон. Зур‘а ибн Шарик наносит удар мечом по правой руке и плечу аль-Хусайна. Он пытается подняться на ноги, и Синан ибн Анас ан-Наха‘и наносит ему очередной удар. После этого Синан слезает с лошади, отрубает ему голову и отрезает волосы. Забирают даже личные вещи и имущество аль-Хусайна. На его теле насчитывают 33 ранения от попаданий копий и стрел и 34 ранения от ударов мечом (не считая кровоподтеков). После этого воины начинают грабить палатки и женщин, кто-то пытается убить больного и лежащего в постели ‘Али ибн аль-Хусайна, но ‘Умар ибн Са‘д и некоторые другие не допускают этого. Вещи, похищенные из палаток и отнятые у женщин, возвращаются. Всего в битве погибают 72 человека со стороны Хусайна и 88 — со стороны его врагов; раненых было намного больше.

Когда отрезанную голову аль-Хусайна доставляют в Куфу, ‘Убайдаллах притрагивается своей тростью к губам аль-Хусайна. Увидев это, Абу Барза аль-Аслами (или Язид ибн Аркам) не выдерживает и требует от ‘Убайдаллаха убрать свою трость, говоря, что он был очевидцем того, как эти губы целовал сам Пророк, мир ему и благословение Аллаха [ат-Табари, т. 2, с. 370]. Не довольствуясь этим, ‘Убайдаллах издевается над бедной сестрой и дочерьми аль-Хусайна.

О том, что делает во время этих событий халиф Язид и какие отдает приказы, ничего не известно. Поздние шиитские авторы отмечают, что приказ об убийстве аль-Хусайна был отдан лично Язидом и считают его главным виновником случившегося. Но данное мнение не встречается среди ранних шиитов. Во всех старейших источниках сообщается, что после того, как голову Хусайна доставили в Шам, Язид был сильно опечален и со слезами на глазах сказал: «Если бы вы не убили аль-Хусайна, я бы все равно остался доволен вашей покорностью. Да проклянет Аллах Ибн Сумайю (‘Убайдаллаха)! Клянусь Аллахом, будь я рядом с аль-Хусайном, я пощадил бы его. Да помилует Аллах аль-Хусайна!» Он не дает никакой награды людям, которые принесли ему голову аль-Хусайна, а когда к нему привели его семью, он гневается на ‘Убайдаллаха за то, что тот выслал их в таком виде. Вместе с ними он оплакивает гибель аль-Хусайна, а потом обеспечивает их всем необходимым и отправляет в Медину.

Все эти предания возлагают ответственность за случившееся на ‘Убайдаллаха и Шамира. Однако то, что после этого Язид не отстраняет ‘Убайдаллаха от должности, ставит под сомнение его бурный гнев. Как бы там ни было, ни ‘Убайдаллах, ни Шамир не посмели бы убить аль-Хусайна и истребить его семью, если бы знали, что Язид будет вне себя от такого поступка. По крайней мере, когда аль-Хусайн изъявил готовность сдаться Язиду, они могли сообщить об этом Язиду и действовать дальше в соответствии с его распоряжениями.

Заслуживает внимания и ход сражения. Обладая явным превосходством, войско ‘Умара ибн Са‘да могло схватить аль-Хусайна живым и невредимым. Но нет ни малейшего упоминания о том, что такие попытки были предприняты. Кроме того, близких, детей и родственников аль-Хусайна можно было оставить в живых, нацелив атаки строго на него. В преданиях же сообщается лишь, что никто не хотел брать на себя ответственность за его убийство. Наконец, участники той битвы могли подумать хотя бы о том, как пролить меньше крови, не тронув невинных детей и родственников аль-Хусайна. Всё это даёт основание полагать, что ‘Убайдаллах намеревался не просто устранить аль-Хусайна, а руководствовался, возможно, куда более гнусными планами.

‘Убайдаллах полагал, что убиение аль-Хусайна таким путём избавит Омейядов от серьёзного соперника. Однако это событие оставило в сердцах мусульман неизлечимую рану, и под лозунгами отмщения за аль-Хусайна проходили все последующие оппозиционные выступления. По этой причине или под этим предлогом погибло несчётное количество мусульман. 10 мухаррама каждого года шииты отмечают траур. Этому трагическому событию посвящено немало скорбных элегий, написанных шиитскими и суннитскими поэтами.

Из книги академика З. М. Буниятова «Религии, тарикаты, мазхабы»

Перевод с азербайджанского

e-minbar

Поделится

ЕЩЕ НОВОСТИ

КОММЕНТАРИИ

comments powered by HyperComments