Израилев отец Сталин и крах ялтинского мира


Сталин — создатель Израиля. Главный, последовательный и единственный. Вся ерунда, которая вываливается на головы публики — декларация Бальфура, Ротшильды, Трумен — пустая болтовня. Роль Сталина в этом деле неприлично велика, реноме его чудовищно, а количество убитых и посаженных им евреев в СССР слишком большое, чтобы израильским деятелям теперь называть имя своего благодетеля.

Сталин, как и большинство горцев, не испытывал антисемитизма. Но никакое истребление евреев или кого-либо ещё его не волновало, он росчерком пера миллионы посылал на смерть, выселяя горцев, раскулачивая казаков, обрекая на голод и смерть украинцев и казахов. Если человек ему был предан, как Каганович, то разницы между ним и поскребышевыми для него не существовало. Если обладал авторитетом, как Троцкий или Зиновьев, то Сталин давал волю брезгливости.

Он вообще был брезглив к людям и получал удовольствие от унижения других. Когда же его дочь увлеклась евреями, для него это было крайне чувствительно. Но природа этой чувствительности не ясна людям, не понимающим кавказского менталитета. Это не более, но и не менее острая неприязнь, нежели, скажем, для чеченца, если его дочь вздумает выйти за нечеченца — любого, даже аварца.

В 40-х годах прошлого века не существовало политкорректности, в том числе в отношении евреев. С Рузвельтом Сталин говорил о них как о торгашах и проходимцах.

Энтузиазма по созданию непонятного Израиля в эмансипированной еврейской среде, едва избавившейся от пут гетто, тоже не наблюдалось.Тут нужен был особый сталинский организационный цинизм. Американские евреи ведь долго не желали верить в советские россказни о массовых расстрелах своих под оккупацией. Как, впрочем, не верили они и в ужасы ГУЛАГа.

Субъектом политики Израиль не был и не стал. Как не является субъектом американское еврейство, разрозненное и разобщённое. Разбирать это — отдельный и долгий вопрос. Но объектом — вполне. Таковым он и теперь является. И распоряжаться ему «своей судьбой» никто не даст.

Сталин умел их использовать. Он засылал своих агентов на переговоры с американскими евреями ради помощи СССР во время войны. При этом он без сожаления буквально пустил под нож выживших коминтерновцев, большей частью евреев — их просто убили НКВДшники в обмен на ленд-лиз и гарантию второго фронта. Сталин не желал никакой «мировой революции», сеть агентов в виде шумных иностранных товарищей в Коминтерне ему была не нужна. А ленд-лиз и второй фронт нужен. В этом весь сталинизм, вытиравший ноги об идеализм и идейность.

Сталин видел главным своим врагом Британию. Это у него была своего рода паранойя — и тонкая интуиция тоже. Он не верил Британии, боялся её, не понимал и чувствовал себя унизительно. Он Гитлеру верил, но Британия хитро обманула их обоих и столкнула в войну друг с другом. Британия хотела продолжать рулить миром — он так видел, желал отомстить и потеснить её из Ближнего Востока, создав Израиль. Американцев Сталин держал за простаков и считал, что с ними он договорится. В том числе, предлагая сообща вытеснять Британию.

«Проект Израиль» окончательно сложился в ООН в августе 1947 года, когда Громыко произнёс свою речь. Хочется верить, что нет наивных, кто полагал бы, что у Громыко имелись свои мысли на этот счёт. СССР не просто признал Израиль, но отправил ему оружие через чехов — как раз тогда, когда евреи взрывали и убивали англичан, устраивали резню палестинцев, англичане не пускали евреев в Палестину, а американцы наложили вето на поставку им оружия.

Это сейчас израильские говоруны льстят Америке, что Трумен-де им отец родной. Тот самый Трумен, который ни патрона не прислал, да ещё и обещал Саудии оружие и головы евреев, если та бросит Британию.

Стратегия Сталина оказалась провальной — он вытеснил Британию, но на её место пришли США. Израиль сам по себе его не волновал, а советские евреи, возжелавшие бежать от него в этот понарошечный Израиль, его раздражали.

Необъяснимая двойственность Сталина в отношении Израиля и советских евреев проще пареной репы. Он придумал фейк, а его рабы решили, что это по-настоящему. Кроме того, Сталин без сомнения полагал, что СССР — пуп земли. Его задевало, что эти облагодетельствованные им оборванцы задумали побег, что они возлелеяли некий новый «проект», который он сам, похохатывая, подложил глупым союзничкам. Это как дети рекламщика умоляют его купить им шоколадку, которую тот рекламирует, зная, что это есть нельзя.

Сталинская ялтинская система рушится. Рушит её пародия на американскую мечту — сумасшедший в клиническом смысле клоун. Есть в факте наличия Трампа некое основание для злорадства — не всё же только рашенам стыдиться своих монстров.

Вот стараниями этих случайных людей проект Сталина исчезнет, как исчезли две Германии, Восточный блок и как на наших глазах исчезают две Кореи.

Надежда КЕВОРКОВА

poistine